Классный час на тему Но выстрелы под Ленинградом нам и в Хабаровске слышны

Классный час на тему: «НО ВЫСТРЕЛЫ ПОД ЛЕНИНГРАДОМ НАМ И В ХАБАРОВСКЕ СЛЫШНЫ»

Цели: формирование современного цивилизованного человека, гражданина и патриота своей Родины на примере поэтов и писателей Дальнего Востока (участников ВОВ); создание условий для размышления о смысле жизни, о войне и мире, о добре и зле; развитие способности коммуникативного общения.

Оборудование: Компьютер, проектор, презентация. Выставка книг писателей Дальневосточников, принимавших участие в ВОВ.

Ход Классного часа (желательно провести за полукруглым столом – лицом к экрану).

I. Слово Классному руководителю: В прошлом учебном году мы провели цикл классных часов «Что такое душа». Выяснили, что душа – это нечто особенное, хрупкое, нежное. Душа способна на сильные поступки. Она может быть милосердной. Но может быть и жестокой, если на то есть свои причины. Одна из таких причин – Война. Однако, несмотря на тяжёлые времена и смертельную опасность, люди во время войны продолжали жить, работать, любить, читать стихи. Особенно читались стихи военного времени. Эти стихи считались гимнами, их заучивали, как молитвы. Например, стихотворение Константина Симонова «Жди меня». Женщина, которой были посвящены эти стихи – Актриса Валентина Серова стала символом верности.

Сегодня я предлагаю поговорить о литературе Дальнего востока в годы ВОВ. О том, как она воодушевляла людей на подвиги.

Монтаж.

1 ученик

Слайд 2.

В годы Великой Отечественной войны литература Дальнего Востока, как и вся советская литература, взяла на себя высокую гражданскую миссию. В своих лучших образцах она сумела передать гигантский размах событий, трагическую напряженность военных лет, осмыслить значение всемирно-исторического подвига советского народа.

В эти годы активизируется преимущественно два жанра: поэзия и публицистика. Большая часть писателей находилась в армии, остальные активно сотрудничали в партийной и военной печати Дальнего Востока, были военными корреспондентами ТАСС во время войны с Японией. Они шли на заводы, в колхозы, на важнейшие стройки, в воинские части, были и газетчиками, и лекторами, и политработниками на судах и промыслах. Не все поэты и прозаики успели в полную силу выразить свои мысли и чувства. Погибли, не написав своей главной книги, литераторы В.Афанасьев, А.Артемов, Г.Корешов (слайд 3), Г.Кравченко, А.Фетисов (слайд 4) и другие. Многие поэты-дальневосточники принимали непосредственное участие в Великой Отечественной войне, находясь в рядах действующей армии.

2 ученик

Заслуг особых не припишешь мне.

Кого-то удивить могу едва ли.

Вот разве строки, строки о войне,

О той войне, когда мы мир спасали.

Мне кажется, они не пропадут,

Как плотно бы их время ни прикрыло.

Найдут те строчки люди и прочтут,

Задумаются: вот как это было.

Сергей Тельканов

3 ученик.

Многие дальневосточные литераторы воевали с оружием в руках на фронтах Великой Отечественной. Ушел добровольцем на фронт первый из народов Севера член Союза писателей, певец народа нани, уроженец стой-бища Кондон — Аким Самар. (слайд 5) Он погиб под Сталинградом.

(музыка самодеятельного искусства народов севера)

4 ученик

Аким Самар.

Мой край.

Выйдешь в низовья Амура –

Сунгари устье сверкает.

Выйдешь в низовья Амура –

Устья Амгунь открывает.

Здесь я родился и вырос,

Здесь мой любимый край,

В среднем теченье Амура

Родина всех нанай.

То поднимаются сопки,

То зеленеют луга.

Плещется море колосьев

Там, где шумела тайга.

Много ещё богатства

В недрах народ добудет,

Ценных сокровищ края

Сколько ни трать, не убудет.

Кто сосчитает зверя

В наших дремучих лесах?

Кто уследит за птицей

Там, высоко, в небесах?

Рыба гуляет в Амуре,

Сколько её – угадай…

Синие сопки и реки –

Вот мой родимый край!

5 ученик

Те, кто остался в тылу, активно сотрудничали в газетах. Писатели шли на заводы, в колхозы и воинские части, чтобы рассказать об этом на страницах периодической печати.

(слайд 6) В Комсомольске развернулась ударная стройка: завод «Амурсталь», который должен был давать металл для нужд оборонной промышленности. Туда в качестве выездной редакции газеты «ТОЗ» была направлена бригада писателей — А.Гай, Ю.Шестакова, В.Павчинский (слайд 7).

Туда же по своей воле прибыл Петр Комаров (слайд 8), уже тяжело больной, и пробыл там до конца строительства. «Условия на стройке были трудные, — вспоминает Юлия Шестакова. — Но это не имело значения. Строителям нужно было выполнить государственное задание в срок. По-этому работали днем и ночью, по суткам и по неделям не уходя домой. Это был, без преуве-личения, героический труд»… А Петр Комаров оставил строки:

6 ученик

Декабрьские бури,

И снежный морозный февраль,

И линию фронта

У нас на Амуре -

Вот это и есть Амурсталь!

«Амурсталь».

И подвиг товарищей

В памяти будет,

Его позабудешь едва ль.

Советские люди,

Бесстрашные люди –

Вот это и есть Амурсталь!

7 ученик

Поэзия, как мобильный жанр, не прерывалась в военные годы. Пишущие становятся военными, многие из военных берутся за перо. В эти годы возник удивительный человеческий сплав: Поэт-воин. Сравнить можно разве что с Денисом Давыдовым в Отечественную войну 1812 года. Плеяда таких поэтов — солдат и офицеров Советской Армии — действовала в Хабаровске в 40-е годы и далее. Это Александр Дракохруст (слайд 9), Анатолий Рыбочкин (слайд 10), Степан Смоляков, Сергей Тельканов, Сергей Феоктистов.

8 ученик.

СЛАВЯНЕ Александр Дракохруст

Во взводе были парни из Казани,

И старый молдаванин, и еврей…

Но лейтенант басил:

— Вперёд, славяне!

И все мы дружно лезли из траншей.

А в небе

облака рвались, как мины,

А на губах

полынь была горька…

Мы падали, припав к дрожащей глине,

Морщинистой и теплой,

как щека.

Пусть не потомки кривичей, дулебов —

Что из того? Кто б усомнился в том,

Что с этой вот землей и с этим небом

От века

мы не связаны родством?

9 ученик

* * *

Я признан был писателем во взводе

И радовался, помню, от души,

Когда шептали:

— До слезы доводит…

И приносили письма:

— Отпиши!

Солдаты диктовали мне поклоны,

И горькими тревогами полны,

Задумчиво вздыхали:

как там жёны?

И хватит ли картошки до весны?

Меня их несознательность бесила:

А почему ни слова о войне?

И я, хмельной от молодого пыла,

Строчил не то, что диктовали мне.

Мы наступали.

Долго наша рота

Брала высотку между двух дорог…

И выспренность моя легла у дотов:

Для похоронки нужен строгий слог.

10 ученик

Уже в послевоенные годы композитор Владимир Румянцев написал на слова С.Феоктистова песню «Шуми, Амур», которая стала настолько популярной, что, кажется, существовала всегда. В ней поется про войну 1941-1945 гг.

Музыка «Шуми,Амур»

Журналистской и поэтической школой для военных поэтов была хабаровская газета «Суворовский натиск». Спецкор «Суворовского натиска» Сергей Тельканов (1911-1974) прошел солдатский путь от Сталинграда до Праги, участвовал в боях на Курской дуге, на Украине, в «Молдавии; закончил войну в Порт Артуре, Первая поэтическая книжка Тельканова под названием «Фронт» вышла в 1942 г. в Челябинске. ( В Хабаровском издательстве вышли сборники «Пути-дороги», поэма; «Знамя полка» и другое. Основная темы написанного Телькановым — человек на войне.

Сергей Тельканов, поэт-дальневосточник, участник Великой Отечественной войны. Июнь

11 ученик

Какое слово страшное — «война»!

Оно пришло оттуда, от границы.

И ты стоишь безмолвно у окна.

Лицо — как мел, опущены ресницы.

И я молчу. Июньский светлый день

Вдруг помрачнел, закрылся дымкой темной,

Как будто в небе самолета тень

Повисла черной свастикой огромной.

Как будто рядом слышен детский крик,

И тут же рядом пламя крыши лижет.

И наш сынишка сжался и притих,

Малыш стремится быть ко мне поближе.

Стою, молчу, не нагляжусь на вас,

И все яснее слышу грохот боя,

И тихий свет родных печальных глаз

Туда, на фронт, я уношу с собою.

…Гармонь грустит о чем-то дорогом.

Дымят бойцы махоркою в вагоне.

А женщина осталась на перроне.

И мальчик с ней.

И ночь лежит кругом.

12 ученик.

СОЛДАТСКИЙ СОН Александр Дракохруст

(Сергею Тельканову)

Мы чуть не сутки без просыпу

В траншее спали у Днепра…

А немец сыпал,

Немец сыпал,

Воронки рыл у переправ.

Над нами лопались шрапнели,

«Штукасы» выли в облаках…

А мы храпели,

Мы храпели

На наших тощих вещмешках.

Сержанты нас трясти устали,

Охрип горластый старшина…

А мы сгребали,

Мы сгребали

Последние обломки сна.

Давно траншеи опустели,

Война уже не будит нас…

Ах, если б так

В своих постелях

Поспать сейчас!

13 ученик.

Пётр Комаров. Бойцам на фронт!

И жизни не щадя, и отдыха не зная,

Идут бойцы в атаку на врага.

Зима их ждёт в окопах фронтовая -

Мороз, и снег, и ветер, и пурга.

Но — что зима, когда своей заботой,

Своей любовью, нежностью своей

Семья великая советских патриотов

Родных обогревает сыновей!

Мы им пошлём и валенки и шубы

И шапки и фуфайки отдадим.

Пускай метель во все завоет трубы -

Зима придёт союзницею к ним.

Пускай буран в лесах сосновых злится.

Товарищ твой, уверенный в борьбе,

Наденет шерстяные рукавицы

И на привале вспомнит о тебе.

Нас победить фашисты захотели.

Но будут гибелью суровой для врага

И наши белорусские метели,

И наши ленинградские снега!

14 ученик

Александр Артемов. Гордость

Не тем ли сегодня похвастаться мне,

Что, зная и славу, и смерть,

Мы мокли в воде, и горели в огне,

И шли через трубную медь.

И тем ли хвалиться, что в сумрак густой,

Когда неустойчива жизнь,

Кричали мы лёгкому шороху: «Стой!»

И кратко бросали: «Ложись!»

И тем ли гордиться, что в снежных полях

Ветрам поставляли мы грудь,

Когда разрывалась от стужи земля

И мёрзла тяжёлая ртуть.

И тем ли, что быстрой амурской воде

Мы кровь отдавали свою,

Чтоб крепкими быть и навеки владеть



Страницы: 1 | 2 | Весь текст