Серебряный век русской поэзии_21596

СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК РУССКОЙ ПОЭЗИИ.

Серебряный век — термин, которым, по сложившейся в русской критике 20 в. традиции, обозначают искусство (прежде всего поэзию модернизма, т.е. новую, современную) России рубежа 19–20 вв. или начала 20 в.Границы обозначаемого периода определяются разными исследователями по-разному. Начало «серебряного века» большинство ученых датируют 1890-ми, некоторые – 1880-ми. Расхождения по поводу его конечной границы велики: от 1913–1915 до середины 20 в. Однако постепенно утверждается точка зрения, что «серебряный век» подошел к концу в начале 1920-х.Вадим Крейд, русский поэт и литературовед считал: «Все кончилось после 1917 года, с началом гражданской войны. Никакого серебряного века после этого не было. В двадцатые годы еще продолжалась инерция, ибо такая широкая и могучая волна, каким был наш серебряный век, не могла не двигаться некоторое время, прежде чем обрушиться и разбиться. Еще живы были большинство поэтов, писатели, критики, художники, философы, режиссеры, композиторы, индивидуальным творчеством и общим трудом которых был создан серебряный век, но сама эпоха кончилась. По инерции продолжались еще и некоторые объединения — как, например, Дом искусств, Дом литераторов, «Всемирная литература» в Петрограде, но и этот постскриптум серебряного века оборвался на полуслове, когда прозвучал выстрел, сразивший Гумилева ( поэт был расстрелян в 1921 году).      Серебряный век эмигрировал — в Берлин, в Константинополь, в Прагу, в Софию, Париж… Но и в русской диаспоре, несмотря на полную творческую свободу, несмотря на изобилие талантов, он не мог возродиться. Ренессанс нуждается в национальной почве и в воздухе свободы. Художники-эмигранты лишились родной почвы, оставшиеся в России лишились воздуха свободы.»Серебряный век был представлен различными течениями:

СИМВОЛИЗМ –– одно из модернистских течений в русской поэзии рубежа веков (1890-1910)

–– Искусство, с точки зрения поэтов-символистов, –– это «постижение мира иными, не рассудочными путями», возможность увидеть за миром внешним «мистически прозреваемую сущность».

–– Символ (греч. symbolon –– условный знак) –– это поэтический образ, выражающий суть какого-либо явления. «Символ –– окно в бесконечность» (Ф.Сологуб). «Символ только тогда истинный символ, когда он неисчерпаем и беспределен в своем значении» (Вяч. Иванов). Так, «Незнакомка» Блока может быть прочитана как рассказ в стихах о встрече с обворожительной женщиной. В то же время Незнакомка — это символ, в котором и авторская тревога о судьбах красоты в мире земной пошлости, и разуверение в возможности чудесного преображения жизни, и мечта о мирах иных, и драматическое постижение нераздельности «грязи» и «чистоты» в этом мире…

НЕЗНАКОМКАПо вечерам над ресторанамиГорячий воздух дик и глух,И правит окриками пьянымиВесенний и тлетворный дух.Вдали над пылью переулочной,Над скукой загородных дач,Чуть золотится крендель булочной,И раздается детский плач.И каждый вечер, за шлагбаумами,Заламывая котелки,Среди канав гуляют с дамамиИспытанные остряки.И каждый вечер, в час назначенный(Иль это только снится мне?),Девичий стан, шелками схваченный,В туманном движется окне.И медленно, пройдя меж пьяными,Всегда без спутников, однаДыша духами и туманами,Она садится у окна.И веют древними поверьямиЕе упругие шелка,И шляпа с траурными перьями,И в кольцах узкая рука.И странной близостью закованный,Смотрю за темную вуаль,И вижу берег очарованныйИ очарованную даль.

Над озером скрипят уключиныИ раздается женский визг,А в небе, ко всему приученныйБесмысленно кривится диск.И каждый вечер друг единственныйВ моем стакане отраженИ влагой терпкой и таинственнойКак я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиковЛакеи сонные торчат,И пьяницы с глазами кроликов«In vino veritas!» кричат.Глухие тайны мне поручены,Мне чье-то солнце вручено,И все души моей излучиныПронзило терпкое вино.И перья страуса склоненныеВ моем качаются мозгу,И очи синие бездонныеЦветут на дальнем берегу.В моей душе лежит сокровище,И ключ поручен только мне!Ты право, пьяное чудовище!Я знаю: истина в вине.

Для поэзии символистов характерна ☺ недосказанность, утаенность смысла;

передача тончайших движений души, музыка стиха, максимальное использование звуковых и ритмических средств поэзии.

Элитарность. Творчество символистов изначально было обращено к избранным, посвященным. Поэт рассчитывал на читателя-соавтора, не стремясь быть понятым всеми.Издательство «Скорпион»; альманах «северные цветы»; журналы «Весы», «Золотое руно».«Старшие символисты» — их произведения отражали уныние, неверие в человеческие возможности, страх перед жизнью.

Гиппиус Зинаида Николаевна (1869–1945)

Мережковский Дмитрий Сергеевич

Брюсов Валерий Яковлевич (1873–1924)

Бальмонт Константин Дмитриевич

Сологуб Федор (Федор Кузьмич Тетерников) (1863–1927)

«Младшие символисты» — в их поэзии стремление к высшему идеалу, вера в высшее предназначение искусства.

Белый Андрей (Борис Николаевич Бугаев)

Блок А.А. (1880–1921)

Иванов Вячеслав Иванович (1866–1949)

АКМЕИЗМ (греч. akme – высшая степень чего- либо) –– модернистское течение, сформировавшееся как реакция на крайности символизма. Главное значение в поэзии приобретает, по мысли теоретиков акмеизма, художественное освоение многообразного и яркого земного мира. С. Городецкий писал: «Борьба между акмеизмом и символизмом… есть, прежде всего, борьба за этот мир, звучащий, красочный, имеющий формы, вес и время…»

Основные принципы акмеизма.

–– Отказ от мистической туманности, принятие земного мира в его многообразии, зримой конкретности, звучности, красочности.

–– Предметность и четкость образов, отточенность деталей.

–– Перекличка с минувшими литературными эпохами.

Литературное объединение «Цех поэтов», журнал «Аполлон»,

Ахматова Анна Андреевна (Горенко) (1889-1966)

Гумилев Николай Степанович (1886–1921)

Городецкий Сергей Митрофанович

Зенкевич Михаил Александрович(1891–1973)

Мандельштам Осип Эмильевич (1891–1938)

ФУТУРИЗМ (лат. futurum – будущее) –– авангардистское течение начала ХХ века (1910 годы).

Основные признаки футуризма.

–– Бунтарство, анархичность мировоззрения, выражение массовых настроений толпы.

–– Отрицание культурных традиций, попытка создать искусство, устремленное в будущее.

–– Экспериментаторство в области ритмики, рифмы, ориентация на произносимый стих, лозунг, плакат.

–– Поиски «раскрепощенного», «самовитого» слова, эксперименты по созданию «заумного» языка.В футуризме сложился своего рода репертуар эпатирования. Использовались хлесткие названия: «Чукурюк» — для картины; «Дохлая луна» — для сборника произведений; «Идите к черту!» — для литературного манифеста. Давались уничижительные отзывы предшествующей культурной традиции и современному искусству. Например, «презрение» к намеренно сваленным в одну кучу Горькому, Андрееву, Брюсову, Блоку выражалось в манифесте «Пощечина общественному вкусу» таким образом: «С высоты небоскребов мы взираем на их ничтожество!» Еще более оскорбительной могла показаться оценка Д. Бурлюком выдающихся художников-современников: «Серов и Репин — арбузные корки, плавающие в помойной лохани». Вызывающе оформлялись публичные выступления футуристов: начало и конец выступлений отмечались ударами гонга, К. Малевич являлся с деревянной ложкой в петлице, В. Маяковский — в «женской» по тогдашним критериям желтой кофте, А. Крученых носил на шнуре через шею диванную подушку и т. п.

Бурлюк Давид Давидович (1882–1967)

Каменский Василий Васильевич (1884–1961

Крученых Алексей Елисеевич (1886–1968)

Маяковский В.В. (1893–1930)

Хлебников Велимир (1885–1922) (Виктор Владимирович Хлебников)

Старшме символистыФ. К. Сологуб «Чертовы качели»В тени косматой ели,

Над шумною рекой

Качает черт качели

Мохнатою рукой.

Качает и смеется,

Вперед, назад,

Вперед, назад,

Доска скрипит и гнется,

О сук тяжелый трется

Натянутый канат.

Снует с протяжным скрипом

Шатучая доска,

И черт хохочет с хрипом,

Хватаясь за бока.

Держусь, томлюсь, качаюсь,

Вперед, назад,

Вперед, назад,

Хватаюсь и мотаюсь,

И отвести стараюсь От черта томный взгляд.

…………

В тени косматой ели

Визжат, кружась гурьбой: –

Попался на качели,

Качайся, черт с тобой!

Я знаю, черт не бросит

Стремительной доски,

Пока меня не скосит

Грозящий взмах руки,

Пока не перетрется

Крутяся, конопля,

Пока не подвернется

Ко мне моя земля.

Взлечу я выше ели,

И лбом о землю трах!

Качай же, черт, качели,

Все выше, выше… ах!

Дыр бур шил

убещур

скум

вы со бу

р л эз

Футуризм Велимир Хлебников

Бобэоби пелись губы,

Вээоми пелись взоры,

Пиээо пелись брови,

Лиэээй пился облик,

Гзи-гзи-гзэо пелась цепь.

Так на холсте каких-то соответствий

Вне протяжения жило Лицо.

Акмеизм. Н.Гумилев «Жираф»

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,

И руки особенно тонки, колени обняв.

Послушай: далеко, далеко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,

И шкуру его украшает волшебный узор,

С которым равняться осмелится только луна,

Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,

И бег его плавен, как радостный птичий полет.

Я знаю, что много чудесного видит земля,

Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран

Про черную деву, про страсть молодого вождя,

Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман,

Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,

Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…

Ты плачешь? Послушай… далеко, на озере Чад

Изысканный бродит жираф.

Младшие символисты. А.Блок.Отворяются двери –– там мерцанья,

И за ярким окошком –– виденья.

не знаю –– и не скрою незнанья,

Но усну –– у потекут сновиденья.

В тихом воздухе –– тающее, знающее…

Там что-то притаилось и смеется.

Что смеется? Мое ли, вздыхающее,

Мое ли сердце радостно бьется?

Весна ли за окнами –– розовая, сонная?

Или это Ясная мне улыбается?

Или только мое сердце влюбленное?

Или только кажется? Или все узнается?