Устойчивые выражения в поэзии ВВысоцкого

Муниципальное казенное образовательное учреждение

«Новоникольская средняя общеобразовательная школа»

Быковского муниципального района Волгоградской области

Исследовательская работа по творчеству

В. Высоцкого

«Использование номинативных фразеологических оборотов в поэзии В.Высоцкого»

Выполнила

учитель русского языка и литературы:

Пак Виктория Сергеевна

Новоникольское

2014

Использование номинативных фразеологических оборотов в поэзии В.Высоцкого

В последние годы в печати появлялись во множестве воспоминания о Владимире Высоцком, статьи о его творчестве, написанные, как правило, либо специалистами-профессионалами, либо людьми, знавшие лично поэта. «… Песни Высоцкого глубоко народны. Ему удавалось выразить то, что существовало в душе народа» (артист Михаил Ульянов). Очень верное и справедливое суждение. Обо всем, что «существовало в душе народа», поэт говорил его же народным живым и метким языком. (П.Ф.Лебедев) В самом деле, если повнимательнее вслушаться в песни Высоцкого, пристальнее вчитаться в его стихи, непременно убеждаешься, как умело и бережно поэт обходился с неисчерпаемыми ресурсами русского литературного языка.

Что привлекло нас в Высоцком? Активность жизненной позиции, непримиримость ко лжи и злу. Стихи и песни выражают его суть — суть человека богатой души, доброго и отзывчивого сердца, натуры широкой, порывистой, очень эмоциональной, человека «без кожи» — тонкого, все чувствующего, ранимого. Невольно удивляешься, как при этом в нем уживалась спокойная мудрость философа!…

Песни и стихи Высоцкого напрочь лишены созерцательности, успокоенности, сытости. Каждая строка написана «на нерве», эмоциональном и смысловом. Читая его произведения, узнаешь для себя что-то новое, необъяснимое. Каждые его строки «заряженные электричеством», они помогают жить, учат размышлять, а также зорче вглядываться в окружающее и в себя, учат тоньше чувствовать, яростнее бороться, творить добро и горячо любить Родину. (П.Ф.Лебедев 1988.: с.155-159).

Слушая и разбирая тексты песен, сравнивая их варианты, замечаешь, как поэт до предела сокращал свои произведения, придавал каждой строке особое значение. Высоцкий знал цену слову, не допускал излишеств, пустых фраз и зряшных мыслей.

После внимательного изучения поэтического наследия Высоцкого (а исследователями было рассмотрено текстов около 655 песен и стихов). Было обнаружено более 2500 случаев употребления фразеологических оборотов, в том числе: пословиц и поговорок — 316, крылатых слов (или выражений) — 163, а также 47 образцов цитирования чужого текста и реминисценций, которые, безусловно, следует отнести к фразеологическому фонду.

Теперь посмотрим, как работает Высоцкий с фразеологизмами, древними и устоявшимися в языке выражениями. Фразеологизм с лингвистической точки зрения равноценен слову, он тоже обозначает, называет предмет или явление. Высоцкий постоянно обращался к сконцентрированной в языке вековой мудрости, не пассивно ее эксплуатируя, а творчески продолжая и развивая. Поэт удивительно точно употреблял фразеологизмы, являющееся образными эквивалентами слов, так называемые номинативные фразеологические обороты. Например: «Лукоморья больше нет / от дубов простыл и след»; «Нет острых ощущений, все – старье, гнилье и хлам, / того гляди с тоски сыграю в ящик»; «Мы вместе горе мыкали, / все проткнуты иголками. / Забудем же, кем были мы, / товарищи мои».

Фразеологизм «все дороги ведут в Рим» Высоцкий преобразует во «все пути приводят в Рим» и использует в стихотворении для философского обобщения:

А когда сообразите –

Все пути приводят в Рим

Вот тогда и приходите,

Вот тогда поговорим.

Понять другой прецедентный текст могут лишь современники поэта. Автор намекает на беспорядки в этой стране, которые стали объектом не только политического обсуждения, но и отразились в народной сатирической песне, содержащей «угрозу» правительству: «Станет, как в Польше». Есть, скажем, фразеологизм «козел отпущения«, который мы машинально повторяем, ни на минуту не задумываясь, что такое «отпущение». Высоцкий же, верный своему принципу «разберемся», разбирает устойчивое выражение и вновь его свинчивает, придавая ему уже новое значение. Козел становится не просто жертвенным животным, а социальным типом с определенной историей:

В заповеднике (вот в каком — забыл)

Жил да был Козел — рога длинные, -

Хоть с волками жил — не по-волчьи выл -

Блеял песенки все козлиные.

И пощипывал он травку, и нагуливал бока,

Не услышишь от него худого слова, -

Толку было с него, правда, как с козла молока,

Но вреда, однако, тоже — никакого.

Кто это? Не хочется употреблять таких штампов, как «мещанин«, «обыватель«… В общем, персонаж песни — простой человек, не принадлежащий к правящему классу.

Наиболее частотными в поэзии Высоцкого используются фразеологические библионимы, мы не увидим в этом восторженной религиозности и слепого поклонения Богу. В них – знание жизни, опыт, накопленный поколением людей, вера в свои силы и возможности, умение с юмором относится к различным поворотам судьбы.

Часто в поэзии Высоцкого употребляется библионим Бог. Причем значительно чаще он употребляется поэтом в составе устойчивых сочетаний и поговорок. В текстах автора библионимы могут выполнять различные функции. Так, в стихотворении

«Баллада о бане» это одно из средств создания лирического юмора:

Благодать или благословение

Ниспошли на подручных твоих

Дай нам Бог, совершить омовенье,

Окунаясь в святая святых.

Света – тьма, нет Бога!” В оксюмороне “света — тьма” лексема свет объективирует как в прямом значении (электромагнитное излучение, воспринимаемое глазом и делающее видимым окружающий мир), так и в переносном значении (то, что делает ясным, понятным мир, то, что, делает радостной, счастливой жизнь). Но может ли быть счастливым мир, где нет Бога?

Нередко современные люди упоминают имя Бога и в «всуе». То же можно обнаружить и в поэтических текстах Высоцкого:

Граждане! Зачем толкаетесь

На скандал и ссору нарываетесь –

Сесть хотите? Дальняя дорога?

Я вам уступлю, ради Бога.

Такое употребление библионима Бог придает стихотворениям Высоцкого своеобразный эффект. Действительно, в реальной жизни мы очень часто, сами того не замечая, произносим данные выражения. Автор сумел в своих произведениях отметить и передать эту яркую черту, свойственную для разговорной речи современного русского человека.



Совершенно иное семантическое наполнение приобретают подобные сочетания в другом контексте:

Дай вам Бог поверить в Бога,

Если это Бог войны.

Здесь это уже не присказка, а реальное обращение к вершителю судеб. И в этом значении данная лексика употребляется тоже неоднократно. Например, в стихотворении “Мой друг уедет в Магадан”.

А мне идея от Бога дана

А может, тоже – в Магадан?

Уехать с другом заодно –

И лечь на дно…

Разнообразие приемов употребления фразеологизмов превращает поэтическую речь Высоцкого в красочный карнавал. Иногда поэт использует их без изменения, и тогда они сохраняют свое значение и структуру. Например: «Таких, как он, там пруд пруди»; «По-польски ни бельмеса мы – ни жена, ни я »; «Все теперь ты — темная лошадка»; «Они рукой подать, наискосок».

Гораздо чаще фразеологические обороты предстают у поэта в переоформленном или обновленном виде, как индивидуально-авторские:

И ушли корабли – мои братья, мой флот.

Кто чувствительней – брызги сглотнули.

Без меня продолжался Великий поход,

На меня ж парусами махнули.

Образованы от общеупотребительных фразеологизмов «глотать слезы» и «махнуть рукой». «Та, что поменьше, вбок кривила трубы / и пожимала баком и кормой» (от «пожимать плечами»). «Я его фигуру смерил оком» (от «смерить взглядом»)

Ощутимого стилистического эффекта Высоцкий добивается и за счет употребления фразеологического оборота как собственно фразеологизма и как свободного сочетания слов, в результате чего создается определенная смысловая двуплановость. Примеры: «Я хорошо усвоил чувство локтя, / который мне совали под ребро»; «Я здесь баклуш могу набить / несчетное число»; «И из окон на пленных глазела Москва свысока»; «…заламывают руки, / ломают копья, ломают луки».

Характерным, на наш взгляд, для языка поэзии Высоцкого является прием, когда в одном контексте происходит столкновение фразеологических синонимов, объединенных общей темой. Это не безумный повтор, а стилистическое средство привлечения внимания читателя и слушателя. Судите сами: «Ни кола, ни двора и ни кожи с рожей»; «В два счета был уволен, / верней, в три шеи выгнан/ непонятный титан»; «Только всех их и видали, словно сгинули»; «Все равно, что в лоб ему, / что по лбу – все едино».

Из специальной литературы известно, что контаминация, то есть объединение двух фразеологических оборотов или их частей, в современной поэзии и прозе встречается довольно редко. Внимательное же прочтение текстов Высоцкого убеждает, что это как раз один из его любимых стилистических приемов. Обратимся к примерам: «В колесо фортуны палки / ставим с горем пополам» («колесо фортуны» и «ставим палки в колеса»); «Мне жена подложила сюрприз» («подложить свинью» и «преподнести сюрприз»); «Мой дом – твой Дом моделей» («мой дом – твой дом» и «Дом моделей»); «Если продан ты кому-то / с потрохами ни за грош») и др.

Попадая под мастерский прицел Высоцкого, известные фразеологические обороты приобретают подвижность – они у него живут, изменяются, дополняются авторскими наблюдениями. Так, извечный шекспировский вопрос быть или не быть поэт решает однозначно и, вместе с тем сприсушим ему юмором: «Конечно, быть, но только ничему». Есенин писал, что «Большое видится на расстоянье», а Высоцкий его поправляет, добавляя «Но лучше, если все-таки вблизи». Пословица «первый блин комом», перефразированная Высоцким, стала выглядеть так: «Комом все блины мои, а не только первый». Поговорку «поменять шило на мыло» поэт развивает дальше: «Поменять на шило мыло, мыло на стамеску, / а переиначить в », — подчеркивая как бы тем самым бессмысленность занятия.

Фразеологизм «остаться в дураках» использован Высоцким в прямом значение, в стихотворении «Я теперь в дураках…»:

Я теперь в дураках – не уйти мне с земли –

Мне расставила суша капканы:

Не заметивши сходни на берег сошли –

И навечно мои – капитаны.

Фразеологизм «как у Христа за пазухой» в стихотворении «Ленинградская блокада» Высоцкий не изменил его, а употребил в полном виде.

Блокада затянулась, даже слишком,

Но наш народ врагов своих разбил,-

И можно жить как у Христа за пазухой, под мышкой,

Но только вот мешает бригадир…

В стихотворении «Белое безмолвие» Высоцкий употребляет такой фразеологизм как две капли воды:

Все года, и века, и эпохи

Как две капли воды, -

От морозов и вьюг.



Высоцкий употребил его для того, чтобы акцентировать внимание читателя, на то, что на самом деле года, века, эпохи похожи друг на друга.

Фразеологизм «не суй нос в чужие дела», Высоцкий переделал так:

Мой сосед объездил весь Союз –

Что – то ищет, а чего – не видно –

Я в дела чужие не суюсь,

Но мне очень больно и обидно.

Этот фразеологизм Высоцкий изменил, однако он сохраняет свое значение и структуру.

Однако некоторые фразеологизмы Высоцкий употребил без изменения, например в стихотворении «Водой наполненные…»:

А умирать почетно было

- средь пуль и матовых клинков

И уносить с собой в могилу

Двух – трех врагов, двух – трех врагов.

В этом стихотворении структура фразеологизма не изменилась, но изменилось само значение.

Фразеологизм «уносить с собой в могилу» в словаре Молоткова толкуется следующим образом: умирать, не передав, не сообщив чего – либо, не избавившись от чего – либо, не успев осуществить что – либо. Но в своем стихотворении Высоцкий

употребил его в качестве желание героя убить врага, т. е. умереть не только одному, но умереть вместе с врагом. А вот, например фразеологизм «груз с плеч», что означает справиться с каким – либо трудным делом, работой. Автор тоже употребил его в переоформленном виде:

…Но наконец, закончилась война -

С плеч бросили мы словно тонны груза,-

Встречаю я Сережку Фомина –

А он герой советского Союза…

Хотя по структуре фразеологизм был изменен, но он не потерял свое исходное значение.

Таким образом, мы видим, что в поэзии Высоцкого, как в жизни, все перемешано высокое нередко соседствует с низким, комическое – рядом с трагическим.

Вывод по второй главе:



Итак, проанализировав использование В.Высоцким фразеологизмов, можно сделать следующий вывод. Высоцкий вводит в свои стихотворения различные виды фразеологизмов: цитаты, фразеологические единицы, чаще всего заимствованные из притч, библейских историй:

Нести свой крест, как у Христа за пазухой, Бог с ним (тобой), израильский народ, ленивый и лукавый раб и т.д.

Поэт чаще всего творчески перерабатывает фразеологические единицы. Почти каждое выражение подвергается трансформации со стороны структуры и значения, что способствует созданию особых образов.