Своеобразие композиции трагедии АС Пушкина Борис Годунов

Своеобразие композиции трагедии А.С. Пушкина «Борис Годунов».

Интерес Пушкина к драматургии пробуждается в детские годы. В 8 лет он сочиняет комедии. Влечение к драматической форме проявляется в эпических и лироэпических произведениях («Разговор кинопродавца с поэтом», «Цыганы»). Пушкин осваивает опыт русской и мировой драматургии. Он хочет в то же время преобразовать современную ему драматургию, опираясь не на предворные вкусы, а на запросы широкого зрителя, на требования народа.

А.С. Пушкин мечтал о драматургии освободительных идей, острых конфликтов, больших страстей, крупных национальных характеров.

Свои раздумия он воплотил впервые в трагедии «Борис Годунов».

Трагедия начата Пушкиным во время ссылки в Михайловском. Начата в декабре 1824 года и окончена в ноябре 1825 года. Николай I не разрешил печатать трагедию. Постановка «Бориса Годунова» на сцене состоялась лишь в 180году.

Борьба Димитрия Самозванца с царем Борисом, полная тайн, потрясшая целое государство, издавна привлекала не только русских писателей, но и западноевропейских (Лопе де Вега, Шиллер).

Пушкин замыслил трагедию как попытку новаторского преобразования отечественной драматургии на ее путях от классицизма к реализму. События, факты и лица поэт заимствовал из «Истории государства Российского» Карамзина и летописей.

Впервые в русской литературе сюжетом трагедии стали события отечественной истории в строгой хронологической последовательности. Цель всех основных персонажей – борьба за укрепление государственной власти, а народа – за «хорошего царя».

Новаторская направленность трагедии заключается прежде всего в утверждении народа определяющей силой истории. Цари властвуют лишь пользуясь обманом, поллитической несознательностью народа, события истории решаются в конечном счете отношением к ним народа, его мнением – таков основной идейный пафос этой социально-политической трагедии.

Мощь народа чувствуют и понимают самодержцы, их пособники и слуги. Борис – царь, но боится народа. Обещая Басманову покончить с мистичеством боярства, он говорит:

«День этот недалек,

Лишь дай сперва смятение народа

Мне усмирить».

Бояре Шуйский и Воротынский видят осуществление своих честолюбивых замыслов в споре на народ. Шуйский предлагает:

«Давай Народ искусно волновать,

Пускай они оставят Годунова».

Но Воротынский сомневается в успехе интриги:

«Народ отвык в нас видеть древню отрасле».

Гаврила убеждает Басманова оставить Бориса, видя, что его группа сильна «мнением народным».

Новаторство трагедии в защите мысли о враждебности интересов царя и народа. Борис убежден, что «Живая власть для черни ненавистна».

По словам Гуковского «трагедия самого Бориса неотделимая от трагедии его государственной деятельности. Он не может понять, почему же его ненавидит народ». Ненависть народа он видит в двух направлениях: народ – злобная стихия. Враждебная всякой власти, небесное правосудие, карающие за преступление. Это мнение не Пушкина, а Бориса. Пушкин считает что Борис виноват лишь в том, что он – царь.

Народу враждебны и бояре. Они ненавидят народ, боятся его. Шуйский говорит:

«… бессмысленная чернь изменчива, мятежна….»

Пушкин, изображая борьбу Бориса Годунова с Самозванцем за власть, срывает с них личину справедливости. Оба они тираны, презирающие народ, добивающиеся царской власти преступлениями.

В содержании трагедии Пушкина входит не только борьба за власть, но и социальная борьба. Общественные отношения, народ и власть. Здесь показана и справедливость, доброта, великодушие, совесть простого народа. В ненависти к Борису народ выкрикивает:

«Вязать! Топить!

Да здравствует Димитрий

Да гибнет род Бориса Годунова».

Но увидя его детей под стражей, народ проникается к ним сочувствием, узнав, что сын и жена Бориса убиты боярами, «народ в ужасе молчит».

По мнению Пушкина основная причина крушения Бориса в разобщении с народом, в недовольстве народных масс злоупотреблением власти.

Благой считает, что вся трагедия развертывается как «мирской», а не «божий» суд над царем Борисом, как «суд истории».

Возмущение народа вызывает и уничтожение Юрьева Дня. Самозванец подкупил народ, обещая свободу от закрепощения. Но народ, потрясенный злодеяниями самозванца. На призывы Мосальского: «Кричите: да здравствует царь Димитрий Иванович!» — «безмолвствует».

Декабристы недооценивали роль народа в истории. Пушкин сознает, что в отрыве от народа социально-политическая борьба обречена на неудачу. В трагедии дан не только обобщающий образ народа, но и ряд индивидуальных лиц. Совесть народа воплощена в юродивом.

«Руководствуясь реалистическими принципами, Пушкин противопоставил однолинейным абстрактным образам классицизма и исключительным героям романтизма конкретно – исторические типы в свойственной им многосторонности, в естественной смене душевных движений причиняемых всегда определенной обстановкой. Борис Годунов раскрывается как дальновидный государственный деятель, тонкий политик. С искренним стремлением принести народу благо, внести в страну начало просвещения, покончить с местничеством бояр, но при этом властолюбец, кровавый злодей, мстительный тиран.

Василий Шуйский – лукавый и честолюбивый царедворец, смелый, хитрый, расчетливый…

Самозванец – авантюрист, изменник своей родине, дерзкий и храбрый воин.»

Сложная драматическая личность Пимен. Он – обличитель Бориса. Новаторство Пушкина ощутимо и в языке трагедии. Герои трагедии не декламируют, а рассуждают или запросто беседуют. В их речи много разговорных оборотов. Здесь и церковно-славянская речь, и устно-поэтическая речь, и архаическая. Действующие лица «Бориса Годунова» разговаривают на том литературном языке, который создавался в пору Пушкина. Хотя, этот язык резко отличался от языка эпохи «смутного времени». Но Пушкин вводит слова и обороты, свойственные говору русских людей 16-18 века.

Воротынский говорит: «Наряжены мы вместе город ведать».

Каждый персонаж трагедии изъясняется фразеологией своей среды. Шуйский говорит литературным языком. Патриарх оснащает свою речь церковно-славянскими словами. Речь летописца Пимена интеллектуальна, образна, величественна.

Речь действующих лиц в трагедии зависит от обстоятельств, настроения. С игуменом царь говорит непосредственно, просто, благодушно: «пострел окаянный», «уж эти мне грамотеи!», а в царской думе – пышно велеречиво «сведано, яко прах».

После избрания на царство, Борис с детьми беседует ласково, неторопливо, с боярами, приподнято, торжественно, с Шуйским и Семеном Годуновым – властно.

Духовное развитие Димитрия Самозванца Пушкин отразил и в языке. Григорию свойственны просторечные слова: «отселе», «далече».

Но в роли Димитрия он говорит уже литературным языком, не чуждым патетики. «Родился я под небом полуношным», аллегории и символики «Стократ священ союз меча и лиры». Прибегает Димитрий и к латинскому языку. Маржерет у Пушкина говорит по-французски, Розен – по-немецки. Этим поэт подчеркивает их чуждость русским солдатам, которыми они командуют.

Пушкин смело обращается к разговорно – просторечным оборотам «Уж, тяжело!», «Черт с ними». Богатство и образность языка трагедии ярко раскрывается в обилии лестных слов и выражений. Некоторые из них превратились в поговорки: «ох, тяжела ты, шапка Мономаха!», «Описывай, не мудрствуя лукаво».

В композиции трагедии тоже сказывается новаторство Пушкина. Он ниспровергает полностью единство действия, единство места и единство времени. Здесь два основных персонажа: Борис и Самозванец. Но действие пьесы начинается и заканчивается без них. Борис умирает, а трагедия продолжается. Самозванец так же появляется не в начале трагедии, как полагается герою.

Пушкин как бы подчеркивает, что основным и единственным положительным героем является народ, а подлинным содержанием — социально-политическая борьба.

В развитие действия трагедии входит и любовный мотив, страсть Григория к Марине. Но впервые в русской трагедии любовный мотив стоит на втором месте. В композиции трагедии громко звучат лирические мотивы. Наибольшее количество монологов принадлежит Борису и самозванцу.

Монологи Бориса выражают тревогу совести. Монологи самозванца – патетические, показывают его головокружительную карьеру.

Основные события трагедии развертываются постепенно и последовательно. Например, появлению Самозванца предшествуют тревожные слухи, недовольство народа Борисом. В пьесе множество героев. Это поистине эпохально – народная трагедия. Здесь все слои основного населения того времени. Действие длится с 1598 года по 1605 год.

«Сохраняя внешнюю хроникальность, трагедия отличается динамизмом развития. Уже в её экспозиции, во враждебном Борису диалоге Шуйского и Воротынского, в безучастных репликах народа создается ощущение тревожности и начала будущей смуты».

Решение Григория выдать себя за Димитрия – завязка трагедии. Конфликт между Борисом и Самозванцем, осложненный вмешательством народа, движет пьесу. Этот конфликт усугубляется мотивом нечистой совести Бориса, повинного в убийстве царевича Димитрия. Здесь, в этой трагедии Пушкин анализирует и изображает историческую ситуацию, похожую на ситуацию царствования Александра I. Образ царя, пришедшего к власти при помощи преступления, пленял Пушкина (царь Александр I причастен к убийству отца). Но Борис не Александр. Пушкин решает вопрос взаимоотношения монархии и народа на материале истории, но решение прилагает к современности. Пушкин понимал, что прошлое не ровно современности, но современность обусловлена прошлым. Кульминации пьеса достигает в сцене на площади перед собором в Москве, в которой Юродивой называет Бориса убийцей. Это приговор народа. После этого действие идет к развязке. Дурылин считает, что «каждая сцена «Годунова» — динамический итог целого разлива действия, волнующегося за сценой», то есть в жизни.

Приближая трагедию к жизни, Пушкин вносит в нее бытовые мотивы («Девичье поле», «Корьчьма на литовской границе»). В сцене «Девичье поле» народ воет и плачет по приказу начальства. Пушкин тяжело переживает отсталость народа. Картина вымученных слез – негодование Пушкина. Народ завоевал страну. Но не знает, что делать со своей властью. Он не догадывается, что можно жить и без царя и без бояр.

В трагедии личность подчинена объективному закону истории. Все действующие лица определены чертами национальной культуры. В трагедии сопоставлены два типа культуры: Русь и Польша. Русь – допетровская, Польша – с ее культурой позднего Возрождения. Характерен пьесе и принцип контраста. Вслед за сценой, которая завершается монологом Борисом. Дается сцена комическая: «корчма на литовской границе».

Пушкин вместо традиционного александрийского стиха (шестистопного ямба) использует пятистопный без рифменный ямб. Богатству интонаций служат и многочисленные переносы («Москва пуста; во след за патриархом к монастырю пошел и весь народ»), инверсии («давай народ искусно волновать»).

В польских сценах применяется рифмованный стих. В трагедии есть и прозаические вставки («дом Шуйского, царские палаты»).

Трагедия «Борис Годунов» — первая русская трагедия – реалистическая. «Борис Годунов» для Пушкина был целым переворотом и итогом глубоких размышлений, воплощением нового и зрелого этапа его социально-политического и эстетического развития. К своей трагедии Пушкин относился с особой привязанностью. Он исследует проблему самодержавия, политического строя России.

В своих заметках о драме Пушкин писал, что «Человек и народ, судьба человеческая, судьба народная» развиваются в трагедии. В военных сценах показано поражение русского народа.

Можно уничтожить войско повстанцев, но уничтожить русский народ нельзя! Пушкин отвечает Басманову:

«Не знаешь ли, чем сильны мы, Басманов?

Не войском, нет, не польскую подмогой,

А мнением: да! Мнением народным!»

У Пушкина народ – не только неограниченная стихия восстания, но и стихия добродушия и правды. Даже два голоса в заключительной сцене сопоставляются в параллельных репликах:

Один из народа: «брат да сестра! Бедные дети, что пташки в клетке».

Другой: «Есть о ком жалеть. Проклятое племя».

Первый: « Отец был злодей, а детки невинны».

Другой: «Яблоко от яблони недалеко падает».

Первый голос – добродушия, второй – ненависть к царям.

«Борис Годунов» — трагедия, в которой Пушкин определяет свое отношение к проблемам политики, истории и литературного творчества одновременно. Пушкин совершил подлинный переворот в русской драматургии, повернув ее в сторону сближения с действительностью.

Список литературы:

Пушкин А.С. «Борис Годунов»

Благой Д.Д. «Мастерство Пушкина» М.1955 г. Гл.3.

Благой Д.Д. «Творческий путь Пушкина» (1813-1826) М. 1950 г.

Гуговский Г.А. «Пушкин и проблемы реалистического стиля» М. 1957г.

Ревякин А.И. «История русской литературы XIX века» М. «Просвещение» 1981г.

Дурылин С.М. «Пушкин на сцене» М. 1951

Петров С.М. «История русской литературы XIX века» М. «Посвящение» 1970г.