Берег совести

Берег совести

(сборник словотворческих работ

учащихся МОУ «Лицей № 7» города Оренбурга)

Оренбург, 2010г.

Дорогой наш читатель!

Перед тобой второй сборник сочинений учащихся лицея № 7 города Оренбурга.

Сорок пять творческих работ тридцати трёх учеников впервые вышли в свет в 2008 году. В этой небольшой книжке «Берег совести», публикуемой малым тиражом спустя два года, ты можешь встретить знакомые уже фамилии своих однокашников и прочесть более 50 художественных текстов. (Как хотелось бы, чтобы читатель оценил их как высокохудожественные самостоятельные произведения!)

О чём пишут лицеисты? Достаточно только посмотреть на темы, как сразу поймёшь: это вечные темы войны и мира. Здесь есть конкурсные работы, есть обычные школьные-домашние сочинения.

Как составитель этого сборника отмечаю главное: во все времена была и есть думающая молодёжь, которой свойственно и поразмышлять над серьёзными вещами, и посмеяться над собой.

Благодарю своих нынешних и бывших учеников, которые оказались рядом в нужную минуту в нужный час, когда у меня опять что-то не получалось с электронной версией книги. Вот имена далеко не всех моих помощников: Насыров Максим (9 б класс), Ксенофонтова Анастасия (9 а класс), Артёмова Анна (студентка четвёртого курса факультета иностранных языков и студентка второго курса факультета культурологии ОГПУ), Пурясева Татьяна (10 класс), Внукова Тамара (выпускница-2010, но ещё не студентка). Выражаю благодарность директору МОУ «Лицей № 7» г. Оренбурга Пушкарёвой Наталье Геннадьевне за поддержку идеи по созданию четвёртой книги (две мои предыдущие — «Письма детишкам», «Азбука смеха» — также вышли в этом году).

Римский поэт Публий Марон Вергилий (70-19 до н.э.) писал: «Мы должны стремиться не к тому, чтобы нас всякий понимал, а к тому, чтобы нас нельзя было не понять».

Попытайся понять нас…

С уважением, автор-составитель Т. Колбасина.

Абдуллин Артём (5 класс)

Чаромагия.

Школа для волшебников «Чаромагия» находится на острове в самой середине океана. Этот остров нельзя найти на карте. Даже проплывая мимо, его никто не видит, потому что это место заколдовано. Попасть на этот остров можно, только прочитав заклинание.

Набирают новичков туда необычно. Педагоги посылают сообщение в виде листовок, разбрасывают по городу, но увидеть их могут только те дети, кому они адресованы. Это дети, которые обладают каким-нибудь удивительным даром.

В школе «Чаромагия» есть много интересных предметов: история магии, алхимия, телепатический язык, ОБЧ (основы безопасного чародейства), зельеварение и другие.

В этой школе не ставят оценок, а дают вознаграждение. Если ученик правильно отвечает на уроке три раза, то ему дается дополнительное время для прогулок. Если безошибочно напишет проверочную работу, то его волшебную палочку обогатят силой. В конце года лучшим «гулякам» вручаются кубки, а идеальные хозяева палочек становятся помощниками учителей. Наилучший ученик школы на летних каникулах может выбрать любую волшебную страну для своего путешествия.

Я очень хочу попасть в эту школу, стать лучшим учеником и поехать в страну лилипутов.

Абдуллин Артём (5 класс)

Письмо двойнику

Я не выдумал всё это

И не вычитал из книг.

Просто верю я, что где-то

Есть на свете мой двойник.

Из песни.

Здравствуй, мой драгоценный двойник! Пишет тебе твоё «Второе Я», чтобы узнать, где тебя отыскать. Может быть, ты сейчас стоишь за моей спиной и наблюдаешь, как я пишу тебе письмо или находишься в другом измерении. Как ты там поживаешь? Надеюсь, что у тебя все хорошо.

Я очень хочу узнать, какие у тебя интересы, чем ты занимаешься, надеюсь, что наш духовный мир на одном уровне. Но, возможно, что ты – моя противоположность и не можешь думать так, как я, ведь недаром говорят, что каждый человек – индивидуальность. И тогда ты равнодушен к телевизору и компьютерным играм, не любишь отдыхать, гулять и слушать музыку, хотя мне трудно представить такого человека. Я все-таки надеюсь, что ты такой же, как я, и в настоящее время сидишь и пишешь письмо, адресованное мне.

Как было бы здорово, если бы мы встретились! Мы бы смогли сделать любую работу в два раза быстрее и находиться одновременно в двух местах. И если бы один из нас заболел, то другой бы его обязательно заменил.

Приглашаю тебя ко мне в гости. Приходи обязательно. Мне очень хочется с тобой познакомиться, посмотреть на тебя и увидеть себя со стороны, чтобы узнать, какой я на самом деле.

Но вот и всё. Я написал, что хотел. Но возникла одна проблема – я не знаю, куда мне отправлять своё письмо. Остаётся уповать на то, что ты где-то рядом (возможно, за моей спиной) и мы обязательно встретимся.

С наилучшими пожеланиями твой двойник Артем.

Артёмова Аня (9 класс)

В Берлине по всем улицам

играют русские духовые оркестры

(Диплом Всероссийской литературной Пушкинской премии «Капитанская дочка», Диплом за первое место конкурса сочинений на тему «О чём говорит фотография» по Ленинскому району г. Оренбурга. Опубликовано в газете «Южный Урал» 17.08.2005 г.)

Эта история о женщине, на юность которой выпала Великая Отечественная.

С довоенной фотографии смотрит на нас симпатичная, строгая девушка. Чёрно-белый снимок восемнадцатилетней Зои Карпунковой был сделан в год столетия со дня зарождения фотографии в 1939 году. Тяжёлое военное время, выпавшее на её молодость, не позволило запечатлеть другие моменты её юности, поэтому эта фотография особенно дорога. На улице Советской есть фотомастерская. Почему бы не… Решено! Завтра же в парикмахерскую делать модную химию, точь-в-точь как у девчонок с сапоговаляльной фабрики и у мамы. Проблем с одеждой нет. Конечно же, единственное любимое выходное платье, шёлковое, чёрное, которое мама купила в прошлом году.

Впереди прекрасная жизнь, счастливая, полная надежд, ожиданий.

Впереди любовь, новые рассветы, новые впечатления.

Впереди самостоятельная взрослая жизнь…

Но мечтам не удалось сбыться. Через два года в жизнь молодой Зои вторглась страшная война, которая стала диктовать свои условия.

На фабрике, где работала Зоя, открылись курсы медицинских сестёр, на которые стала ходить девушка. Всех девушек призывного возраста ставили на воинский учёт и по окончании курсов отправляли на фронт. А Зою с группой – на Маяк, где они учились на шофёров. По воспоминаниям Зои Михайловны, с ней на курсах обучалось около двухсот девушек. Через месяц всех отправили на фронт.

Провожать дочь пришёл отец, а маму Зоя просила не приходить, потому что ей тяжело было видеть слёзы.

Ехали пять недель. Никаких удобств: еды нет, воды нет, вагоны не пассажирские, а товарные. Пить приходилось воду из котлов, которой заправляли паровоз. Девушки лежали прямо на полу. На станциях около брошенных после фашистов деревень на полях выкапывали картошку и ели.

Вышли ночью на неизвестной станции. Никто не знал, что делать. Остаток ночи провели на незнакомой станции, а утром сопровождающие офицеры повели в неизвестном направлении.

Шли долго группками. Все уставшие, голодные, грязные. Вдруг им навстречу какие-то люди на лошадях: «А вы кто?»- спросили они. Девушки молчат: им не разрешили разговаривать с неизвестными.

Пришли на какую-то станцию, где офицеры девчат оставили и пошли в разведку, предполагая, что рядом штаб армии. Спустя несколько часов они, радостные, вернулись: штаб был найден. Тогда девчат собрали и отправили в овраг, где был замаскирован дом. Там-то их и накормили, и напоили, и дали возможность искупаться впервые за полтора месяца. Девушки постирали юбки, гимнастёрки, которые положили сушить на траву, и сразу же крепко уснули.

Ночью, пока они спали, приехало начальство и разобрало «воинов» по разным частям. Группа, в которой оказалась шофёр Карпункова, попала в авиационную часть.

Работа водителя очень тяжёлая, не женское это дело. Разве сможет 18-20-летняя девушка поменять колесо на военной машине? Да она его поднять не сможет! Но ездили не по одной, а колоннами. В колонне был старший офицер. В случае чего — обращались к нему.

Девушки перевозили боеприпасы, горючее, снаряды. В день проезжали от тридцати до шестидесяти километров. Зоя Михайловна с ужасом вспоминает то время: «Мы машину-то заводили с пятого раза!».

Вскоре девушек сняли с машин. Это была такая большая радость для девчат: «Отмылись, на людей похожи стали!». И определили их радистками, телефонистками, поварами, то есть всем дали более-менее женскую работу…

«8 мая 1945 года в Германии в шесть часов утра двигались по назначению, и вдруг раздалась сирена. Все начали стрелять, кричать, куда-то бежать. Мы с девчатами испугались, думали, что опять налёт неприятеля, а тут командир наш счастливый кричит: «Победа, люди, Победа, братцы!» Как же долго все ждали этих слов, как же сильно все хотели их услышать! Слёзы не сдерживал никто, ни мужчины, ни женщины»,- вспоминает Зоя Михайловна.

Наша армия торжествует! В Берлине по всем улицам играют русские духовые оркестры, все гуляют, празднуют долгожданную Победу. В это время налетели два фашистских самолёта и начали обстрел. Радость Победы не затмила глаза нашим солдатам, и они чётко выполнили свою работу: сбили самолёты.

Все одиннадцать девушек-оренбурженок из авиационной части остались живы. Первой демобилизовалась Зоя Михайловна, а через три месяца все остальные. Домой ехали в пассажирском вагоне, и не важно уже было, какой вагон, главное — конец войне и счастливое возвращение.

В Оренбурге Зою никто не встречал, потому что не знали, когда вернётся.

«Я вошла во двор, и дворовая ребятня закричала: «Баба Маня, ваша идет!» — вспоминает Зоя Михайловна. За время отсутствия Зои ребятишки забыли её имя. Мать бросила всё и побежала навстречу к дочери… Слёзы, поцелуи, объятия матери не тронули дочь, она оставалась спокойной: война на какой-то момент заледенила её душу.

И только спустя три месяца, когда вернулись её двоюродный и родной братья и состоялась их встреча, душа Зои начала оттаивать. Только тогда она поняла, насколько тяжело было родителям ждать детей с войны. Только тогда Зоя осознала всю жестокость и тяжесть войны, поняла, насколько слаба и хрупка жизнь человека перед ней, особенно женская. Братья долго не могли поверить, что их сестрёнка на войне была шофёром.

Артёмова Аня (9 класс)

Письмо солдату

Здравствуй, солдат! Второй год наша страна официально отмечает твой профессиональный праздник – День Защитника Отечества. Спасибо, что ты есть: моё мирное существование зависит от твоего отношения к службе. Меня зовут Аня, мне 15, и живу я в городе Оренбурге, знаменитом пуховыми платками.

По улицам моего теперь уже родного города когда-то ходили А.С.Пушкин, В.И.Даль (автор знаменитого «Словаря живого великорусского языка»), Г.Р.Державин, Л.Н.Толстой и другие знаменитости. Официальная дата рождения Оренбурга – 19 апреля 1743 года. В последнее время на уроках литературного краеведения я узнала очень многое из истории города. Оказывается, в Оренбургскую губернию входили Челябинская, Пермская территории, Башкирия и часть Казахстана, а столицей нашей губернии была Уфа.

Учусь в обычной школе с замечательными учениками и преподавателями, людьми очень интересными. Мой классный руководитель – учительница географии, добрейшая женщина, которая проводит различные внеклассные мероприятия, водит наш класс в музеи, театры. И класс у нас очень дружный, хотя многие учителя на нас жалуются, ругают, вызывают родителей к завучу. Да, мы ленивые, и некоторые из нас не всегда ответственны, но в дружбе многие могли бы нам позавидовать. А кого в школе не ругали?

Всерьёз занимаюсь изучением французского языка. В дальнейшем мечтаю поступить на инфак. Раньше мечтала о профессии художника, даже окончила художественную школу, но поняла, что это не моё.

Люблю слушать музыку разных стилей, направлений. Всё делаю с музыкой: прибираю в квартире, готовлю уроки, глажу, делаю зарядку, рисую.

У меня есть брат, которому осенью исполнилось восемнадцать лет. Он учится в университете на факультете статистики. В армию его не возьмут, потому что у него проблемы со здоровьем. А отец мой двадцать один год жизни отдал служению Родине. На службе он с восемнадцати лет и два года прослужил в горах Памир (Таджикистан), затем пять лет в тайге (Нижний Тагил) и два года в Безенчуке. Потом его перевели в военный городок, который находится в шестидесяти километрах от Оренбурга. В этом самом городке образовалась наша семья, родились я, мой брат, и прожили мы там двенадцать лет. Детство моё прошло среди военных, солдат, вертолётов, самолётов, парашютов.

В то время как отцы уходили на работу в гарнизон, мы, дети, гуляли, отправлялись вместе в поле, в лес, на речку. А наши матери ходили друг к другу в гости, «сплетничали», пили чай. Все жили очень дружно и, как поётся в песне А.Варум «Городок», без спроса ходили в гости, где «нет зависти и злости».

Сейчас же все разъехались, ушли на пенсию, многие, как и мы, переехали в Оренбург. В городке осталась семья, которая очень близка и дружна с нами. Представляешь, все в этой семье военные: отец, мама, сын (почти военный, сейчас учится на штурмана).

Недавно у шестиклашек прошёл классный час, который они назвали политзанятием, на тему «Песни – солдаты Великой Отечественной». Свой кабинет они оформили под блиндаж и при свечах и лампе очень проникновенно пели песни 40-х годов, о существовании которых раньше даже не слышали. Вам, наверное, надоела «зелёнка», а наши школьники были необыкновенно подтянуты и красивы: мальчики в военной форме, девочки в белых халатах. Да и кого не красит военная форма?!

Моё сегодняшнее многословие объясняется не патологической болтливостью (в обычной жизни я немногословна). Сейчас я себя ощущаю Ярославной, которая думает о том, кто вдали от дома защищает родную землю от «варягов». Твои Ярославны (мама, возможно, сестра или девушка) волнуются за тебя, считают, как и ты, дни до дембеля. Береги себя. Эти два года службы – проверка на разлуку: любовь к близким увеличивается на расстоянии, становится сильней. У тебя всё впереди. Тебе только 20, а за плечами уже опыт переосмысления жизненных ценностей, как говорит мой папа. А папа мой знает, что говорит. Ему можно верить.

Помни, защитник моего Отечества: сейчас ты нужен армии, а потом «через две зимы, две весны» вернёшься – и мы хотим тобой гордиться. С тобой вся Россия!

Желаю боевого духа, надежды на самое лучшее. Верю, что российская армия обычных простых парней превращает в Мужчин с большой буквы.

Спасибо за всё. Аня.

Бедокурова Анна (9 класс)

Игрушки нашего детства

Малыши весело бегали по двору детского сада, а пожилая воспитательница зорко следила за ними. Около неё сидели на лавочке две девчушки, крепко обнимая свои куклы.

Я вдруг вспомнила игрушку своего детства – большого плюшевого кота с хитрыми глазами и маленьким черным носом. Родители увезли моего Тома к бабушке в деревню, давая понять, что время игрушек для меня закончилось. Я долго плакала, никак не могла заснуть без него. В редкие посещения бабушки встречалась с любимцем, говорила ему, что по-прежнему его люблю и, прощаясь, просила ждать меня.

Прошли годы. Мой любимый Том до сих пор лежит у бабушки в пустующей кладовке: мех скатался, лобик посерел, да и глаза больше не смотрят так влюблённо на меня.

Мы с друзьями стоим по другую сторону забора, разделяющего детский сад от школы.

— У меня было много игрушек, но больше всего я любил плюшевого пса Полкашу. Без него я даже есть не садился! Его жалобный взгляд напоминал взгляд бродячего пса, готового ради пищи сделать всё, что угодно. Мне его подарили, когда я только родился. Он старше меня на полгода.

— А у моей сестры Алины тоже есть маленький плюшевый песик. Сначала Пушок стоял у нас на полке, но когда Алина взяла его поиграть, то больше на полку он не возвращался. Сестрёнка с ним ела, спала, смотрела телевизор. Пушка любила даже наша собака Чара и с удовольствием с ним играла. Сейчас Алина реже играет, так как учится, — подключился к разговору Артем. — У Пушка скаталась шерсть, порвался розовый ошейник, он постарел.

Оле не терпелось рассказать про своего «друга»:

- Я тоже ни на минуту не разлучалась со своим плюшевым медведем. Сам он был серенький, глазки чёрненькие, а носик – голубенький. Если мама просила меня собрать игрушки, я сажала своего Мишеньку рядом и разговаривала с ним, он казался мне живым. Я и сейчас очень сильно люблю его! А ещё я теперь коллекционирую плюшевых медвежат. У меня их уже шесть.

-На мой первый пятилетний юбилей родители подарили мне большую красивую синюю машину, — вдруг заговорил обычно молчаливый Андрюшка.– Я садился в неё, крутил руль, жал на педали. Чувствовал себя настоящим водителем. Зимой гонял по квартире, постоянно натыкаясь на мебель.

Мы невольно увлеклись разговором, начатым Никитой. Малыши за забором уже давно ушли, ведомые воспитательницей, а мои друзья говорили о том, что в игрушках есть что-то человеческое. Игрушки, как и мы, могут веселить, злиться, скучать, радовать… Каждая из них может рассказать столько историй из жизни своих маленьких хозяев! Кукла из бабушкиного сундука шестиклассницы Вали могла бы поведать о своем рождении. Время было послевоенное, денег на ребячьи забавы не было, поэтому дети мастерили их сами себе. Сшитые лоскутки набивали соломой – получилась раскрасавица девица! Бабушка Вали даже помнит имя самодельной игрушки – Алёнушка. А брат бабушки вместо соломы набивал тряпицу песком и потом с друзьями играл в футбол. А обычная палка в руках мальчишек могла стать и саблей, и лошадью!

Но куклы даже в эти годы

Татьяна в руки не брала…

Как пушкинская героиня я уже повзрослела и все свободное время предпочитаю проводить за чтением. Мир детского беззаботного времяпрепровождения ушёл в прошлое. Но в памяти остались детские игрушки, которые приносили нам столько счастливых и радостных дней, часов, минут.… Сколько бы лет не прошло, они, несмотря ни на что, остаются не только в заброшенных уголках наших чуланов, но и в уголках нашего сердца!

Отчего же так щемит в груди, когда слышу звонкие голоса малышей через школьный забор?

Бедокурова Анна (9 класс)

Олимпиада в Сочи-2014

(Сочинение-фантазия опубликовано в «Вестнике ОГАУ» № № 1-2, 2008 г.)

2014 год. Пятнадцатая Олимпиада в Сочи. На соревнованиях по тяжелой атлетике мы собрались всем классом, как ровно 7 лет назад. Все, не только наш бывший 9 в из оренбургской школы 27, затаив дыхание, ждут результатов. Уже отгремел звон снарядов, штанги устало лежат на матах (кто их только не кидал в эти олимпийские дни!), в зале чувствуется напряжённая тишина. Звучат фанфары, зритель в едином порыве встаёт со своих мест, из динамиков раздаётся баритон международного судьи на всех языках мира:

— Дамы и господа! Позвольте огласить результаты соревнований по тяжёлой атлетике. Третье место занимается спортсмен из Сербии … — фамилия спортсмена утонула в радостном крике западных трибун. – Второе место, — невозмутимо вещал судья, — присуждается спортсмену из Италии – Адриано Марронэ.

Бешеный темперамент итальянцев на северной трибуне, казалось, сокрушит всё и вся — и…

— Первое место… — арбитр с мировым именем знал, что нужно зрителям: потянуть секунды, чтобы вызвать большой шквал эмоций. – Первое место безоговорочно присуждается спортсмену из России…

— Дмит-ри-ев! Рос-си-я! О-рен-бург! – дико скандировал весь стадион. Это мы, его одноклассники, спровоцировали весь 50-тысячный зал в едином порыве чествовать нашего Дениса Дмитриева, 1992 года рождения, уроженца Оренбурга. Это мы, его одноклассники, присутствовали на его первой победе, на областных соревнованиях осенью 2007 года в спортивном клубе «Пингвин», где он занял 3 место.

Со всех сторон слышится торжествующее:

— Дмит-ри-ев! Рос-си-я! О-рен-бург!

Заглушая Гимн России, народы всего мира объединились в ликовании, чтобы порадоваться за хрупкого тяжелоатлета из далекого Оренбурга. Российский триколор не только в руках у россиян! Весь гигантский спорткомплекс расцвёл в одно мгновение в бело-сине-красные цвета, словно болельщики знали, что наступит минута славы именно этого рыжего мальчишки – спортсмена из России, любимца всей публики.

— Не проспорила !– кричит обычно сдержанная Кристина.

- А я и не сомневалась! – тоже кричу я. – Я это ещё в 2007 году предвидела! Дмит-ри-ев! Рос-си-я! О-рен-бург! – от восторга вновь кричу я, но мой голос тонет в рёве стадиона.

Электронное табло высвечивает: «Дмитриев. Россия. 1 место. Чемпион 15 Олимпийских игр по тяжелой атлетике».

Руки зрителей поднимают вверх плакаты: «Дмитриев – ПОБЕДИТЕЛЬ!», «Дмитриев – Россия – for ever!»

Но самый большой плакат, конечно, наш:

«Рыжий, Рыжий – чемпион! Победит сегодня он! Одноклассники».

- Я не рыжий, я золотой, — устало улыбается с пьедестала наш Денис.

- А помните, областные соревнования были в день субботника? – кричит сбоку Санек. – Мы накануне всю свою территорию «вылизали», уроки провели заранее в четверг и пятницу, чтобы в субботу часок поработать и сразу поехать болеть за нашего Дэна?

- Ага! Вы еще носились, как метеоры, с коробками, полными листьев, лишь бы успеть! –кричала Юля.

- Да уж, мы потом ещё от холода стучали зубами на остановке, пока ждали 26 автобус… — кричал кто-то сверху, наваливаясь на меня.

— Зато здесь в Сочи теплынь.

- Да нам хоть + 40, хоть — 40! Победа будет за нами! Дмит-ри-ев! Рос-си-я! О-рен-бург! – опять закричал кто-то из наших.

— Я сейчас опять все губы искусала от волнения!

— А я чуть пальцы в кулаке не сломал!

— А помните, как он в «Пингвине» спокойно- преспокойно подошел к штанге, взял её, зачем-то на потолок посмотрел и… «Вес взят»,- невозмутимо сказал судья, а мы, предупрёжденные тем, что нужно себя вести тихо и скромно, не удержались и зааплодировали.

— Дмит-ри-ев! Рос-си-я! О-рен-бург!

— Ага, а помните, там ещё судья был, похожий на Ленина! – хихикнула Катя.

- Тогда наш Денис весил 48 килограмм, а штангу поднял в 62 кг!

- Ну, тогда он только начинал свою карьеру, а сейчас на пике он добился всего, о чём мечтает каждый спортсмен! – радовалась бывшая староста Тамара.

— Вот, наверное, сейчас в раздевалке радуется его тренер Баженов Евгений Алексеевич! Он рассказывал тогда, что с детьми работает с 1977 года. Его воспитанники побывали во всех крупных городах России, а также в Вильнюсе, Риге, Ташкенте. Многие — чемпионы и рекордсмены России, а победителей Олимпийских игр, наверное, ещё не было. Тогда, семь лет назад, я спросила у него, может ли наш Денис участвовать в Олимпийских играх, он неуверенно сказал, что может, будто сам в это не верил. А мы уверены были, что он не только участвовать там будет, но ещё и победит! Кто, если не он?

- Дмит-ри-ев! Рос-си-я! О-рен-бург!

Со всех сторон по-прежнему доносились счастливые крики съехавшихся со всего земного шара зрителей, а мы, перебивая друг друга, продолжали вспоминать:

— А помните, тогда его обошли в подъёме тяжестей мальчики из Медногорска и Кувандыка?!

— Да, где они — и где наш Денис!!!

— Дмит-ри-ев! Рос-си-я! О-рен-бург!

- Сейчас Оренбург, наверное, сходит с ума!

- А что с родителями его там, в Оренбурге!

- А наши из класса?

- А основатель тяжелой атлетики в Оренбурге, заслуженный тренер России Осипов Алексей Гаврилович, который награждал призеров областных соревнований?

- Дмит-ри-ев! Рос-си-я! О-рен-бург!

- О-ле! О-ле, о-ле, о-ле! Дмитриев! Вперёд! – запели на южных трибунах, их поддержали все.

Гимн болельщиков сегодняшним днём 2014 года в Сочи славил нашего бывшего одноклассника.

— Дмит-ри-ев! Рос-си-я! О-рен-бург!

Бедокурова Анна (10 класс)

Страна, в которой я хочу жить

(Опубликовано в «Вестнике ОГАУ», № 12, 2009 г.)

Дорога тянется далече,

уводит и приводит в дом…

Николай Гаврилов. Родина.

Нет другой страны, в которой бы мне хотелось жить, кроме России.

Россия — моё глубокое культурное и историческое прошлое. «Россия — всё, чем я живу», — сказал кто-то из поэтов.

В моей стране можно 11 раз встретить Новый год! Однажды где-то прочла, что в один из зимних дней в 1942 году у нас (то ли в Оренбурге, то ли в Москве) было 37 градусов мороза, а ровно через 50 лет в этот же день при температуре 4,4 с плюсом люди облочались далеко не в зимние одежды!

Мне не раз посчастливилось побывать в разных точках моей Родины. А в эти зимние каникулы вместе с директором нашего лицея и моей одноклассницей в составе группы из 15 человек мы побывали в Казани. Но как бы ни было хорошо в других краях, меня всегда тянет домой, в мой любимый Оренбург. Здесь замечательные люди. А чем измеряется величие страны? Конечно, не только количеством территории, экономическими успехами, но людьми – непременно.

Недавно не стало рядом человека, соседа по микрорайону, о котором узнала, что он был на самой страшной войне в самые тяжёлые для моей страны годы. На 10 квартале кладбища в Степном 28 ноября 2008 года похоронен солдат Великой Отечественной войны. Молодые солдаты несли гроб Лошманова Бориса Константиновича и отдали последние военные почести салютом. На подушечке – фронтовые награды: орден Великой Отечественной войны 2 степени и многочисленные медали. Духовой оркестр играл Гимн страны, которую он защищал с 1942 по 1947 годы.

-Это был очень честный, чистый, порядочный, добрый, отзывчивый человек, — вспоминает о своём отце наша учительница истории Наталья Борисовна.- Каждый год, пока позволяло здоровье, папа ездил на встречу с однополчанами в те города, в которых проходила его боевая военная молодость. Он родился в селе Донецк Переволоцкого района Оренбургской области. Рано потерял родителей: в 6-7 лет у него умерла мама, в 10 лет судьба забрала отца. Так 6 детей (4 брата и 2 сестры) останутся сиротами ещё до войны. Детство папы было не сладким. Сёстры, которые уедут в Андижан, так и останутся навечно уже там. На плечи брата Алексея, старше его на 4 года, легли заботы о братишке. К нему после войны вернётся мой папа, только жить брат будет уже не в Донецке, а в селе Татищево: на войну его не возьмут из-за болезни рук, но трактористом работать в войну будет. У папы после войны руки тоже будут сильно болеть от холодных окопов, сырости.

— 22 июня 1941 года моих сельчан собрали в школе и сообщили о вероломном нападении фашистской Германии на наш Советский Союз. Я окончил 8 классов и переехал в село Татищево, где помогал брату-трактористу в колхозе возить воду, собирать хлеб. Всю зиму хлеб возил с глубинки то на лошадях, то на быках на элеватор.

В Татищево было 300-350 дворов. До 1941 года забирали старших товарищей, а в 42 году — рождённых с 1924 года. В августе 1942 нас человек восемнадцать по повестке призвали в райвоенкомат. Сначала направили в Тоцкие лагеря, где пробыл дней пять в землянке. С котелком ходил за первым и вторым, всё в один котелок складывали, сухари были домашние. Нас формировали. Оттуда нас направили в город Саранск Мордовской республики. Меня направили в 621 разведывательный дивизион. В первой батарее звуковой разведки я был дешифровщиком. И вот уже 19 августа 1942 года мы были на Дону. Я фронтовик, защищаю Отечество и бью немца.

Я слушаю магнитофонную запись незнакомого мне человека и не могу не восхититься величием простого русского человека из глубинки России.

-Был дешифровщиком. Мы засекали, на планшете отмечали дислокацию противника. Но дешифровкой, прямо скажу, почти не занимался. А у нас старшина был Киян. Он занимался моей работой. А мне давали только лопату… («Всё на свете делал»,- комментирует воспоминания Бориса Константиновича жена, сидящая рядом. С ней он которой он прожил почти 60 лет). Вот руки все… Копаем, копаем и всё время только и делали, потому что солдат специальных для этого не было. У нас была центральная станция, 6 звукоприёмных пунктов и предупредительный пункт. Мы занимались разведкой батарей противника. Они стреляли (прим. автора: противник), мы их засекали и по ним стреляли. Но они нас тоже частенько находили, отвечали. Бомбили, стреляли. Нас же видно было сверху. Нам потом показывали фото, когда уничтожали противника по тем планшетам, где мы записывали.

1 января 43 года пошли в атаку, а впереди была венгерская армия. Зима была холодная! Январь месяц. И они помёрзли все там к шутам. Венгры. И вот Курско-Орловская битва. Освободили Белгород, дошли до Харькова. В 43 году в январе-феврале, когда мы уже двинулись на боевые порядки, хотели освободить Харьков, но в Харькове нам «сдвинули», мы опять сдали Белгород. И тут остановились. Страшная война была! Здесь мне присвоили ефрейтора…

А тылы все находились за Доном. А тут январь, февраль, март. Снарядов нет. Кушать нечего. Трудно было. И нас как немец толканул — и мы опять отдали и Харьков, и Белгород и остановились там. А были январь, февраль, март, апрель, май, июнь. И 5 апреля 43 года я стоял как раз на посту. Как слышу так часов примерно в 12 канонада. Оказывается, потом мы узнали, Жуков как дал «Катюшами» и «Андрюшами» из всех орудий! Парализовали немцев. Я стою на посту. Самолёты и тут и тут. Огого! И давай бомбить! Нас опять толканули. И мы опять отдали и Харьков, и Белгород… 5 июля 43 года перешли Днепр, освободили Киев. Потом двинулись под Бердичевым село, райцентр Комсомольское. Видим, рама летит. А нас она заметила своими. У них лаборатория целая. Заметили нас — и давай бомбить. Девятка их прилетела. 9 самолетов. И котёл полетел. Жерёбёнок у нас был, его убили. Выходим, нет нас троих ребят. Упали четыре бомбы и зарыло. Во рту земля. Тут медичка подскочила, машина подъехала. Спасли их. Через месяц к нам пришли назад. Вот это один из страшных моментов.

Перешли Киев. Я шёл по Крещатику 7 ноября 1943 года. Пошли до Вислы. На Сандомирском плацдарме около Польши мы 6 месяцев стояли. Я там осколки собирал, чтобы уточнить, какого калибра пушки стреляют. Только собрал, иду — «Катюши» наши ка-а-а-ак дали залпы. Отстреляли — и быстро уехали. Немец засёк — ка-а-а-ак дали! А я тут оказался. Остался еле-еле живой. Таких случаев было ужас сколько.

За Сандомирским плацдармом пересекли польско-немецкую границу. В 45 году в Польше перед Германией пришёл к нам поляк. Откуда я знал: поляк или кто… Это был первый, второй, третий месяц (от автора: январь, февраль, март 1945 года). «Желающие есть пойти в деревню?» Командир Мельников спрашивает. Я пошёл со взводом. Двое нас направили в хату (прим. авт.: проверить, нет ли немцев в доме на окраине селения). Домишко такой плетнёвый, почти сарайчик. Выбегает немец, за ним товарищ, я прям в хату. Справа три немца за столом, еще немец. Тут печка. Картошку варят. Я: «Хенде хох!» У них — винтовки на пол. Выходите! Я вижу на столе пистолет, наверно, офицер был. Я со стола взял пистолет, в голенище засунул. Ну, немцев привели, я пистолет старшине отдал. Я по званию не имел права носить пистолет. Только офицеры имели право. Я рядовой ефрейтор был всю войну, старший красноармеец. У нас винтовка была со штыком.

Сдали пленных, как полагается, своим командирам в штабе, за что позже были представлены к награде медалью «За отвагу».

Кончилась война, освободили Берлин, освободили Прагу. Нас направили в Венгрии в город Вац. В Венгрии присвоили звание старшего сержанта. Я старшина батареи. Около Будапешта мы были в сорок пятом, когда закончилась война. Демобилизовался из города Сентендре в апреле 47 года. Поездом до Москвы, от Москвы до Переволоцкой станции. В апреле сорок седьмого я уже был в селе Татищево. Кроме меня пришли ещё 3-4 сверстника с нашего 24 года, остальные пришли раньше, а рождённые в 25 году ещё на два года находились в армии.

Вот Борис Пашков с 25 года, он ещё в Будапеште пробыл два года. Я уже его встретил не в Татищево, а в Переволоцком районе. Я его сразу узнал. Мы в Будапеште с ним встретились. Я вдруг получаю письмо от него. Что это? Вчера выслал письмо, сегодня пришло. Оказывается, это где-то здесь. Я поехал по этому адресу. Приезжаю в Будапешт на один день, у меня отпуск был. Иду по Будапешту — патруль. Я смотрю, Борис Пашков — односельчанин. Я ему: «Борис! Привет, дорогой!» Он как на меня посмотрел! Ой! Как обнялись и пошли к нему в казарму. Он хорошо встретил, тогда был венгерский ром (прим. автора: Рядом сидящая супруга Мария Васильевна осуждающе-весело: «Ой-ой!), бутылку рому выпили. Со мной были два товарища, они сопровождали меня как старшего сержанта. Вечером вернулись в Сентендре в свою воинскую часть. До этого здесь были казармы немецких воинских частей. Мы их выгнали, находились в казармах здесь до 47 года на реке Дунай. Река крупная, большая, интересная… До 1947 года охранял Берлинскую стену.

Борис Константинович замолкает, листая многочисленные альбомы с фотографиями однополчан. Его дочь продолжает воспоминания, которые не раз слышала в детстве.

- У отца после войны долго хранился военный трофей: маленькая немецкая гармонь, которую он нашёл в Берлине. Сам до войны он был хорошим гармонистом, и после войны, когда вернулся в 1947, играл на гармони цыганочку так, что красавица украиночка Мария Семеняк не устояла и пошла танцевать. Тут-то и заприметил её старший сержант. А через год 23 февраля 1948 года они поженились, и в 1949 у них родился первенец Володя. Не до гармони было, когда родились потом мы с сестрой. Отдал её племяннику.

Магнитофон продолжает фиксировать день 2 апреля 2005 года, когда Борис Константинович давал интервью добровольцу, собирающему материал в рамках Международного проекта «Живые голоса истории», другой моей учительнице. На вопрос, как сложилась судьба сразу после войны, наш герой вспоминает:

-В 47 году заведовал избой-читальней, работал физруком в школе в Татищево. Вижу, мои подружки, с которыми работал, учатся заочно, тоже поступил. Закончил в 1952-1953 педучилище, потом как члена партии перевели в отдел культуры инспектором. С 1958-62 годы учился в высшей партийной школе два года в Куйбышеве, потом ещё столько же в Свердловске.

В 1963 назначают секретарём райкома партии совхоза «Красная житница». В 1965 — перевод в Сакмару заведующим отделом пропаганды и агитации в райком партии. Приходилось много ездить по колхозам.

Не без гордости за своего отца дочь Наталья Борисовна показывает медаль «За освоение целинных земель», вручённую 4 февраля 1958 года, и продолжает рассказ:

- С 1977 вся семья переезжает в Оренбург, где отца назначают заведующим отделом кадров или управляющим трестом крупнопанельного домостроения… Папа наш счастливчик. На войне во время затишья между боями рядом с полевой кухней рванул снаряд так, что сидевший рядом тут же погиб. Отец словно в рубашке родился. Только вот болезни суставов до конца жизни давали о себе знать…

Мы старались ничем не огорчать родителей: добросовестно учились и закончили институты, двое из нас — с отличием, одна — без одной пятёрки отличница. Мы знали, что родители наши воевали за великую страну. Они служили нам примером во всём. Как-то их орденов Ленина, Кутузова, Суворова, Б.Хмельницкого, Александра Невского Отдельный Разведывательный Артиллерийский Дивизион отправили в 18 армию, где политруком был Л.И.Брежнев, будущий руководитель Советского государства. Но непосредственно с Брежневым их пути не сводили. Долгие годы песня «Малая земля» возвращала его в военное прошлое и делала это прошлое очень зримым. За все годы работы отец ни разу не обращался за помощью к генсеку, как это делали другие.

История государства складывается из судеб людей. В моей стране такие люди, как Лошманов Борис Константинович, — это наша Атлантида. Величие России измеряется судьбами миллионов таких простых людей, которые собственным примером учат извлекать уроки из прошлого. Забыть прошлое- значит не быть счастливым. Я хочу быть счастливой, поэтому выбираю страну, имя которой — РОССИЯ.

Бекетова Кристина 6 «В»

Великие повара-экспериментаторы

Когда я была в возрасте 7-8 лет, я и моя двоюродная сестра Алина всегда выдумывали какие-нибудь шалости. Мы любили поэкспериментировать над едой. Один раз, пока были одни за столом, мы вместо майонеза добавили в макароны варенье. Но никто это есть не стал.

Еще, когда остались одни дома, нам захотелось сварить кисель. Недолго думая, мы вскипятили в электрическом чайнике воду и залили туда порошок киселя. Опять же, никто кисель не пил, только напрасно чайник испортили. Нас наказали, но мы на этом не остановились.

В один из прекрасных дней, когда Алина была у меня дома, я обнаружила в холодильнике клюкву. Алина мне предложила сделать пирожки. Я согласилась, но даже не знала, как замесить тесто. Тогда мы взяли муку, дрожжи – самые главные ингредиенты, залили дрожжи водой, положили в эту воду муку, но чего-то не хватало. Мы достали все продукты и стали решать, что еще нам нужно добавить. После долгого спора мы пришли к выводу, что для вкусного теста нам не хватало манной каши, сахара, печенья, лимонного сока и всего того, что попалось под руку. Вот тесто готово. Позже, как делает моя мама, мы дали тесту настояться и стали лепить пирожки.

Вдруг мама пришла. Сначала она была удивлена тому беспорядку, который устроили мы, а потом стала смеяться. Я и Алина, испачканные в тесте, стали продолжать свое дело. Пока мама переодевалась, мы на кухне уже слепили пирожки и положили их в микроволновую печь. Мама была поражена, а мы, довольные тем, что уже сами смогли приготовить, стали угощать ее, но рисковать она не стала и отказалась. Позже мама научила нас, как правильно печь пирожки.

Вирко Настя (6 класс)

Интервью с выпускницей лицея № 7 Внуковой Тамарой

- Тамара, сколько лет ты учишься в нашем лицее?

- В нашем лицее я учусь уже 7-ой год. О! Счастливое число! =) Да, я счастливица!) Надеюсь, 7 год обучения в 7 лицее принесет мне высшие баллы

на ЕГЭ.- Расскажи о своих достижениях в стенах нашего лицея. Я знаю, что у тебя много грамот не только городского уровня, но и Всероссийского и даже твоё имя есть в книге «Одарённые дети — будущее России».

- Запиши так: «Всем хорошим во мне я обязан книгам«, — сказал М.Горький. «Всем хорошим во мне я обязана школе«,- сказала Т.Внукова. Самым большим достижением в своей жизни я считаю своих друзей, близких мне по духу людей, обучение у замечательных учителей. Когда рядом мощная поддержка из числа людей высоконравственных, милосердных, активных, сам невольно становишься лучше, интереснее. Мне нравится чьё-то выражение: «И самому умному из умных людей есть чему поучиться». Общество создает личность. - Что тебя связывает с лицейским пресс-центром «ОГО»? Главный редактор пресс-центра говорит, что многому научилась именно у тебя.

- Лицейский пресс-центр «ОГО+» играет огромную роль в моей жизни. Иногда я задумываюсь: «Что бы было, если бы я не пошла учиться в 27 школу (тогда мы были ещё школой), не попала бы к своему классному руководителю Татьяне Николаевне, учителю русского языка?» Мы создавали свою классную печатную газету, я все годы была её редактором. Приятно слышать от своего учителя тёплые слова о том, что и я чему-то кого-то научила. Наши учителя учатся компьютерной грамоте без отрыва от производства, и если перенимают от учеников что-то, то честь им и хвала! Благодаря работе в редакции «ОГО+» я попала в детскую областную газету.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | ... | Вперед → | Последняя | Весь текст