Свято — Покровский храм станицы Каневской — историческая судьба

Муниципальный конкурс «История Кубани»,

посвящённый 75-летию образования Краснодарского края

Номинация: «Культовые сооружения, построенные в 1937 -2012 гг.»

Тема: «Судьба Каневского Свято- Покровского храма»

Выполнила

ученица 10 класса

Карюк Ирина

МБОУ СОШ № 15

Руководитель:

Демянюк Юлия Ивановна

учитель кубановедения

Ст. Каневская 2012г.

Судьба Свято — Покровского храма, расположенного в станице Каневской, оказалась необычной, хотя бы по тому, что его светлый облик и поныне радует нас, в то время когда в округе на сотни километров ни уцелело, ни одного храма. На Покровском храме обрабатывалась методика уничтожения всего того, что связано у людей с православной верой. Он вынес все перипетии бурного XX века. Страшное событие наложило свой отпечаток на судьбу храма — голодомор. Проводимая варварскими методами коллективизация, поголовное уничтожение основной массы середняцких хозяйств — опоры новой власти в годы НЭПа, привело к резкому уменьшению сбора зерна в стране, а особенно на Кубани. Естественно это привело к голоду. Власть оказалась глуха и нема к судьбе хлеборобов. Не только физический голод наносил колоссальный урон наиболее продуктивной части крестьянства. На долгие века в души людей вкрался наследственный страх перед новым голодомором. Человек, переживший голод, был покорным. Именно здесь прослеживалось особое стремление оторвать людей от церкви, от Бога. И главная цель была достигнута. Ведь недаром Южная площадь стала местом дислокации одной из первых МТС. Под контору был выбран дом репрессированного казака Михаила Черныша. А образованный при МТС полит отдел начал активное наступление на храм. К тому же он стал бельмом в глазу воинствующих атеистов. Чтобы создать видимость законности при определении судьбы храма, власти поступили обычным явочным порядком, т. е. обложили церковь нереальными налогами. К 34-му году половина населения Каневской вымерла, прихожан стало совсем мало, приход обнищал и налоги, естественно оказались непомерными. Тогда — то храм и был изъят у церковной общины в погашение долгов и пени на эти долги. В 1935 году храм закрыли, из Ростова приехали «специалисты» по экспроприации церковной собственности. По рассказам старожилов станицы, в храме были золотые дароносицы, чаши из серебра и золота, драгоценные оклады икон, дорогостоящие нагрудные кресты и многое другое. Все это было в свое время пожертвовано церкви богатыми людьми станицы, прихожанами. Конфискованное было сдано в Госхран, остальное разобрали прихожане. По настоянию райкома, политотдела при МТС было принято решение о разрушении храма. И это невзирая на то, что храм уже тогда, был, несомненно, шедевром храмового зодчества. Внутреннюю отделку вели итальянские мастера, и специалисты церковной живописи из Кубанской области. Мраморная отделка стен, настенные и потолочные росписи на библейские темы, очень красивый алтарь придавали храму особое великолепие. Инициатива разрушения храма исходила из самого Ростова. Однако усердие разрушителей было чисто местным. Несмотря на массовые возмущения верующих, была сколочена группа разрушителей из числа переселенцев. Вооруженные ломами, кувалдами они взобрались на крышу храмовых приделов и приступили к своему черному делу. Но крепость кирпичной кладки оказалась необычайной. Для строительства Покровского храма было собрано 5 млн. штук яиц, прабабушка даже видела, как готовили раствор для кладки из известкового теста и яичного белка. По рассказам, этот раствор придает кирпичной кладке особую прочность. Как показали последующие события, это было действительно так. Были наскоро собраны сцепки из тракторов для растаскивания стен, но все бесполезно. Удалось только сбросить колокола, стащить луковки декоративных маленьких куполов, да раскрыть часть крыши одного из приделов. Нашелся и доброволец, из местных, взявшийся сбить крест на главном куполе храма. Было принято решение взорвать храм. Но вызванные из Ростова взрывники, предупредили, что взрыв, а он должен быть очень большой силы вызовет неизбежно разрушение жилых домов в округе. Особенно возмущался директор МТС, Скворцов П. П. которому нужно было бы эвакуировать МТС. Он предложил передать храм на баланс МТС, а в помещении открыть мастерскую по ремонту тракторов. Основной его аргумент, что хронически не хватает помещений. Но по настоянию райкома пришлось разобрать звонницу. Храм использовался одно время как зерносклад. Среди работников МТС, Скворцов проводил работу по сохранению храма, просил бережно относиться, утверждал, что придет время и в храме будет открыт музей. Ясно, что полностью сохранить алтарь, клирос, иконостас не удалось, но что часть внутреннего убранства храма сохранилась, непосредственно заслуга Петра Прокофьевича Скворцова. За годы безвременья была почти уничтожена великолепная кованая ограда, попросту затоптано несколько могил, дымом выхлопных газов был испорчен итальянский мрамор внутренней отделки, серьезно пострадали фрески стен, особенно купольной росписи. Несомненно, и сырость произвела свою разрушительную работу. Осенью 1937 года Скворцова вызвали в райком партии. В ультимативной форме ему было предложено силами рабочих МТС разрушить купол главного барабана сильно напоминающего о принадлежности здания к культовым сооружениям. Поскольку позиция Скворцова противоречила политике административных органов, его посадили в застенок НКВД в Краснодаре. За Скворцова встал горок коллектив, МТС была первой и передовой и после мытарств директор вернулся на работу. А потом война, все время на передовой, ни одной царапины. По окончании войны Петр Прокофьевич вновь директор МТС.

Открытие храма состоялось 14 октября 1942 года, во время фашистской оккупации. А как только фашистов прогнали, поступила директива: открыть храмы, вернуть священников, часть церковного имущества, разрешить деятельность церковных общин. Это не потому, что власть отказалась от прежней политики в отношении церкви, просто в каждой семье было свое горе: погиб отец, сын, брат и нужно было заглушить эту общенародную скорбь. Власти на местах предписывалось вернуть в храмы малоценную церковную утварь, иконы. Все хорошо, но в нашем районе осталось только всего два храма, в Каневской, Стародеревянковской и все… В Покровский храм же, иконы собирали по домам. В 1943 году несколько больших икон было передано из нашего дома храму, они находятся там и поныне. Послевоенная история храма была не столь трагичной, как довоенная, однако же, государство не повернулось к верующим лицом. Церковь жила своей жизнью, платили налоги, храм потихоньку ремонтировали на достаточно скромные средства. Очень много для восстановления Покровского храма сделал протоиерей Георгий Сидоров. Сам храм в начале 60-х годов представлял собою безрадостное зрелище: разрушена часть крыши одного из приделов, разбит пол, в свое время дымом выхлопных газов основательно испорчен итальянский мрамор отделки стен. Отсутствовало отопление, нормальное водоснабжение, освещение. Были испорчены купольные и настенные росписи, было очень мало церковной утвари. Более того, во всех, вопросах хозяйственного обустройства храма, со стороны официальных властей было плохо скрываемое противодействие. Церковная община вынуждена была существовать в атмосфере недоброжелательства и массовой антирелигиозной пропаганды. По этой причине дело доходило до хулиганских действий молодых людей во время престольных праздников.

Много лет прошло, пока храм предстал во всем своем величии. И по ныне голубой купол устремленный ввысь белые казалось, бы несовместимые стены придают ему особую красоту. воздушность. Храм виден издалека. Но прежде чем он таким стал, прошла жизнь целого поколения. Церковь занимает все более и более значительное место в жизни каневчан. Колокольный звон храма не только созывает верующих, он напоминает нам и о бренности бытия, а еще о том, что в годину испытаний Вера объединяла всегда Россиян.