Литераторы эпохи Отечественной войны 1812 года

Литераторы эпохи Отечественной войны 1812 года

(Вступительное слово преподавателя литературы перед изучением романа Л.Н. Толстого «Война и мир»)

Урок-информация

Автор Карнизова Наталья Владимировна,

преподаватель русского языка, литературы и истории высшей категории

ГОУ НПО ПУ-34 г. Электрогорск Московская область

В первые годы XIX века стало ясно, что столкновение между наполеоновской Францией, вступившей на путь откровенно завоевательной политики, и Россией неизбежно. В 1805 году разразилась война антинаполеоновской коалицией, состоящей из России, Англии, Австрии, Швеции и Неаполя, и Францией. Она окончилась поражением союзников. Между Наполеоном и Россией в 1807 году был заключен Тильзитский мир, но угроза для России ничуть не стала меньше, агрессия заключалась уже в самой природе наполеоновской империи, а договор был всего лишь дипломатическим прикрытием истинных намерений Наполеона.

12(24) июня 1812 года авангардные части наполеоновской армии переправились через пограничный Неман и вступили на территорию России. Началась война. Для борьбы против сильнейшей Армии в мире требовались усилия всего народа. 6(18) июля был издан манифест об организации ополчения. Этот манифест в Москве получили в три часа ночи. Тут же, не дожидаясь утра, писатель и поэт С.Н. Глинка поскакал к московскому генерал-губернатору Ростопчину на дачу и подал просьбу зачислить его в ополчение. Он стал первым ратником Московского ополчения.

«Военное ремесло есть единственно выносимое для порядочного человека в настоящее время», — записал в дневнике в 1812 году С.И. Тургенев – литератор кружка В.А. Жуковского. В этой записи он выразил общее настроение.

В начале XIX века молодые литераторы – воспитанники Благородного пансиона при Московском университете объединились в литературно-дружеский кружок. В него входили В.А. Жуковский, братья Тургеневы. А.С. Кайсаров, А.Ф. Воейков и другие. Своим творчеством они способствовали укреплению и развитию в русской литературе нового литературного направления – романтизма. С их именами, прежде всего с именем Жуковского, связывалось будущее отечественной словесности. С началом войны А.С. Кайсаров вступил в армию, а В.А. Жуковский, А.Ф. Воейков и П.А. Вяземский стали ратниками ополчения. Ушли в армию и молодые литераторы-москвичи: И.И. Лажечников, А.С. Грибоедов, А.А. Перовский. Подал прошение о зачислении в ополчение Н.М. Карамзин, но московский военный генерал-губернатор Ф. Ростопчин приказал ему остаться при нем. Почти все русские литераторы эпохи Отечественной войны 1812 года, способные носить оружие, находились в действующей армии. В любом крупном сражении – от отчаянных первых битв за Смоленск, от партизанских схваток под Москвой, от Бородина до вступления в Париж – в рядах сражавшихся были писатели и поэты. Их непосредственное участие в боях дало им возможность так широко и правдиво воссоздать в художественных произведениях это время. Пожар Москвы, ужасные дни пребывания в ней французов, бегство врагов из занятой ими, но так и не покорившейся им русской столицы описаны многими поэтами: от маститого «первого» поэта Г.Р. Державина до никому не известных стихотворцев-любителей. Их произведения очень отличаются уровнем таланта, художественного мастерства, но общим является искренность чувств и намерений. Некоторые сочинения стихотворцев-любителей, как, например, священника И.С. Божанова, не сумевшего уйти из города перед вступлением французов и описавшего в длинной поэме свои злоключения в занятой французами Москве, несмотря на невысокий художественный уровень, обладают другим ценным качеством – правдивостью, точностью и детальностью описаний. События 1812 года с величайшей силой и отчетливостью показали, что Москва не только историческая, но и настоящая, народная столица России.

В 1808 году Ф.Н. Глинка в книге «Письма русского офицера» несколько главок посвятил Москве. Свое описание он предваряет поговоркой: «Пловец на легком челноке, тихо увлекаясь течением реки, может рассматривать берега и окрестности, но, приближаясь к устью, где вдруг открывается неизмеримое пространство беспредельного океана, где слышен вечный шум сражающихся волн, — изумляется, цепенеет… все видит и ничего не постигает… Точно так всякий, въехав в Москву, должен отложить попечение свое описывать ее. Или для порядочного описания сей древней столицы надобно прожить в ней годы, беспрестанно занимаясь только ею»[1]. Затем он дает несколько кратких фрагментарных зарисовок: «Взор с Ивана Великого», «Русские и иностранные лавки», «Картины Москвы». Особенно любопытна последняя: «Представьте себе старинную картину древнего русского города, вовсе почти стертую временем смесь древних стен, старых готических башен, церквей, поросших мохом, и новых, великолепных зданий, прекрасных площадей и булеваров. Развалины старинных теремов боярских перемешаны с пышными палатами вельмож, подле которых часто видишь полуистлевшие лачужки»[1]. В этом описании можно угадать черточки стихотворения Ф.Н. Глинки «Москва», которое он напишет двадцать с лишним лет спустя:

Город чудный, город древний,

Ты вместил в свои концы

И посады, и деревни,

И палаты, и дворцы!

Ф.Н.Глинка, поэт, офицер, участник войны 1805-1806 годов, писал в 1812 году: «Сия война ознаменована какой-то священной важностью, стремлением к одной цели. Поселяне превращали серп и косу в оружие оборонительное, отцы вырывались из объятий семейств, писатели из объятий независимости и Муз, чтоб стать грудью за предел. Последние, подобно трубадурам рыцарских времен или бардам Оссиана, пели и под шумом военных бурь» [1]. В стихотворениях, посвященных Бородинской битве, главная тема – защита Москвы. Ф.Н. Глинка в стихотворении «Песнь сторожевого воина перед Бородинскою битвою», написанном на Бородинском поле накануне сражения, писал:

Тут лечь костьми, тут биться нам:

До града предков – шаг!

Славян сыны! Войны сыны!

Не выдадим Москвы!

Спасем мы честь родной страны

Иль сложим здесь главы!..

А позже почти во всех стихотворениях о Бородине проходит та же тема. После Бородинского сражения, после отступления через горящую Москву (а Глинка прошел с армией по ее улицам и тогда же написал стихотворение «Песнь русского воина при виде горящей Москвы»), после пламени народной войны 1812 года появились заключающие это стихотворение строки: Процветай же славой вечной,

Город храмов и палат!

Град срединный, град сердечный,

Коренной России град!

Когда разразилась война 1812 года, В.А. Жуковский, поэт, как и все вокруг, был охвачен патриотическим порывом и, после обнародования в июле манифеста о составлении военных сил, решил записаться в ополчение. В августе Василий Андреевич поступил в московское ополчение в чине поручика. В день Бородинской битвы он находился в резерве, позади главной армии, а затем был отрекомендован Кутузову для дежурства при ставке главнокомандующего армиями. Серьезного участия в военных действиях ему принять не пришлось. Осенью 1812 года он длительно болел и в начале 1813 года оставил военную службу. «Я… записался не для чина, не для креста… а потому, что в это время всякому должно было быть военным, даже и, не имея охоты» [6]. В 1814 году в Москве вышел сборник «Собрание стихотворений, относящихся к незабвенному 1812 году», составленный В.А. Жуковским. Две части этого сборника заключали в себе более пятисот страниц и произведения более шестидесяти авторов. Во многих стихотворениях этого сборника упоминается Москва, и это закономерно: сражение за Москву, занятие Москвы французами, бои вокруг Москвы, бегство французов из Москвы стали центральными, кульминационными эпизодами Отечественной войны 1812 года. Особое место занимает стихотворение «Певец во стане русских воинов», торжественный тон и глубокий искренний лиризм которого в сочетании с лексикой героической оды выявляют признаки классицизма и романтизма. В стихотворении много условного, но высокие оценки русских полководцев, изображение героического подвига народа, патриотический пафос поставили его в ряд лучших поэтических произведений, посвященных Отечественной войне 1812 года. «Певец…» прокладывал пути для новой, лишенной «одического парения» [4] и пафоса трактовки патриотической темы. Стиль стихотворения очень разнообразен; он включает и патетику оды, и сентиментально-элегические мотивы («Ах! мысль о той, кто все для нас, // Нам спутник неизменный…»), и даже мечтательную одухотворенность мотивов любви:

И тихий дух твой прилетит

Из таинственной сени;

И трепет сердца возвестит

Ей близость дружней тени [4, стр.136]

Именно это придало «Певцу…» огромное обаяние в глазах современников; патриотизм впервые явился здесь чувством «души». «Душа» для Жуковского не индивидуальна. Это то общее, что дано людям, что их сближает, а не разъединяет.

Оставление Москвы потрясло всю Россию. Даже те, кто понимал необходимость и спасительность этой жертвы, испытывали глубокую печаль. К.И. Батюшков, описывая разоренную Москву, писал: что он «…прах ее священный

Слезами скорби омочил».

Заявление о том, что «потеря Москвы не есть еще потеря отечества», объяснило случившееся, но не утешало. Бодрическим стишком «солдатской» песни петербургского чиновника И. Кованько: Хоть Москва в руках французов,

Это, братцы, не беда! –

Русская литература противопоставляла действительные чувства и мысли народа. Характерны в этом отношении стихи из «Плача над Москвой» И.М. Долгорукова:

У матушки – Москвы есть множество детей,

Которые твердят по новому пристрастью,

Что прах ее не есть беда России всей…

Утешит ли кого сия молва народна?

Отечества я сын, и здесь сказать дерзну:

Россия! ты колосс, — когда Москва свободна;

Россия! ты раба, — когда Москва в плену!

Отечественная война 1812 года укрепила веру Ивана Андреевича Крылова в народные силы, и он написал несколько высокопатриотических басен. Самой популярной из них стала «Волк на псарне». В ней выражен патриотический подвиг народа, изгнавшего из пределов своей отчизны войска захватчиков: … «Послушай-ка, сосед, -

Тут ловчий перервал в ответ, -

Ты сер, а я, приятель, сед,

И волчью вашу я давно натуру знаю;

А потому обычай мой:

С волками иначе не делать мировой,

Как снявши шкуру с них долой».

И тут же выпустил на Волка гончих стаю [8, стр.260]

Волк – Наполеон, Ловчий – Кутузов. Непосредственным поводом написания басни стали попытки Наполеона заключить выгодный для престижа его армии мир. Известно то, что М.И. Кутузов читал эту басню и при словах «ты сер, а я, приятель, сед» снимал шапку.

В басне «Ворона и Курица» показано оставление Москвы; осуждена предательская сущность лиц, забывших ради корыстных интересов о патриотическом долге; показано тяжелое положение наполеоновского воинства. М.И. Кутузова Крылов называет «смоленский князь» [8, стр.254]. Этот титул был присвоен Кутузову после сражения под Красным. Наполеоновские войска — это «вандалы», то есть древнегерманские племена, совершавшие опустошительные набеги; разрушители культуры. Белинский увидел в этой басне Крылова черту, присущую, по его мнению, русскому человеку вообще – «способность коротко, ясно и вместе с тем кудряво выражаться» с помощью сравнения:

И вон из стен московских поднялися,

Как из улья пчелиный рой.

«Пожар и Алмаз». Пожар – война 1812 года, Алмаз – дух русского народа, созидательный и

миролюбивый. В басне аллегорические образы перерастают в символы.

Басня «Щука и Кот». Щука – адмирал Чичагов, упустивший возможность захватить в плен Наполеона при переправе через Березину 14 ноября 1812 года. Крылов включил в басню малые фольклорные жанры – пословицы, поговорки, например:

Смотри, кума, чтобы не осрамиться:

Недаром говорится,

Что дело мастера боится.

В «Обозе» прославляется дальновидная стратегия Кутузова. Добрый конь – Кутузов. В отличие от многих современников, Крылов высоко ценил осторожность и выдержку Кутузова и отдает предпочтение его тактике, а не легкомысленным, по его мнению, замыслам Александра I – «молодой лошади». По сообщениям современников, в действующей армии зачитывались баснями И.А. Крылова.

В 1812 году А.С. Грибоедов готовился к сдаче экзаменов на звание доктора права. Начавшаяся Отечественная война 1812 года резко изменила его жизненные планы. Он поступил добровольцем в Московский гусарский полк. Непосредственно в военных действиях он не участвовал, но служба в армии обогатила его многими новыми впечатлениями и, главное, помогла ему ближе узнать характер и жизнь простого русского народа. В комедии «Горе от ума» «…В группе двадцати лиц отразилась, как луч света в капле воды, вся прежняя Москва, ее рисунок, тогдашний ее дух, исторический момент и нравы…» [7, стр.111]. Пушкин, прочтя комедию Грибоедова, так сказал об ее языке: «О стихах я не говорю: половина – должны войти в пословицу»[7, стр.109]. Предсказания Пушкина сбылись. Такие выражения, как: «И дым отечества нам сладок и приятен», «Свежо предание, а верится с трудом», «Числом поболее, ценою подешевле» стали пословицами и поговорками; разлетелись из своего родного гнезда и заполнили собою живую, повседневную русскую речь.

В Царском Селе, где находился лицей, были расквартированы многие полки русской гвардии. Их стали отправлять на войну с наполеоновскими армиями. Лицеисты видели это и завидовали своим старшим товарищам и восхищались ими. Вот как об этом рассказывает в «Записках о Пушкине» И.И. Пущин: «Жизнь наша лицейская сливается с политическою эпохою народной жизни русской: приготовлялась гроза 1812 года. Эти события сильно отразились на нашем детстве. Началось с того, что мы провожали все гвардейские полки, потому что они проходили мимо самого лицея; мы всегда были тут, при их появлении, выходили даже во время классов… Когда начались военные действия, всякое воскресенье кто-нибудь из родных привозил реляции… Газетная комната никогда не была пуста в часы, свободные от классов; читались наперерыв русские и иностранные журналы, при неумолкаемых толках и прениях; всему живо сочувствовалось у нас: опасения сменялись восторгами при малейшем проблеске к лучшему» [7, стр.115)]. Александр Сергеевич Пушкин написал стихотворение, которое сделало его имя известным в литературных кругах. Оно называлось «Воспоминания в Царском Селе». Шестнадцатилетний Пушкин читал это стихотворение на переходном экзамене в присутствии старейшего и самого прославленного поэта того времени Г.Р. Державина. На эту тему позднее знаменитый художник Репин написал картину «Пушкин на лицейском экзамене» (1911). Есть на эту тему и рассказ самого Пушкина: «…Наконец вызвали меня. Я прочел мои «Воспоминания в Царском Селе», стоя в двух шагах от Державина. Я не в силах описать состояния души моей: когда дошел я до стиха, где упоминаю имя Державина, голос мой отроческий зазвенел, а сердце билось с упоительным восторгом… Не помню, как я кончил свое чтение, не помню, куда убежал. Державин был в восхищении; он меня требовал, хотел меня обнять… Меня искали, но не нашли…»[7, стр. 116-117]. Это стихотворение было близко Державину как по содержанию, так и по своему языку – возвышенному, торжественному, вполне «державинскому». Главная тема «Воспоминаний…» — победы русского оружия, героическое прошлое России, и в первую очередь – недавняя победа России над Наполеоном. В Царском Селе были возведены памятники русским победам, и Пушкин воспевает эти памятники – воспевает русскую славу. И содержание стихотворения Пушкина, и звучные, звонкие стихи, которыми оно было написано, не могли не поразить Державина, не могли не пленить его слух. Он увидел в Пушкине своего законного наследника в русской поэзии. Александр Сергеевич Пушкин эти исторические дни и события 1812 года не забыл до конца жизни. В одном из последних своих стихотворений, в стихотворении, посвященном лицейской годовщине («Была пора: наш праздник молодой…», 1836), он писал:

Вы помните: текла за ратью рать,

Со старшими мы братьями прощались

И в сень наук с досадой возвращались,

Завидуя тому, кто умирать

Шел мимо нас…

Домашнее задание: прочитать главы I – IV романа Л.Н. Толстого «Война и мир».

Использованная литература

1.Глинка Ф.Н. Избранные произведения. Л.: Советский писатель, 1957.

2.«Город чудный, город древний…»: Москва в русской поэзии XVII – начала XX века/ Сост., вступит.ст. и примеч. Вл. Б. Муравьева. – М.: Моск. рабочий, 1984.

3.Грибоедов А.С. Избранное /Сост., вступ. ст. и ком. А.Л. Гришунина; Ил. Е.М. Борисовой. – М.: Правда, 1985.

4.Жуковский В.А. Сочинения. В 3-х т. – М.:Худож. лит., 1980. – Т.1. Стихотворения /Сост., вступит. Статья и коммент. И.М. Семенко.1980.

5.Классическая басня /Сост., подготовка текста, примечания М.Л. Гаспарова и И.Ю. Подгаецкой. – М.: Моск. рабочий, 1981.

6.Письма В.А. Жуковского к А.И. Тургеневу. Издание «Русского архива». М., 1985, с.98.

7.Русская литература: Кн. для учащихся 8 кл. /Д.С. Лихачев, Д.М. Буланин, Н.Д. Кочеткова, Е.А. Маймин; Под ред. Д.С. Лихачева. – М.: Просвещение, 1984.

8.Стихотворения. Басни /М.В. Ломоносов, Г.Р. Державин, В.А. Жуковский, И.А. Крылов. – М.: Моск. рабочий, 1980.