Реферат Закрытые города России

Тема: «Закрытые города России»

Содержание

Введение

Население ЗАТО

Возникновение и особенности закрытых городов

Где располагаются ЗАТО

Функции ЗАТО

Условия жизни в ЗАТО

Проблемы закрытых городов сегодня

ЗАТО в Забайкальском крае

Заключение

Введение

В соответствии с Законом Российской Федерации о закрытых административно-территориальных образованиях (ЗАТО), принятым в 1992 г., к этой категории было отнесено 47 поселений, насчитывавших в общей сложности около 1,5 млн. жителей. 10 из них находились в ведении Минатома (бывшего Минсредмаша) и 37-в ведении Минобороны РФ. Тогда же, в 1992 году, была создана Ассоциация закрытых административно-территориальных объединений.

Распоряжением Правительства РФ от 4.01.1994 г. в качестве официальных географических наименований были закреплены 19 городов и 18 поселков из числа ЗАТО. Распоряжением «открывались» не только их имена, но и данные по численности их населения, прежде как бы «размазывавшегося» по территории РФ. Эти сведения были впервые обнародованы в ежегодном справочнике Госкомстата России. Однако при их сравнении с законом 1992 г. обнаруживается «недостача» как минимум десятка ЗАТО.

Во времена Советского Союза такие населённые пункты были строго засекречены: даже гражданам СССР, не имеющим права доступа к секретной информации, недоступны были не только въезд в эти населённые пункты или данные об их местоположении, но даже и их названия, их жителям не разрешалось рассказывать о том, где они живут. Население ЗАТО при подсчёте статистики «размазывалось» по другим населённым пунктам или приписывалось к крупным городам, таким как областные центры. ЗАТО чаще всего и назывались как районы городов: Челябинск-40, Томск-7, Красноярск-26, Сальск-7 и т. д. При этом для большей конспирации номера домов в таких городах часто начинались с крупных чисел, как бы продолжая улицы в «городах приписки», то же было с номерами школ, номерами маршрутов общественного транспорта и т. п.

Население ЗАТО

Большинство из этих «открытых» поселений — спутники крупных городских центров — Москвы, Екатеринбурга, Челябинска, Красноярска, Томска, Владивостока, Пензы. Обнародование данных о них заставляет внести поправки в параметры крупных российских агломераций, в реестр больших городов России, куда следует теперь включить Северск (бывший Томск-7), да и в саму картину урбанизированности российских регионов.

По состоянию на 1 января 1995 г. общая численность постоянного населения 38 ЗАТО РФ составила 1102,1 тыс. чел., из них 960,3 тыс. чел. проживали в городских и 141,8 (или 12,9%) в поселковых ЗАТО. В 1996 г. (при 40 ЗАТО) она достигла 1140,5 тыс. чел., при этом доля поселковых ЗАТО заметно выросла и составила 15,5%. Нельзя не отметить самого факта приращения населения в ЗАТО (на 38,4 тыс. чел., или на 3,4% за 1995 г.). Этот прирост заметно выделяется на фоне общероссийской тенденции к падению численности городского населения, сократившегося за то же время на 216 тыс. чел., или на 0,2%. Соответственно возросла (на 0,03%) и доля ЗАТО в численности населения России, достигнув в 1996 г. 0,77% во всем населении и 1,05% -в городском. Иными словами, «закрытым» является практически каждый сотый российский горожанин.

Из 19 городских ЗАТО рост людности за 1995-1996 гг. был отмечен в 10: наибольшее сокращение людности отмечено у камчатского Вилючинска (1,7 тыс. чел.) и у кольских Островного и Заозерска (0,9 и 0,6 тыс. чел.). Из такого же числа поселковых ЗАТО сокращение людности отмечено лишь у одного, а прирост — у десяти (еще в 7 ЗАТО людность осталась на прежнем уровне).

Основная часть отмеченного выше столь значительного прироста была достигнута в результате включения в число ЗАТО г. Полярного и п. Сибирского; но и естественный прирост населения ЗАТО, уже существовавших в 1995 г., составил 2,4 тыс., или 0,2%. При этом на городские ЗАТО пришлось менее 1/3 прироста, а точнее 0,7 тыс. чел., из которых, кстати сказать, 0,3 тыс. чел. — на прирост сельского населения в ЗАТО Скалистый Мурманской области.

Само по себе число сельских жителей в составе ЗАТО незначительно (порядка 0,3-0,4% от общей численности); в 1995 г. число закрытых селян составляло 3,1 тыс. чел., в 1996 г. (с учетом г. Полярного) — 4,3 тыс. чел.

Количество наличного населения как в городах, так и в поселках ЗАТО было несколько ниже, чем постоянного, в общей сложности на 25,5 тыс. чел. в 1995 и на 37,8 — в 1996 году. В целом отсутствовало всего 2,3% постоянного населения, что является нормальным показателем. В отдельных ЗАТО (в частности, во всех северофлотских базах Мурманской области) эта доля гораздо выше.

Закрытые города имеют, как правило, более 25 тыс. жителей. Среди них один только Северск относится к числу «больших» (свыше 100 тыс. жителей), но к этому порогу близко подошли Железногорск и Озерск. С точки зрения размещения, среди закрытых городов можно выделить несколько условно компактных групп, или кустов, среди них Уральская (5 городов и 3 поселка), Кольская (5 городов), Красноярская (2 города и 3 поселка) и Подмосковная (1 город и 3 поселка). Указать их точное (а в некоторых случаях и приблизительное) положение на карте России до сих пор возможно далеко не во всех случаях.

Возникновение и особенности закрытых городов

Закрытые города Минобороны составляют ровно 3/4 от общего числа ЗАТО, но по численности населения перевешивают ЗАТО Минатома, чьи 10 городов сосредоточивали в 1996 г. 734,8 тыс. человек, или 64% «закрытого» населения. В 1992 и 1994 гг. суммарная численность населения последних составляла соответственно 705,9 и 732,9 тыс. чел., причем её рост (впрочем, сильно замедлившийся в последние годы) обеспечивался за счёт миграционного притока, составившего за 1992-1994 гг., по его оценке, 27 тыс. чел. Не будь этого притока специалистов извне, в закрытых городах уже давно возобладала бы тенденция к постарению населения.

Среди ЗАТО Минобороны преобладают города при военно-морских базах на побережье Кольского полуострова, Камчатки и Приморья, космодромах (Мирный, Капустин Яр), испытательных полигонах, а также других военных объектах. Так, космодром Плесецк был заложен как база межконтинентальных баллистических ракет в 1957 г. Значение Плесецка резко возросло с распадом СССР, лишившим Россию прямого и безоговорочного доступа к ставшему казахстанским Байконуру. Когда в 1992 г. в РФ были созданы военно-космические силы, город Мирный при Плесецком космодроме стал их центром. Здесь же находится Учебный центр по подготовке специалистов для ракетных войск.

Возникновение «атомоградов» так или иначе, было связано с атомной программой СССР, поэтому все они — дети курчатовской «Лаборатории № 2 АН СССР» в Москве, все — более или менее ровесники, с примерно 40-50-летним жизненным стажем. Большинство возникло сразу же после войны, некоторые — в 50-е годы. Статус закрытого города присуждался тогда закрытыми указами Президиума Верховного Совета РСФСР.

Где располагаются ЗАТО

ЗАТО расположены там, где логичнее всего размещать стратегические или оборонные объекты, то есть либо на рубежах страны, прикрывая их и служа своеобразным щитом, либо во внутренних районах, укрытых от вражеских глаз, застрахованных от внезапного нападения противника. Понятно, что разумно более всего укрывать в глубинах территории города, участвующие в атомной программе; морские военные базы всегда будут располагаться по берегам морей, а ЗАТО при ракетных частях стратегического назначения образуют защитный контур по периметру границ государства.

На территории России можно выделить несколько пространственных групп, или кустов, ЗАТО.

1. Кольская (7 ЗАТО Мурманской обл.) — базы Северного флота.2. Центральная (9 ЗАТО: 4 в Московской обл., 2 в Тверской обл., по одному в Нижегородской, Владимирской и Пензенской обл.) — ЗАТО ориентированы на связи с Москвой, пользуются ее научным потенциалом или защищают ее от возможного нападения.

3. Поволжская (4 ЗАТО: 3 в Саратовской обл., 1 в Астраханской обл.) — имеет ракетную или химическую специализацию.

4. Уральская (11 ЗАТО: по 4 в Свердловской и Челябинской обл., по одному — в Башкирии, Пермской и Оренбургской обл.) — преимущественно центры атомной промышленности.

5. Сибирская (6 ЗАТО: 4 в Красноярском крае, по одному в Алтайском крае и Томской обл.) — преобладает атомная промышленность.

6. Дальневосточная (4 ЗАТО: по два в Приморском крае и Камчатской обл.) — территориально разорванная Японским и Охотским морями группа ЗАТО, обслуживающих Тихоокеанский флот.

Есть и одиночные ЗАТО, расположенные за пределами скоплений, например Мирный в Архангельской обл. или Углегорск в Амурской обл.О расположении поселений ЗАТО могут рассказать их названия. Например, город Новоуральск находится на Урале, поселок Сибирский — в Сибири. Правда, прежние наименования ЗАТО были более информативны, ведь для них использовались названия близлежащих городов с добавлением цифрового индекса почтового отделения. Эти названия сразу давали четкую привязку к окрестностям какого-либо незакрытого города и поселка — Арзамас-16, Красноярск-26, Челябинск-65, Пенза-19, что, конечно же, значительно упрощало примерное определение расположения ЗАТО. Большинство принятых ныне официальных названий вроде Зеленогорска, Горного, Лесного, Заречного, Молодежного безлики, они могут соответствовать практически любому поселению. В результате в не очень большом «архипелаге ЗАТО» появилось несколько пар похожих названий: Межгорье и Трехгорный, Озерный и Озерск, Снежинск и Снежногорск, не говоря уже о двух полных «тезках» — поселках Солнечный в Тверской обл. и в Красноярском крае. Путаницу вносят и открытые поселения, одноименные ЗАТО. Так, Краснознаменск (Голицыно-2) одноименен с городом в Калининградской обл., Зеленогорск (Красноярск-45) напоминает о еще недавно существовавшем городе под Санкт-Петербургом, Мирный (космодром Плесецк) — тёзка якутского алмазодобытчика, Радужный (Владимир-30) — однофамилец центра нефтедобычи в Ханты-Мансийском а.о., есть свои пары у Знаменска (в Калининградской обл.), Заречного (в Свердловской обл.), Железногорска  (в Курской обл., есть еще и Железногорск-Илимский в Приангарье). А «близкие родственники» таких ЗАТО, как Первомайский, Кедровый, Горный, Свободный, исчисляются десятками. Возможно, военные специально предложили такие абстрактные и неопределенные названия для того, чтобы не создавать наводку на конкретные объекты и добиться максимальной маскировки. Однако теперь, когда практически все ЗАТО открыто показываются на географических картах, а их расположение — секрет Полишинеля, наверное, было бы неплохо скорректировать названия некоторых ЗАТО, естественно, при желании и активном участии их населения. В качестве примера можно вспомнить прецедент переименования незакрытого, но оборонного подмосковного Калининграда в Королёв (1996 г.). Впрочем, есть среди ЗАТО и удачные названия, такие как Большой Камень, Вилючинск, Вулканный, Саров, Североморск, Шиханы.

Функции ЗАТО

По своей функциональной структуре «закрытые города» принадлежали к городам нового типа, характерным для эпохи НТР. Их основу составляли НИИ, КБ, опытные заводы, испытательные полигоны. Научный поиск, уникальные технические решения, позволившие выйти на передовые позиции в технологии производства, самое современное техническое оборудование и оснащение лабораторий, высококвалифицированные кадры ученых, инженеров и рабочих, спаянных многолетней совместной работой в слаженные коллективы, способные выполнять самые сложные программы, — всё это обусловливало исключительно высокий, чтобы не сказать выдающийся или уникальный, научно-технический и опытно-производственный потенциал закрытых городов, зачастую опережающий или во всяком случае не отстающий от западных аналогов. Нередко в закрытых городах размещались соответствующие их профилю высшие, а также средние специальные учебные заведения, что позволяло успешно решать и кадровые вопросы. В свою очередь, это определяло и особенности структуры их населения — высокий процент лиц с высшим образованием.

По специализации, ЗАТО можно разделить на шесть типов.1. Атомные города — 10 городов, находящихся в ведении Министерства по атомной энергии. Саров, Новоуральск, Лесной, Заречный, Озерск, Снежинск, Трехгорный, Северск, Железногорск и Зеленогорск включены в цикл по обогащению и переработке ядерного топлива (уранового и плутониевого) и его использованию в военных (для применения в ядерных боеприпасах) и мирных (в атомной энергетике) программах. В городах этого профиля ведется разработка ядерного оружия, а также направлений конверсии ядерной отрасли, для чего в них созданы специальные научные институты и лаборатории, специалистов для которых готовят профильные учебные заведения, находящиеся там же.2. Военно-морские базы. Они сосредоточены на побережьях, имеющих наиболее выгодное стратегическое положение. Фьордовый, изрезанный северный берег Кольского полуострова укрывает ЗАТО, обслуживающие Северный флот России, — Североморск, Полярный, Снежногорск, Заозерск, Скалистый, Островной, Видяево. Все они, включая наиболее отдаленный Островной, лежат в незамерзающей части Баренцева моря и контролируют вход в моря Северного Ледовитого океана с запада. Два ЗАТО Приморского края — Большой Камень и Фокино являются базами Тихоокеанского флота на самом южном форпосте российского Дальнего Востока. Лежащий в заливе Крашенинникова Авачинской губы Вилючинск формирует морской щит страны на беринговоморском направлении.3. Поселения при ракетных частях и полигонах. Эти ЗАТО находятся в ведении ракетных войск стратегического назначения (Звездный, Свободный, Кедровый, Сибирский, Светлый, Комаровский, Первомайский и др.) или военно-космических сил России (Краснознаменск, Знаменск, Мирный, Углегорск). Первые представляют собой, как правило, небольшие поселки городского типа, размещенные близ железных дорог, при которых находятся пусковые установки (чаще всего в шахтах) баллистических ракет. Вторые — гораздо крупнее, обслуживают космодромы, большие ракетные полигоны или центры космической связи.4. ЗАТО химического профиля, оба (Шиханы и Михайловский) расположены в Саратовской обл. Ранее — центры разработки и производства химического оружия, ныне — центры его утилизации и уничтожения. В состав этих ЗАТО входят значительные территории, на которых происходит утилизация и захоронение химического оружия.

5. Поселки, поддерживающие военную связь, — Восход и Приокск, — небольшие поселения, расположенные вблизи Москвы на крупных транспортных осях.6. Центр разработки лазерного оружия — город Радужный.

Условия жизни в ЗАТО

Все эти города находились на особом режимном положении, их «закрытость» была и остается отнюдь не метафорой, а физической реальностью. Их окружали и окружают контрольная (или контрольно-следовая) и запретные зоны, а сам их периметр обнесён двойными-тройными ограждениями (в том числе из колючей проволоки), внутрь которых попасть можно было только через контрольно-пропускные пункты. В географическом, не говоря об административном и практическом, смысле это ставило их жителей в состояние изоляции, а сами города — выключало из жизни окружающего района.

В качестве компенсации за сложности, связанные с проживанием в закрытых городах, в советское время в них было лучше налажено снабжение, были в свободной продаже многие товары, которые в открытых населённых пунктах были дефицитом. Уровень благоустройства городов также был выше среднего, была лучше развита социальная сфера и сфера обслуживания. Из-за барьера, препятствующего свободному перемещению, в ЗАТО был значительно более низкий уровень преступности.

Своего рода компенсацией за сложности и неудобства, вызванные закрытостью от внешнего мира, служили неплохие, по советским меркам, условия жизни в закрытых городах. Они строились по индивидуальным, специально разработанным планам и характеризовались четкой планировочной структурой и высоким уровнем благоустройства. В них не было типичного советского дисбаланса между производственной и жилой застройками (обычно разделенными санитарно-защитной зоной), как и между собственно жильем, сферой обслуживания и зелеными зонами отдыха, поддерживался повышенный уровень товарного снабжения, что, в условиях планово-распределительной системы и повсеместного дефицита, имело первостепенное значение.

В то же время, в силу самих своих функций, многие закрытые города -априори зона повышенного риска для проживания. Повышенный радиоактивный фон, угрозы аварийных случаев неизбежно накладывали отпечаток на экологическую и психологическую ситуацию в них. В 1957 г. в Челябинске-65 (Озерске) произошел взрыв ёмкости с радиоактивными отходами, вследствие чего образовалась радиоактивная зона площадью 23 тыс. кв. км. с населением около 270 тыс. человек. 6 апреля 1993 г., взрыв произошел на плутониевом комбинате в Северске (Томске-7): это была 24-я по счету авария, некоторые из них сопровождались случаями лучевого поражения. Нередки аварии и при запусках ракет в Мирном и Капустине Яре.

Специфической особенностью закрытых городов была их высокая специализированность, сосредоточенность на своей конкретной функции. Вокруг «стержневого» производства (или вида деятельности) группировались некоторые другие — вспомогательные и сопутствующие, мощные и тоже специализированные строительные организации. Пределы развитию градообразующих и градообслуживающих функций ставил все тот же режим секретности, трудносовместимый с развитием нормальной городской структуры.

Проблемы закрытых городов

После распада СССР список ЗАТО был рассекречен, и их перечень утверждён специальным законом России, который был принят в1992 и затем несколько раз изменялся. Вместо цифровых обозначений города получили отдельные названия.

Число ЗАТО составляет 45, в них (по состоянию на начало 2002) проживает 1 345 000 человек. Это означает, что почти каждый сотый россиянин живёт в закрытом населённом пункте. По сегодняшний день территории ЗАТО огорожены заборами с колючей проволокой и охраной (по крайней мере, на легкодоступных участках), а для их посещения необходимо получить специальный пропуск, для чего нужно указать причину посещения. В некоторые ЗАТО граждане России и Белоруссии могут попасть на проводимое мероприятие (по предъявлению паспорта), например в Звёздный Городок — на легкоатлетический забег.

Города России, закрытые для посещения иностранными гражданами.

Города Норильск и Дудинка не имеют статуса ЗАТО, но их посещение иностранными гражданами (кроме граждан Белоруссии) с 25 ноября 2001 возможно только по разрешению властей, до этого в течение 10 лет (с 1991 года) въезд для иностранцев был свободный.

В новых условиях, в которых живёт сегодня Россия, закрытые города, теснейшим образом связанные с ВПК, оказались в особо трудном положении. Они не только лишились былых привилегий, но оказались на грани краха и исчезновения. Спрос на их продукцию упал, и даже то, что производилось, оплачивалось с большими задержками. Уровень зарплаты сотрудников закрытых городов разошелся с их высокой квалификацией. Конверсия же требовала больших средств, которых не было.

В условиях перехода к рынку закрытые города, впрочем, как и открытые, оказались в достаточно трудном положении. Реформы свели на нет многие из слагаемых высокого качества жизни в них. При своём узком производственном профиле закрытые города не могли избежать резкого спада производства, оставившего без привычной работы значительную часть «закрытых» горожан. Из-за отсутствия финансирования практически прекратились и текущие научные исследования. Конверсия в своем нынешнем виде, когда вместо сложнейшей наукоёмкой продукции начали поступать заказы на простой и массовый ширпотреб, только оттенила сегодняшнюю невостребованность выдающегося интеллектуального потенциала закрытых городов и привела к скачкообразному росту безработицы в них.

По данным В. Тихонова, масштабы безработицы в «атомоградах» были выше, чем в среднем по России. Если в 1992 г. в ЗАТО вообще не было зарегистрированных безработных, то в конце 1995 г. их было уже около 18 тыс. чел., что примерно соответствует среднероссийским показателям. Особенно пострадали ученые и конструкторы — интеллектуальная элита закрытых городов. Каждый второй безработный здесь имеет высшее или среднее образование, тогда как по России в целом — каждый третий. В первую очередь в закрытых городах пострадала молодежь в возрасте от 22 до 29 лет с высоким образовательным цензом, для которой установился нежелательный миграционный вектор — отток из ЗАТО. Тот же вектор направлен в сторону предприятий негосударственной формы собственности, в том числе и в виде частных фирм, создаваемых бывшими корифеями науки, как правило, вне своих городов, поскольку закрытость последних и частное предпринимательство уживаются достаточно плохо.

Городские власти и руководители предприятий прилагают немало усилий для того, чтобы приспособиться к рыночной ситуации, тем не менее впервые в истории закрытых городов возникла реальная опасность миграционного оттока, в частности, «утечки умов». Выехать на работу за границу и тем самым увеличить свою зарплату самое меньшее в 5 раз, согласно данным В. Тихонова, хотели бы 28% специалистов.

Статус ЗАТО обязывает государство позаботиться о закрытых городах в первую очередь, тем более, что они обладают — и немалым — собственным антикризисным потенциалом. Прежняя деятельность ЗАТО, пусть и в меньших размерах, все равно должна продолжаться, этого требуют государственные интересы безопасности и обороноспособности. Необходима и конверсия, но не такая, как сегодняшняя, а ориентированная на высокие технологии и высокую квалификацию работающих в ЗАТО специалистов. В связи с этим все громче обсуждаются проблемы привлечения в экономику закрытых городов иностранного капитала, создания совместных предприятий, организации новых производств, конверсии, освоения оказавшихся незагруженными производственных мощностей. В итоге закрытые города неизбежно стали «открываться», а точнее «приоткрываться». В них был открыт доступ иностранцам, в надежде привлечь зарубежных партнеров и инвесторов. Предприятия ЗАТО стали осваивать новую для себя продукцию и впервые в истории работать на экспорт. Так, Уральский электрохимический комбинат в Новоуральске стал поставлять малообогащенный уран в страны СНГ, Великобританию, Францию, Германию, Швецию, Финляндию, Испанию. Комбинат «Электрохимприбор» в г. Лесном (НПО «Поиск-93″) и приборостроительный завод «Старт» в г. Заречном освоили выпуск новых сложных микроэлектронных и вакуумных приборов, цветные телевизоры с цифровой обработкой сигнала. На предприятиях Снежинска выпускаются солнечные энергетические установки и портативные микроохладители, сложное медицинское оборудование и бытовая техника, спортивный’ инвентарь и другие товары народного потребления. В Зеленогорске (Красноярске-45) создан (совместно с германской фирмой BASF) завод по выпуску аудиокассет. Тем не менее объём инвестиций, которые удалось привлечь, по-видимому, всё ещё далёк от необходимого.

Вместе с тем многие жители закрытых городов, привыкнув к своему особому положению, вовсе не желают, чтобы их города открылись настежь. Напротив, во многих открытых, но некогда закрытых городах велика ностальгия по тому времени: так, за то, чтобы вернуть Норильску статус закрытого города, высказались 89% его опрошенных жителей.

Положение закрытых городов в настоящее время двусмысленно. Будучи фокусами многолетней государственной технической политики, они с трудом приспосабливаются к рыночным отношениям, которые требуют от них не только научной или технической инициативы. Между тем, благодаря своему уникальному потенциалу, эти города могут открыть для России новые, отвечающие современным запросам, горизонты экономического возрождения, стать ядрами российских технополисов, очагами регионального развития. Но для всего этого им, как минимум, потребовалось бы перестать быть «закрытыми», разумеется, сохранив при этом должную степень секретности своих наиболее специфических предприятий и производств.

Почему люди хотят жить в ЗАТО

На Руси аналоги ЗАТО известны с древности. Поселениями, имевшими ярко выраженную оборонную направленность и жертвовавшими ради безопасности страны торговлей и ремеслами, а посему субсидируемыми государством, были города-крепости засечных черт, казачьи поселения, центры экспансии на вновь присоединенных или колонизируемых землях. Близкий к ЗАТО статус имели в XIX — начале ХХ в. военные крепости, такие как Кронштадт, Севастополь или Карс. Некоторые черты современных ЗАТО угадываются в аракчеевских военных поселениях (их система действовала в некоторых западных и южных губерниях России в 1810—1857 гг.). Военные поселения были печально известны очень жестким репрессивно-палочным режимом и снискали недобрую славу. Население (и военное, и крестьянское) почитало за благо вырваться за пределы этой неволи, но удавалось это очень немногим.

Советским же властям удалось заинтересовать население работой и образом жизни в закрытых поселениях. Это было далеко не просто, ведь, приезжая в ЗАТО, человек добровольно накладывал на себя ряд ограничений: давал подписку о неразглашении информации, обязывался ограничить общение с «открытым» миром (включая посещение родственников, выбор места отдыха и др.), становился «невыездным» за пределы государственных границ СССР (причем это ограничение действовало даже спустя много лет после того, как возможный носитель секретной информации покидал закрытое производство и уезжал из ЗАТО). Тем не менее население вполне охотно переезжало в закрытые города и поселки, оставалось там после ухода на пенсию. Объяснением тому были значительные привилегии и льготы, которые выпадали на долю жителей ЗАТО: в эпоху вечного дефицита поселения этой категории имели лучшее снабжение (возможно было купить почти все: от деликатеса до импортной мебели), здесь был высок уровень образования и медицинского обслуживания, существенно лучше обстояли дела с культурой и досугом (действовали свои театры, музеи, клубы, оборудование в которых было совершеннее и современнее, чем на «большой земле»). Закрытые города лучше распланированы и благоустроены, перед ними с гораздо меньшей остротой стояла жилищная проблема, почти идеально работал городской транспорт.

Конечно, после распада Советского Союза и многократного сокращения расходов на оборону и, соответственно, на содержание ЗАТО привлекательность (или, как теперь модно говорить, аттрактивность) закрытых поселений померкла. Однако люди продолжают держаться за привычные им места проживания, рассчитывая, видимо, на изменение существующих негативных тенденций. Население городов и поселков ЗАТО сокращается, но в большинстве случаев не так сильно, как в «гражданских» городских поселениях, и сокращение это происходит главным образом по демографическим причинам, а не из-за механического оттока. Более того, многие населенные пункты, не включенные в федеральный перечень ЗАТО, стремятся получить этот статус. Недавняя история: жители пгт Горный в Саратовской обл. были просто возмущены решением властей не включать в созданное в ноябре 2003 г. ЗАТО Михайловский территорию всего поселка (закрытыми стали лишь его окраины с предприятием по уничтожению химического оружия). Доводы населения звучали так: ЗАТО будет финансироваться из федерального бюджета и те, кто там будет жить, могут рассчитывать на некоторые социальные льготы, остальные же горновцы не получат ничего, кроме экологически опасного производства прямо под боком. За статус ЗАТО стоят горой и жители Приокска — небольшого поселка, по сути уже слившегося с окружающими микрорайонами подмосковного Ступина. Компании по сохранению или приданию режима ЗАТО, раскручиваемые местными администрациями, находят поддержку у населения. Людей можно понять: статус особого территориального образования предусматривает определенную автономию, бюджетную независимость, большее внимание со стороны Центра, который многими воспринимается более сильным и богатым хозяином, нежели власти регионов. Таким образом, плюсы жизни в ЗАТО в общественном сознании перекрывают минусы.

ЗАТО В Забайкальском крае

Горный (до 1994 года Чита-46) — посёлок городского типа в Забайкальском крае Россиизакрытое административно-территориальное образование (ЗАТО), имеет статус городского округа.

Население — 11,4 тыс. человек (2009).

Посёлок расположен в 70 км на юг от Читы, рядом с посёлком Дровяная Улётовского района, в 43 км к юго-востоку от ближайшей железнодорожной станции Лесная — ветки Забайкальской ж/д (Трансибирская магистраль), 4 км от станции Голубичная (филиал Лесная), 1 км ст. Елена (нерабочая, рампа Голубичная).

В посёлке базируется одно из подразделений ракетных войск стратегического назначения (РВСН).

Образован в связи с размещением Харбинского соединения ракетных войск стратегического назначения.

Заключение

Понятия «армия» и «реформа» довольно сложно уживаются между собой. Вероятно, именно поэтому так вяло идет структурная перестройка ЗАТО. Поддерживать закрытый режим с каждым годом все сложнее: не хватает средств на охрану, не на что становится ремонтировать заграждение, да и призывные ресурсы у армии неуклонно сокращаются. Министерству обороны было бы легче сбросить со своего баланса хотя бы часть из курируемых ЗАТО, не заниматься их снабжением, благоустройством, завозом топлива, строительством жилья, передать их гражданской администрации, сосредоточиться на собственно оборонных функциях, но население, привыкшее к заботе, выступает против этого. Тем не менее уже сейчас очевидно, что некоторым ЗАТО придется распрощаться со своим особым статусом. В числе наиболее вероятных кандидатов чаще всего фигурируют город Островной Мурманской обл. и поселок Озерный, расположенный близ Бологого. И если второй в силу своего положения в месте со сравнительно комфортными природными условиями в непосредственной близости от магистралей Москва—Петербург имеет потенциал для развития как гражданское поселение, то уход военных из заполярного и холодного Островного означает для города гибель.

Несколько более оптимистичны перспективы городов Минатома. Высокий научный и технологический уровень этих центров, наличие исследовательских лабораторий и образовательных учреждений позволит создать на базе этих ЗАТО технопарки американского или японского образца. В этих своеобразных «силиконовых долинах» можно будет развивать наукоемкие отрасли: микроэлектронику, программирование, биотехнологии. Но для их перепрофилирования или, лучше сказать, «допрофилирования» требуются средства, и немалые. У государства денег на науку в обозримом будущем, видимо, не найдется, а независимый инвестор, тем более иностранный, вряд ли пойдет в закрытый город. Да и пустят туда его?К настоящему моменту остается констатировать, что существование ЗАТО официально признано. С 1995  г. данные по численности их населения публикуются в статистических справочниках, закрытые города, хотя еще далеко не все, стали появляться в энциклопедиях и справочных изданиях. Теперь Снежинск и Озерный, Новоуральск и Лесной, Саров и Северск, Краснознаменск и Вилючинск можно увидеть на географических картах — как на крупномасштабных (топографических), так и на региональных. Однако на последних вышедших картах закрытые города снова отсутствуют. Не пора ли и нам не делать секрета из того, что уже знает весь мир? Достаточно увидеть любую подробную карту нашей страны, изданную за рубежом, чтобы убедиться в этом. Только тогда закрытые поселения смогут полноценно реинтегрироваться в общероссийское пространство.

Литература

2С.Н. Быков. Свободный — новый космодром России//География, № 17/99, с. 3—4

Г.М. Лаппо, П.М. Полян. Города, сбросившие шапку-невидимку, № 13/99