Расул Гамзатов

Урок 1-188

Конспект урока по литературе для групп 1 СПЛ______, 15 ЭЛ_____, 27 ПВК __

на тему: «Расул Гамзатов. Жизнь и творчество»

Цели урока:

- Познакомить учащихся с биографией писателя, особенностями мировоззрения, своеобразием творчества.

- Показать связь личности писателя, его мировоззрения с его книгами.

- Продолжить воспитание чувства гордости за русскую литературу

Тип урока: изучение нового материала.

Вид урока: урок теоретического исследования.

Оборудование: портрет, учебник

Структура урока.

1. Организационный момент .

2. Вступительное слово учителя.

3. Оформление тетрадей.

4. Слово учителя.

5. Знакомство с этапами биографии писателя.

6. Знакомство с творчеством

7. Итог урока и домашнее задание.

Ход урока

Оргмомент.

Оформление тетрадей

II. Вступительное слово учителя.

Родился 8 сентября 1923 года в селении Цада Хунзахского района Дагестана. Отец – Гамзат Цадаса (сын Юсупиль Магомы) (1877–1951), народный поэт Дагестана, лауреат Государственной премии РОССИИ. Мать – Гамзатова Хандулай Гайдарбекгаджиевна (1888–1965). Супруга – Гамзатова Патимат Саидовна (1931–2000). Дочери: Гамзатова Зарема Расуловна (1956 г. рожд.), Гамзатова Патимат Расуловна (1959 г. рожд.), Гамзатова Салихат Расуловна (1965 г. рожд.). Внучки: Амирханова Шахризат Хизриевна (1978 г. рожд.), Амирханова Мадина Хизриевна (1982 г. рожд.), Махачева Тавус Османовна (1983 г. рожд.), Магомедова Аминат Магомедовна (1986 г. рожд.).

Первым учителем и наставником Расула Гамзатова в поэтическом искусстве был его отец Гамзат Цадаса. В детстве Расул любил слушать отцовские рассказы о знаменитом Шамиле, который имел восемь ранений сердца и умел одним ударом шашки рассечь всадника вместе с конем; о храбром наибе Хаджи-Мурате, о котором Лев Толстой написал свою прекрасную повесть; о легендарном гидатлинском Хочбаре; о чохском красавце Камалиле Башире, от которого, как от горящей лампы, тень не падала на землю; о певце любви Махмуде, чьи песни стали талисманами для всех влюбленных юношей и девушек гор… Эти народные легенды, сказки и песни на всю жизнь оставили свой след в сердце поэта, стали для него вещими страницами большой истории его маленького народа.

Гамзат Цадаса читал сыну свои стихи – с малых лет Расул знал их все наизусть. Свои собственные стихи – о школе, о товарищах, об учителях – Расул начал писать, когда ему было 9 лет.

Когда Расул учился в 7-м классе, в аварской газете «Большевик гор» было опубликовано его стихотворение, о котором тут же в немногих строках отозвался с похвалой известный аварский писатель Раджаб Динмагомаев. Потом его стихи стали постоянно появляться и в хунзахской районной газете, и в газете города Буйнакска, и в республиканском «Большевике гор». Он подписывал их псевдонимом отца – Цадаса. Однажды горец, который не знал, что Расул пишет стихи, сказал ему: «Послушай-ка, что случилось с твоим уважаемым отцом? Раньше, прочитав его стихи один только раз, я запоминал их сразу наизусть, а теперь даже понять не могу!» Тогда Расул решил сделать имя отца своей фамилией и стал подписываться так: Расул Гамзатов.

В 1940 году, окончив Аварское педагогическое училище в городе Буйнакске, Расул Гамзатов вернулся в родную школу – но уже учителем (теперь она носит имя Гамзата Цадасы). Потом он работал помощником режиссера Аварского государственного театра, заведующим отделом и собственным корреспондентом газеты «Большевик гор», редактором аварских передач Дагестанского радиокомитета.

Первый сборник стихов Расула Гамзатова «Горячая любовь и жгучая ненависть» вышел на аварском языке в 1943 году. В стихах военных лет Гамзатов воспевал героизм советских людей. В боях Великой Отечественной войны погибли двое его старших братьев…

Гамзатову было всего 20 лет, когда он стал членом Союза писателей РОССИИ.

Однажды Расул Гамзатов прочел несколько своих стихотворений, уже переведенных на русский язык, известному лакскому поэту Эффенди Капиеву, и тот посоветовал ему поехать учиться в Москву.

Через 2 года после этого разговора, держа под мышкой несколько собственных книг, поэму «Дети Краснодона», переведенную на русский язык Ильей Сельвинским, он отправился в столицу – поступать в Литературный институт имени А. М. Горького. Директор института Федор Васильевич Гладков, прочитав его стихи, хотя и видел, что Гамзатов плохо владеет русским языком, а написанный им диктант был таким пестрым от карандашных поправок, что казалось, будто на нем дрались воробьи, все же написал его фамилию среди принятых.

Москва, Литературный институт открыли Гамзатову доселе неведомые тайны поэзии. Он по очереди «влюблялся» в разных поэтов: то в Блока, то в Багрицкого, то в Маяковского, то в Есенина, то в Пастернака, то в Цветаеву, в аварца Махмуда и немца Гейне. Но любовь к Пушкину, Лермонтову, Некрасову осталась навсегда неизменной.

Русскую литературу Расул знал и любил еще в детстве. Когда он был школьником, отец просил его читать аульчанам толстовского «Хаджи-Мурата», тут же переводя его на аварский язык (старики тогда говорили, что человек не в силах создать такую правдивую книгу, что, наверно, ее создал сам Господь). Расул учил наизусть басни Крылова, по нескольку раз перечитывал «Хамелеона» Чехова, «Деревню» Пушкина в дивном переводе Гамзата Цадаса.

Литературный институт Расул Гамзатов окончил в 1950 году. По его собственным словам, здесь, в Москве, он научился держать в руке перо, сидеть склонившись над белой бумагой, любить и ценить святое чувство недовольства собой. «Если к прекрасной аварской поэзии я прибавил хотя бы три камушка, – считает он, – если в моих стихах есть столько огня, что его хватит для того, чтобы прикурить три папиросы, то всем этим я обязан Москве, русской литературе, моим друзьям и учителям».

В 1947 году вышла первая книга стихов Расула Гамзатова на русском языке. С тех пор на аварском и русском языках, на многих языках Дагестана, Кавказа и всего мира вышли десятки его поэтических, прозаических и публицистических книг. Среди них: «Наши горы» (1947), «Земля моя» (1948), «Год моего рождения», «Родина горца» (1950), «Слово о старшем брате» (1952), «Дагестанская весна» (1955), «В горах мое сердце» (1959), «Горянка» (1958), «Высокие звезды» (1962), «3арема» (1963), «Письмена» (1963), «И звезда с звездою говорит» (1964), «Мулатка» (1966), «Третий час», «Берегите друзей», «Журавли», «Клинок и роза», «Граница», «Книга о любви», «У очага», «Последняя цена», «Сказания», «Четки лет», «Остров Женщин», «Колесо жизни», «О бурных днях Кавказа», «Полдневный жар», «Персидские стихи», «Таинственность», «Мой Дагестан» (1968), «Две шали», «Суди меня по кодексу любви», «Сонеты», «Конституция горца» и многие другие.

За сборник стихов и поэм «Год моего рождения» Расулу Гамзатову присуждена Государственная премия РОССИИ (1952), сборник «Высокие звезды» (1962) удостоен Ленинской премии (1963).

Творчество Расула Гамзатова – это единая книга, книга мудрости и мужества, книга любви и боли, книга молитв и проклятий, книга истины и веры, книга благородства и добра, книга мгновений и вечности. Поэт всегда был большим гуманистом. Его творчество переполнено любовью к жизни, людям, земле, миру, он был беспощадным борцом против злого, низкого, ничтожного на земле. Широта творческого горизонта, восхождение к гармонии, новые творческие открытия, балансирование между таинственным и познанным, небесным и земным – это основные черты его таланта.

Творчество Расула Гамзатова колоритно украсило мужественный образ Дагестана ореолом высокой духовности и культурной самобытности. Вместе с тем оно значительно расширило жанровую палитру национальной литературы. С Гамзатовым литература Дагестана прошла огромный путь и заняла достойное место в мировой культуре.

Свежесть восприятия жизни, умение сердечно и выразительно рисовать людей и природу родного края отличают поэзию Гамзатова. «Поэзия без родной земли, без родной почвы – это птица без гнезда», – говорил Расул Гамзатов.

Он всегда писал естественно и человечно, горячо и страстно, самобытно и вдохновенно, жизнеутверждающе и многолико, дерзко и обличительно, смело и гневно. Поэт Роберт Рождественский так сказал о Расуле Гамзатове: «Поэт он огромный, сделавший знаменитым и Дагестан, и аварский язык, и свои горы. Сердце его мудрое, щедрое, живое. Я видел его во многих выступлениях, где он оставался гражданином, мудрецом, шутником. С врагами он сражался без жалости, бил их мудростью. Поэт он не только дагестанский, но и русский поэт. Его всегда называют в числе любимых поэтов». Поэтому миллионы людей ощущают себя гражданами удивительного и неповторимого мира поэзии и прозы Расула Гамзатова.

Книга Расула Гамзатова «Конституция горца» составлена из поэзии, прозы и публицистики. В ней отражены все вехи его творчества. Наряду с поэтическими произведениями Расул Гамзатов включил в эту книгу свою неповторимую лирическую повесть «Мой Дагестан», где он «зовет на совет мудрость природы и веков, опыт собратьев и гениальность всех времен, уроки пройденных суровых дорог жизни». Повесть Гамзатова стала явлением всей мировой литературы и переведена на многие языки мира.

Стихи и поэмы Расула Гамзатова переводили на русский язык такие мастера пера, как Илья Сельвинский и Сергей Городецкий, Семен Липкин и Юлия Нейман. Особенно плодотворно работали с ним его друзья-поэты: Наум Гребнев, Яков Козловский, Яков Хелемский, Владимир Солоухин, Елена Николаевская, Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Юнна Мориц. А сам Расул Гамзатович перевел на аварский язык стихи и поэмы Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Шевченко, Блока, Маяковского, Есенина, стихи поэтов Пушкинской плеяды, арабского поэта Абдула Азиза Ходжи и др.

Творчество Расула Гамзатова завидно самобытное, подлинно национальное по своему облику и складу. Его корни уходят вглубь духовного бытия горцев — прежнего и современного. Поэт с жадностью и азартом открывает свой народ для себя, познавая его самозабвенно, любуется им.О Расуле Гамзатове написано много книг. О нем и его творчестве пишут и русские и дагестанские критики, дают прекрасную оценку его стихам. Первая небольшая книга о поэте — книга известного литературоведа и критика Владимира Огнева «Путешествие в поэзию» и «Расул Гамзатов». Итогом большой исследовательской работы явилась книга Л.Б.Антапольского «У очага поэзии».Большим признанием для творческого вдохновения поэта были статьи о нем признанных мастеров поэтического слова: Я.Смелякова, А.Фадеева, М.Светлова, И.Тихонова, К.Чуковского, С.Маршака.Литературоведческие и критические материалы о творчестве Расула Гамзатова делаются в книгах «Слово о Расуле Гамзатове», «Мастерство Расула Гамзатова», «Расул Гамзатов — поэт и гражданин».

Итог урока.

Домашнее задание.____________________________

Расул Гамзатов

Расул гамзатов первый учитель

Глава I. Пушкинские традиции в творчестве Расула Гамзатова.Во время обучения в Литературном институте Расул Гамзатов изучал творчество русских классиков, особенно А.С.Пушкина. Любовь к творчеству Пушкина, увлечение его бессмертными произведениями натолкнули Расула Гамзатова на мысль о переводе его стихов и поэм на аварский язык. Он переводил отрывки из «Евгения Онегина», «Бориса Годунова», «Полтавы» и других произведений Пушкина.В результате такого увлечения творчеством величайшего русского поэта были переведены Р.Гамзатовым на аварский язык «Братья -разбойники», «Цыгане», «Медный всадник». Это было хорошей школой для Р.Гамзатова в начале творческого пути под влиянием Пушкина. Школа Пушкина помогла молодому поэту ценить краткость, лаконичность, мудрую простоту, чистоту и глубину чувств: ненавидеть всякую литературу, манерность.Как бы не менялись литературные вкусы Гамзатова, любовь к пушкинской поэзии оставалась неизменной. М первых шагов Расула Гамзатова в литературе Пушкин был и остался его постоянным спутником, учителем и наставником.Возможно это объясняется и тем, что в доли отца Расула Гамзатова Гамзата Цадасы издавна существовал культ Пушкина: основоположник новой аварской литературы с большой любовью и мастерством переводил на родной язык. Свое отношение к Пушкину он выразил в стихах, посвященных его памяти:Я слово правды не нарушуКогда скажу тебе, поэт:Как в очи входит солнца светТвой чистый голос входит в душу.Как мне отрадно, что аварецТвоим пленяется стихамДжигит находит мудрость в немИ юность обретает старец. 5Гамзату Цадасе было вдвойне отрадно, когда он видел, что его родной сын увлекался пушкинскими стихами.Неизменная любовь к Пушкину, серьезная работа над переводами его произведений, по всей вероятности, предостерегли молодого Р.Гамзатова от увлечения всевозможными модными течениями в поэзии, что нередко случается с начинающими поэтами.Не каждому дано с первых шагов своего творческого пути найти верного учителя и наставника — для этого тоже нужны чутье и талант. Владея и тем , и другим Р.Гамзатов еще в студенческие годы нашел достойного учителя в лице Пушкина и с большой пользой брал у него уроки поэтического мастерства и мудрости.Этим Р.Гамзатов был обязан своим товарищам и учителям по Литературному институту. Время, проведенное Р.Гамзатовым в Литературном институте, — это своеобразные «лицейские года» поэта. Именно тогда он познал значение и силу русской литературы, благодаря которой перед ним открылся до того неведомый большой мир.Много лет спустя в статье «Навстречу современности» Расул Гамзатов писал: «Русская литература помогла нам писать лучше, сильнее, писать точнее, конкретнее, выразительнее излагать мысли и чувства глубже. Она познакомила нас с замечательными образцами неизвестных нам жанров. Горская поэзия приобрела новые черты: ее музыкальность обогатилась словесной живописью, умением создавать выразительные реалистические картины. В русской литературе горцы видели не только русского человека, русский характер, но видели самих себя, свою судьбу, свои мысли, думы и чаяния. В русской литературе наш народ нашел правду о себе».6Изучение опыта русской и мировой литературы и собственные творческие поиски Р.Гамзатова шли рядом. В истории развития русско-дагестанских литературных связей образ великого русского поэта Пушкина, творчество Пушкина занимают особое место. Роль великого творческого опыта Пушкина в дагестанской литературе, как и вообще традиций русской классической литературы, воспринимаемой во всем мире высокой школой мастерства, имеет огромное значение. Но этот аспект изучен очень слабо.7 Мы в своей научной работе попытаемся исследовать эту проблему, а именно проследить развитие, продолжение пушкинских традиций в творчестве Р.Гамзатова.С самого начала обращения деятелей дагестанской литературы к творческому опыту Пушкина, наметившего в конце XIX начала XX века, особенно усилившееся в предреволюционные годы в творчестве поэтов-революционеров С.Габиевой, Г.Саидова, З.Батырмурзаева и других передовых писателей, помогло осознанию собственных путей в искусстве, придавало новое свечение зревшим в дагестанской дореволюционной литературе традициям освобождения, гражданского служения народу, способствовало усилению реалистических особенностей.«А в годы революции образ Пушкина воспринимался передовой общественностью Дагестана как образ народного героя, борца со злом, о чем свидетельствует яркая статья поэта-просветителя, первого прозаика Дагестана, погибшего в период гражданской войны, Нухуя Батырмурзаева «Несколько слов литераторам», опубликованная в декабре 1917 года в первом демократическом журнале Дагестана. «Тане Чолпан» («Утренняя звезда») №8. Знамена только, что в статье Пушкин представлен в созвездии великих представителей русской литературы -Лермонтова, Некрасова, Толстого и Горького, которых, как и Пушкина, Батырмурзаев считал подлинными героями, не боявшимися говорить правду о положении угнетенных и обездоленных народных масс. Автор статьи призывал своих современников-литераторов следовать их примеру».8 Эта возвышенная традиция осмысления пушкинского идейно-художественного наследия продолжает развиваться и обогащаться в дагестанской литературе. Особенно широко она отозвалась в переводах произведений великого поэта на языки народов Дагестана, в произведениях дагестанских поэтов, посвященных Пушкину, и, конечно, в творческой учебе у Пушкина.На современном этапе нет ни одного поэта, ни писателя, кто бы не испытывал облагораживающего воздействия пушкинской лиры. Показательно в этом отношении творчество Р.Гамзатова.О его творческих связях с традициями Пушкина , как и вообще в русской литературой, еще не стал предметом специального изучения, хотя в имеющейся научной литературе постоянно акцентируется внимание на этой теме. Расул Гамзатов постоянно говорит о своих творческих связях с русской литературой, о своих учителях — русских классиков и мастерах советской поэзии, среди которых он отличает великого Пушкина. Образ великого поэта часто вырисовывался в его произведениях. Это можно объяснить трудностью и сложностью самой проблемы литературных взаимодействий, особенно на современном этапе, когда они характеризуются высоким творческим уровнем и «адрес» воздействия не всегда удается обнаружить, тем более у такого поэта, как Р.Гамзатов, творческие связи которого с русской литературой предстают не повторением образцов, а новыми идейно-художественными открытиями, продолжавшими новые тропы не только в дагестанской, но и всей советской литературе, являясь поэтом, имеющий свое лицо, свое национальное своеобразие. Р.Гамзатов не боится говорить о своих учителях, среди которых он наиболее часто приводит дорогие для него имена от Пушкина до Маршака, чьи творческие судьбы служат для него примером жизненного и поэтического кредо. У них, как у своих выдающихся предшественников в дагестанской литературе — от Махмуда до Г.Цадасы, С.Стальского и Э.Капиева, учился он художественному постижению глубины мысли, красоте, четкости и выразительности образных средств и силе гражданского звучания поэтического слова, реализму.Интересны в этом отношении его «Слово к читателю», предпосланное трехтомному «Собранию сочинений» (1968), в котором он с любовью называет дорогие для себя имена и диалог с Вл.Коркиным, опубликованный в журнале «Литературное обозрение»9, где он говорит о реализме Пушкина. Общественны также слова Р.Гамзатова о том, что русская литература помогла многим представителям наших национальных литератур «писать лучше, сильнее и глубже излагать свои мысли и чувства», и что она «познакомила их с новыми жанрами», связанные им при осмыслении общих закономерностей развития северокавказских литератур на региональном совещании писателей Северного Кавказа в г.Нальчик в 1959 году.10 Но более полно его мысли о Пушкине, о характере его творчества выражены в статье «Стоял он дум высоких полн», опубликованной к 150-ти летию со дня гибели поэта.Подчеркивая во всех своих выступлениях вопрос о значении опыта русской литературы для творческих взлетов наших национальных художников-поэт, неизменно утверждает главную свою мысль: «Плох мастер, который перестает быть учеником, тем самым пояснил высокий, нравственный и эстетический смысл, который он вкладывает в понятия ученичество, так как он хорошо понимает, что традиции — застившие законы, а живой развивающийся процесс и какими бы великими не были учителя, главным Учителем подлинного поэта всегда является Жизнь, связь со своим народом и временем, которые подсказывают ему темы и образы, вбирающие живые впечатления реального мира».11В его высказываниях о русских писателях не только глубоко осознанная внутренняя потребность выразить свои духовные связи с высоким миром гражданственности, правды, добра и справедливости, гуманизма и красоты, характеризующих русскую литературу, но выражается и мироощущение поэта, чувствующим себя законным наследником и продолжателем передовых традиций русской литературы, что выработано в нем Великим октябрем, всем советским образам жизни и предшествующими традициями дагестанской литературы. Эстетические позиции Р.Гамзатова гармоничны с его художественной практикой, являющийся образцом плодотворного обращения национального писателя к опыту русской литературы. При этом важно отметить органичность осмысления поэтом творческого опыта русской литературы с собственными традициями. Все его высказывания от общественных строк более раннего периода :С милым томиком ПушкинаВстретил я юностьН столе моем рядышкомБлок и Махмуд 12До развернутых в последующем обобщений о двух матерях — родной и русской литературах, взрастивших его как поэта советской эпохи, раскрывают сущность его поэтических истоков иллюстрируют эту взаимосвязь. Своеобразно этот процесс сказался в одном из лучших стихотворений Р.Гамзатова зрелого периода «Покуда вертится земля», где можно увидеть перекличку с пушкинской «Вакхической песнью» в упоении жизнью, в утверждении ее вечных и высоких начал:Что смолкнул веселья глас ?Раздайтесь вакхольны припевы ! Да здравствуют . . .Полнее стакана наливайте !На звонкое дноВ густое виноЗаветные кольца бросайте !Подымем стаканы, содвинем их разом !Да здравствует музы, да здравствует разум !Ты солнце светлое гори !Как это лампада бледнейПред ясным восходом зари,Так ложная мудрость мерцай и тлейПред солнцем бессмертным ума.Да здравствует солнце, да скроется тьма ! 13В произведении Р.Гамзатова дается широкое смысловое наполнение мотива Вакхического застолья пушкинского стихотворения постижением «сути жизни» ее философской мудрости. Стихотворения Р.Гамзатова, как и у Пушкина, начинаются с воспевания радости бытия, полноты жизни:Я солнце пил, как люди водуСтупал по нагорным летНавстречу красному восходу,Закату красному вслед.Я жадно воздух пил сладчайшийНастоянный на облаках.Земной красой я упивался Благословлял ее уделНе раз влюбился, убивалсяИ песни, как песни пел 14Это своеобразное начало создает особый настрой нравственной чистоты и света, сближающий настроем пушкинского стихотворения и служащий психологической конкретизации жизненного кредо лирического героя:Людской души сложна природа, -Я пил с друзьями заодноВ час радости — бузу из меда,В час горя — горькое виноИ если сердцем пил,то не пилЗабавы ради и утехЯ Хиросиму видел пепелЯ фестивалей слышал смех. 15Впечатление внешнего мира постепенно расширяются и приводят автора к глубокому психологическому изображению общечеловеческих черт современного горца, раскрытию его морального облика, вбирающего в себя беды и тревоги человечества, напряженно думающего над смыслом жизни. И замечательные строки стихотворения, являющиеся, как у Пушкина, итогом рассказанного несут по-пушкински светлую мысль о торжестве жизни, о торжестве ее вечных начал:16Люблю, и радуюсь, и стражду.И день свой каждый пью до дна,И снова ощущаю жажду,И в том повинна жизнь одна.Пускай покину мир однаждыЯ жажду в нем не утолял.Но людям жаждать этой жаждыПокуда вертится земля.Как пишет Г.Б.Мусаханова в статье «Пушкинские традиции в творчестве Р.Гамзатова» «…пушкинская традиция получает созвучие в гамзатовской восприятии философии бессмертия жизни, пронизанном моралью личности современника».17 Вспомним концовку пушкинского стихотворения:Да здравствует музы, да здравствует разум !Да здравствует солнце, да скроется тьма !годами мы знаем это юношеское светлое восприятие жизни, ее вечных животворящих начал получает полноту и глубину звучания в творчестве Пушкина. И несмотря на драматизм обстоятельств его жизни, потерю и гибель друзей-единомышленников, несмотря на все конфликты и катаклизм действительности, отражавшиеся в его творчестве с глубокой остротой. Он сохранил солнечное восприятие великой ценности жизни. Не случайно передовая русская критика характеризовало его «солнечным гением», глубоко гармоничным талантом.В этом пушкинском ключе восприятия жизни созданы многие произведения Р.Гамзатова зрелого периода, повествующие о быстротечности жизни к смерти, характеризующими глубоким психологическим раскрытием «диалектики» души человека. Осмысливая характер реализма Пушкина, историзм его художественного мышления, Р.Гамзатов в диалоге с критиком Вл.Коркиным говорит: «Реалист, какую бы трагедию или драму ни переживал, знает что жизнь прекрасна и вечна … Пушкинский реализм утверждает единство бытия в перспективе истории, открывает закон гармонии реального мира, диалектику души».18Отличительная черта восприятия Р.Гамзатовым пушкинских традиций заключается не во внешне ощутимых «точках» соприкосновения с его наследием, а в многообразном творческом постижении жизни «секретов» мастерства, в усвоении его принципов правдивого изображения человека и его связей с обществом, в историзме постижения ведущих тенденций времени, в отношении к родному фольклору, в поисках собственных путей в искусстве. И В этом качестве связи творчества Р.Гамзатова с Пушкиным характеризуют новый уровень контактов и сближения дагестанской литературы с русской литературой. Одним из основных сближающих творческих начал обоих поэтом, является «всеотзывчивость» их поэзии.«Ф.М.Достоевский выделил как одну из важнейших особенностей творчества Пушкина «всеотозванность его лиры», широту и глубину отклика на ведущие проблемы времени, а В.Г.Белинский в «Евгении Онегине» увидел «энциклопедию русской жизни» 20-х годов прошлого века».19Но творчество Пушкина не было обращено только к русской действительности его времени, поэта взволновали прошлое и будущее России, в его поэзию как говорит Г.Ф.Юсуфов «врывались гул и раскаты европейских революций и освободительных движений конца XVII начала XIX века.20Запад и Восток панорама жизни народов России обретали под его пером непреходящую художественную ценность, расширявшую идейные и тематические горизонты русской литературы.«Всеотзывчивость», широта осмысления истории и современности Запада и Востока отличают и поэзию Р.Гамзатова, значительно обогатившую тематические, национальные и интернациональные масштабы литературы Советского Дагестана.В широте охвата проблем современности опыт Пушкина определенным образом служил ему примером. При этом выступают и типологические сближения, поднявшие мир поэзии Р.Гамзатова с Пушкиным в поисках высокой духовности, в проблемах нравственности и гуманизма, в художественных принципах соотношения личности и общества, открытости чувств человека.Особенно дорого Р.Гамзатову Пушкин патриотическими и интернациональными чертами своей поэзии, о чем он с большой теплотой и восхищением говорит о статье «Стоял он дум великий полн».В конце XX века в поэзии Р.Гамзатова появляются образцы его любимых поэтов Пушкина и Лермонтова — выступают как символы совести и чести, высочайшей вершины человеческого духа. Это не только благ овеянная дань памяти великим русским поэтам, что было характерно для многих произведений дагестанской поэзии 30-х годов и последующих лет посвященных великим русским классикам. В его произведениях нет их жизнеописания, но в них присутствует высокий дух русских классиков, обогащающий раскрытию сложности духовного мира современника, доискивающего до сути сложных вопросов бытия и способствующий раскрытию новых граней исповедального характера поэзии Р.Гамзатова. Так, в произведениях «Пришла пора» «задуть огни селениям», «Граница жизнь и смерть Пушкина» Лермонтова становится темой философского нравственного осмысления границы между подлостью и величием духа, идейным существованием и бессмертием.Вместе с тем у Р.Гамзатова образы русских поэтов при всем почитании их не хрестоматийны. Среди подобных произведений Р.Гамзатова, посвященных Пушкину, выделяются одно небольшое стихотворение, в котором образ русского поэта помогает осмыслению непростых в прошлом взаимоотношений народов Дагестана и царской России. Это восьмистишие с эпиграфом одно строкой из пушкинского «Кавказского пленника»: «Смирись, Кавказ, идет Ермолов !». И затем все стихотворение представляет собой переосмысление этого эпиграфа:Нет не смирились и не гнули спиныИ в те годы, и через сотни летНи горские сыны, ни их вершиныПри виде генеральских ополет Ни хитроумные бранное ни силаЗдесь ни причем. Я утверждать берусь:Не Русь Ермолова нас покорилаКавказ пленила пушкинская Русь.21Как мы видим, заявлена очень серьезная тема и несмотря на лаконизм художественного решения ее, автору удалось передать сложные взаимоотношения Дагестана и России периода Кавказской войны и раскрыть смысл новых взаимоотношений, рожденный дружбой народов, показать новое мироощущение горца, чувствующего себя законным наследником передовой России — «пушкинской Руси», ищущего в истории сближение наших народов духовные начала. Замечательные строки четко отделял Пушкина сочувствующего горца, от официальной царской России, являются новаторским художественным решением темы «Пушкин и Кавказ». Это своеобразный поэтический памятник великому русскому поэту. И в то же время стихотворение становится новым открытием национальных и интернациональных черт характера современного горца, его гражданских позиций. Образ Пушкина, его личность позволяет поэту высветить сложность и многомерность жизни, ценность духовных и нравственных поисков современника.Обращение к опыту и образ гения русской литературы обогащают художественное видение истории дагестанским поэтам и приближает Пушкина к нашей современности.Вместе с тем, творческое усвоение его опыта способствовало раскрытию новых граней исповедальной направленности поэзии Р.Гамзатова, наполнению ее философской глубиной. При этом еще ярче выразилась национальная художественность его творчества, свидетельствуя о высоком уровне литературных связей на современном этапе, когда контакты, способствуя новым художественным открытиям, углубляют черты самобытности его поэзии, представляющий собой целый образный мир идей и поэтические открытия.Для понимания творческого характера связей поэзии Р.Гамзатова с пушкинскими традициями значительный интерес представляет утверждение тонера сонеты в его поэзии, который во многом развивается в русле пушкинских традиций.В своих художественных поисках создания этого жанра Р.Гамзатов опирался на традиции всей мировой поэзии, но в его творчестве отозвались традиции шекспирского и пушкинского сонета. Для Р.Гамзатова Пушкин и Шекспир — величайшие вершины поэзии, художники, которые по его мнению, «с равной силой владели двумя струнами человеческой природы — чувством и мыслью»22 и гениально их выразили в органическом сплаве. И в то же время и горские сонеты Р.Гамзатова стали новым словом, открыли перед литературами родного края, своего Северного Кавказа новые художественные возможности, приобщив к общеевропейской культуре сонета.Но главное, что особенно важно подчеркнуть, обращение к жанру сонета — этой сложной форме лирики- соответствует художественной природе дагестанского поэта и не воспринимаются инородным в его поэзии. Он воспринял опыт русской поэзии и интернациональный опыт сонеты, исходя из возможностей национальной традиции родной культуры и своей художественной практики.Еще до обращения к жанру сонеты, доля которого считается основным изображением любви борьба страстей, нравственных конфликтов, Р.Гамзатов проявил себя общепризнанным мастером любовной лирики, и в своих сонетах он органически слил многовековые традиции восточной любовной лирики с европейскими традициями сонеты, опоэтизировав и возвеличив Женщину, святость чувств.Так же соответствует сложившимся принципом его поэзии, особенно его миниатюра и восьмистиший, характерная для сонеты краткость, метафоричность и офоричность повествования с акцентом на глубину подтекста, обретающую философскую значимость, с завершающими строками, являющимися смысловым, ключом произведения.В многовековое искусство сонета Р.Гамзатов внес живую струю национальной горской поэзии. Поэт преодолел специфический барьер формальных требований сонетной системы, с ее сложной рифмовой и компоновкой за счет многообразия естественных средств аварского стиха, несмотря на отсутствие конечной рифмы, о чем сам поэт сказал потом: «Брак аварского стиха с европейским сонетом — это брак по любви, и в нем не было никакого насилия. Здесь я на своем коне и у своей калитки».23Все эти факты говорят о том, что традиции Пушкина, его реализма, историзма глубокого постижения жизни и характера человека плодотворно развиваются в дагестанской литературе дают новые импульсы, помогающей духовному и поэтическому росту нашей литературы. Эти некоторые наблюдения, естественно, не претендуют на полноту освещения взаимосвязи поэзии Р.Гамзатова с творческим опытом Пушкина.

Рассматривая и анализируя творчество Расула Гамзатова в нашей научной работе мы пришли к следующим выводам.1. Исследование художественного опыта показывают, что в его поэзии выработались все формы литературных связей. Даже последовательное осмысление не всех высказываний Расула Гамзатова о великой русской литературе и его замечательных мастеров прошлого и настоящего, чья личность особенно ему дорога, вызывает научный интерес, как одна из форм литературных связей.Его высказывания пронизаны высоким и трепетным отношением к русской литературе, учат не только творческому подходу по опыту, но и свидетельствует о благотворном воздействии русской литературы на формирование эстетических взглядов поэта. Широкое развитие у Расула Гамзатова получают и такие формы конкретных связей, как творческое переосмысление мотивов и образные аналогии из отдельных произведений русских классиков, по разному отзываясь в его творческих устремлений. Но основная суть традиций русской литературы поэзии Расула Гамзатова не во внешне ощутимых точек соприкосновения, а глубоком творческом освоении его опыта, в принципах типизации действительности, реалистическом и многомерном изображении человека , его связи с обществом, с миром, в историзме раскрытия ведущих тенденций времени, что позволило ему создать новаторские произведения.Пушкинские традиции получают в творчестве Расула Гамзатова развитие. Существенное значение имело его переводческая деятельность. Благодаря кропотливой работе над переводом поэм Пушкина, он постигает «секреты» художественности, меткой наблюдательности, отточенной простоты и выразительности слова, умения в отдельных явлениях увидеть глубинный смысл жизни.Пушкинские традиции через века получают новое наполнение в гамзатовском восприятии философии, бессмертия жизни, пронизанном моралью личности современной эпохи. Многие его произведения перекликаются с пушкинскими. Однако, перекличка стихами Пушкина, не повторение его темы или формы образца лирики, а рассказ о гражданских чувствах героя нового советского борца. Таким образом, обращение к опыту и образам великих гениев русской литературы обогащает художественное видение дагестанским поэтом времени и приближает их к нашей современности.2. «Исследования последовательного исторического пути зарождения, становления, формирования аварской литературы, как эстетической системы позволяет утверждать, что творчество Расула Гамзатова, будучи новой, более высокой ступенью его развития, в то же время является естественным и закономерным продолжением традиции национальной художественной культуры».57 Национальная культура дал ему энергию и силу для дальнейшего творческого взлета. Гамзатов по достоинству оценил творчество каждого дореволюционного поэта, определил его вклад в развитии национальной культуры. И на основе всего этого он создал довольно сложную картину развития литератур народов Дагестана. И в то же время он , раскрывая свое отношение к культурному наследию предков, объясняет, что он мог черпать из него, что он приобрел, что продолжил от чего отказался, в какой области пришлось продолжить новые пути.Литературоведческие и критические работы позволяют ему повести читателей в свою творческую лабораторию и показать «чудо рождение песенного слова».Расул Гамзатов отобрал все лучшее от своих предшественников, продолжил дополнение и обновил традиции дагестанских классиков.Лирические начала Расул Гамзатов унаследовал от легендарного аварского поэта — певца-поэта, творившего в конце XIX века Махмуда из Кахаб-Росо. Махмуд из Кахаб-Росо — поэт любви и романтик. Романтизм Махмуда сменила реалистическая сатира самобытного поэта Гамзата Цадасы. Он правильно оценил происходящие в жизни процессы и отразил их правдиво, поднял актуальные для общества вопросы.Расул Гамзатов позаимствовал и соединил в своем творчестве романтические традиции лирики Махмуда из Кахаб-Росо и реалистические тенденции своего отца и наставника Гамзата Цадасы.3. Расул Гамзатов определяет значение новаторства так: «Искусство чуждо новаторство. Это все выдумано. Не потерять того , что создано Пушкиным и Махмудом, — вот суть новаторства».58Поэзия Расула Гамзатова отличается масштабностью мысли. Новое Расула Гамзатова проявляется выражении тех черт народного духа, каких не могла открыть поэзия его отцов. Мелодия гор его стихах о Кубе, об Африке и Японии. Общечеловеческие вопросы, молитвы не умолили национального в его поэзии. Напротив, сделал национальное более высоким и могущественным. Он обновил жанры поэзии: восьмистишие, четверостишие, надписи, эпиграммы, сказания и т.д.Такие жанры литературы, как сонет, эпиграмма, сказания , утвердившиеся в творчестве Расула Гамзатова являются жанрами новыми и необычными для поэзии народов Дагестана.Поиски новых форм, широкое внедрение их в творческую практику, обусловлены индивидуальностью самого поэта, его мировидением, эстетическими представлениями, широтой творческих поисков, своеобразием поэтического мышления.Впервые в дагестанской литературе Расул Гамзатов обращается к форме сонет, позаимствовав у европейской литературы. Творчество Расула Гамзатова является сконцентрированным выражением потенциала духовной культуры народов Дагестана. Оно не только вывело поэзию народов Страна гор на новые более высокие позиции, но и оказало сильное и благотворное влияние на все сферы искусства. Наряду с обогащением традиционных видов искусства Дагестана — музыки, хореографии, театрального искусства, творчество поэта дала мощный толчок зарождению новых видов искусств, как эстрада, балет, кино.В советскую многонациональную культуру творчества Расула Гамзатова вошло еденным могучим потоком, представляя собою широчайшую панораму человеческой жизни, обращенную в слове, звуке, цвете, материале.Расул Гамзатов — поэт и общественный деятель. Он достойно представляет нашу многонациональную литературу зарубежом. Его поэзия воспринимает современный мир во всей его сложности, противоречивости. Он ставит в своем творчестве волнующие человечества проблемы. Расул Гамзатов был и остается любимым поэтом всего мира. Его поэзия как и великого русского поэта Пушкина останется всегда актуальной и никогда не потеряет своего значения.

Расул гамзатов первый учитель