Урок — портретЗнакомьтесь Марина Цветаева

Урок-портрет «Знакомьтесь, Марина Цветаева».

Четвернина Ольга Григорьевна, учитель русского языка и литературы

МОУ « Заманилкинская СОШ».

Цели урока:

воссоздать творческий портрет поэтессы, познакомиться с её стихами, с трудной судьбой, развивать монологическую речь учащихся, работать над выразительным чтением, воспитывать патриотизм, любовь к Родине.

Оборудование:

Портрет (нарисован учеником).

Презентация.

Выставка книг М. Цветаевой.

Оформление доски:

… быть самой собой, ни о чем не зависеть ни от времени, ни от среды.

М. Цветаева

План.

Детство.

Начало творчества.

Революция и Цветаева.

В эмиграции.

Возвращение на Родину.

Высказывания:

«Стихи М. Цветаевой всегда отправляются от какого-нибудь реального факта, от чего — нибудь действительно пережитого».

Валерий Брюсов.

«Мы знаем стихи Марины Цветаевой, без которых невозможно представить «серебряный век русской поэзии» да и просто русскую поэзию».

Ход урока:

I. а) Чтение учителем стихотворения Марины Цветаевой (наизусть) «Моим стихам, написанным так рано…»

б)Перекличка высказываний о Марине Цветаевой.

в)Слово учителя.

«Моим стихам, как драгоценным

винам

настанет свой черед»

Да, М. Цветаева была права. При жизни ее стихи не ценили, не знали. А сейчас мы все чаще слышим имя М. Цветаевой, слышим ее стихи. О стихах поэтессы, о ее жизни мы сегодня поговорим.

Вступительное слово учителя.

Жизнь посылает некоторым поэтам такую судьбу, которая с первых же шагов сознательной жизни ставит их в благоприятные условия для развития природного дара.

Такой была и судьба М. Цветаевой, поэта первой половины нашего века. Поэзии ее была сильной и самобытной. В ранней юности она произнесла слова, которым была верна всю жизнь: быть самой собой, ни в чем не зависеть ни от времени, ни от среды.

Но повернулись они трагической стороной. А начало было благоприятно для развития ее своеобразного дарования.

II. Детство.

(Сообщения учащихся)

1-й ученик:

Марина Цветаева родилась в Москве 26.09.1892 года в высококультурной семье, преданной интересам науки и искусства.

Отец ее, Иван Владимирович Цветаев, профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед, стал в дальнейшем директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина).

Мать происходила из обрусевшей польско-немецкой семьи, была натурой художественно одаренной, талантливой пианисткой. Умерла она еще молодой в 1906 году, и воспитание двух дочерей, Марины и Анастасии — и сводного брата стало делом глубоко их любившего отца. Он старался дать детям основательное образование, знание европейских языков, всемерно поощряя знакомство с классиками отечественной и зарубежной литературы и искусства.

Семья Цветаевых жила в уютном особняке одного из старинных московских переулков, лето проводила в живописных местах Подмосковья, в калужском городке Таруса, а иногда и в заграничных поездках. Все это и было той духовной атмосферой, которой дышало детство и годы юности Марины Цветаевой. Она рано ощутила самостоятельность во вкусах и привычках. 16-ти лет она осуществила самостоятельную поездку в Париж, где прослушала в Сарбонне курс старо -французской литературы. Учась же в московских частных гимназиях, она отличалась не только усвоением предметов обязательной программы, сколько широтой общекультурных интересов.

2-й ученик:

Уже в 6-летнем возрасте М. Цветаева начала писать стихи, и притом не только по-русски, но и по-французски, по-немецки. А когда ей исполнилось 18 лет, выпустила первый свой сборник «Вечерний альбом» (1910). Он включал в себя в основном то, что писалось еще на ученической скамье. Если судить по содержанию, стихи были ограничены кругом узкодомашних, семейных; впечатлений. Сборник был замечен, появились рецензии. О юном возрасте автора никто и не подозревал.

Одним из первых на «Вечерний альбом» откликнулся Валерий Брюсов: «Стихи М. Цветаевой, напротив, всегда отправляются от какого-нибудь реального факта, от чего -нибудь действительно пережитого».

За «Вечерним альбомом» последовали еще два сборника «Волшебный фонарь» (1912) и «Из двух книг» (1913), изданные при содействии друга юности Цветаевой Сергея Эфрона, за которого она вышла замуж в 1912 году.

Остались позади наивные стихотворные опыты, романтически настроенной девочки-подростка, вырастающей в уюте благополучного родительского дома, в привычном кругу подруг и друзей.

Крепнет упругость стихотворной строки, ясно ощущается стремление к сжатой, краткой и выразительной манере, где все ясно, точно, стремительно в ритме, но вместе с тем глубоко лирично.

Сжатостью мысли и энергией чувства отмечено немало стихов этого периода: «Идешь на меня похожий», «Бабушке», «Какой-нибудь предок мой был скрипач».

Чтение стихотворения «Откуда такая нежность…»

III. Сообщения учащихся.

Вспоминая об этом времени становления Марины Цветаевой как поэта, закономерно задаешь вопрос: как же встретила она Великий Октябрь, исторический перелом в судьбе горячо любимой Родины? Почему не последовала она страстному призыву А. Блока: «Всем телом, всем сердцем, всем сознанием слушайте революцию?»

Марина Цветаева не только не поняла Октября, она и не приняла его, не увидела в нем могучей силы, обновляющей все личное и общественное в человеке.

Лишь много позднее, уже в эмиграции, смогла она написать слова, прозвучавшие как горькое осуждение самой же себя: «Признай, минуй, отвергни Революцию — все равно она уже в тебе — и извечно… ни одного крупного русского поэта современности, у которого после Революции не дрогнул и не вырос голос, — нет».





Четыре с лишним года (1917-1922), проведенные на советской земле в пору расцвета творческих сил, когда определились значительные стороны ее яркого и самобытного таланта, Марина Цветаева упорно держалась круга собственных представлений и даже с некоторым вызовом, свойственным ее страстной и колючей натуре, противопоставляла себя в стихах — революционной действительности. В некоторой мере это объясняется особыми свойствами ее характера, трудного, нервного, неустойчивого. Но еще в большей степени тем, что рождалась она как поэт еще в дореволюционное время и несла в своем сознании многие из привычек и условностей породившего ее времени. Все внимание поэта обращено к быстро меняющимся приметам душевного состояния, к многоголосию жизни, к самой себе.

Чтение стихотворения: «Кто создан из камня, кто создан из

глины».

Сообщения учащихся.

С первых же дней победившего Октября она попала не только в новую, но и, как ей показалось, враждебную обстановку. Все изменилось вокруг нее, но она с исключительным упорством пребывала в созданном собственным воображением мире. Она жила в литературе и только для литературы. Пишет много и с увлечением. Присущая ей гордость не позволяла унижаться до жалоб на свои душевные и материальные невзгоды, а ведь ей приходилось испытывать все трудности быта переходного времени. Стихи звучат жизнеутверждающе. Только в самые трудные минуты могли у нее вырваться слова: «Дайте мне покой и’ радость, дайте мне быть счастливой, вы увидите, как я это умею!»

В это время она живет в почти полном отчуждении от литературной среды, в кругу немногих близких друзей, ценивших и понимавших ее стихи. В феврале 1920 года в Кунцевском приюте умерла от голода ее младшая дочь Ирина, неполных грех лет. Осталась дочь Аля шести лет.

Чтение стихотворения «Две руки, легко опущенные».

Сообщения учащихся.

Всех, кто знал М. Цветаеву, удивляла необычность, богатство натуры, ее жизнестойкость и сила духа. Выпущено в это время две книги М. Цветаевой «Версты» и «Царь-девица». Стихи ее но достоинству оценены в печати.

Стихи Цветаевой — это непрерывное объяснение в любви по самым различным поводам, любви к миру, выраженной требовательностью, страстно, а иногда с дерзостью гордого вызова. Сила ее стихов в завораживающем потоке все меняющихся, гибких ритмов. И поэтому стихи ее всегда чуткий сейсмограф, сердца, мысли, любого волнения, владеющего поэтом.

Чтение стихотворения «Всей бессонницей я тебя люблю».

IV. Сообщения учащихся.

В мае 1922 года ей было разрешено вместе с дочерью выехать за границу к мужу, Сергею Эфрону, оказавшемуся в рядах белой эмиграции. Бывший белый офицер, разочаровавшийся после разгрома Деникина и Врангеля в «белом движении», он порвал с ним и стал к этому времени студентом университета в Праге. При приезде Марины Цветаевой семья недолго жила в Берлине, затем поселилась в ближайших окрестностях чехословацкой столицы, а в ноябре 1925 года переехала в Париж.

Довольно скоро Цветаевой пришлось убедиться в том, что эмиграция, поначалу встретившая ее как единомышленницу, резко изменила свое отношение, почувствовав, что она разочаровалась в прежних своих взглядах и стала в оппозицию эмигрантскому движению.

Цветаева не изменила своему призванию, писала много и вдохновенно, но все ее творчество уже в иную трагедийную тональность.

Даже более или менее либеральные эмигрантские журналы постепенно перестали печатать е стихи. В первую пору пребывания за рубежом ей, правда, удалось издать несколько сборников: «Разлука», «Психея», «Ремесло», а через шесть лет и последнюю прижизненную книгу «После России» (1922-1925 гг.). С этого времени ее поэтические произведения почти исчезают со страниц печати.

В одну из тяжелых для себя минут Марина Цветаева с горечью писала: «Мой читатель остается в России, куда мои стихи не доходят. В эмиграции меня сначала (сгоряча!) печатают, потом, опомнившись, изымают из обращения, почуяв не свое-тамошнее».

Так оно и было. Белоэмигрантская пресса объявила поэта вне своих законов, увидя в нем непримиримого врага черносотенства, расизма, фашизма. Всем своим поэтическим чувством М. Цветаева противостояла силам реакции и смело говорила о своих симпатиях к юной советской России. «Пишу не для здесь (здесь не поймут — из-за голоса), а именно для там — языком равных». Тяжелой ценой далось ей это прозрение, потому что оно одновременно принесло ей чувство безнадежного одиночества, обрекло ее на жизнь во враждебной среде, на тоску по

покинутой Родине. Однако поэзия не покидала Марину Цветаеву, живет неразлучно с нею в полном тяжких лишений житейском быту.

Чтение стихотворения «Родина».

Сообщения учащихся.

Через 12 лет полунищенского существования она скажет в одном из частных писем: «Надо мною здесь люто издеваются, играя на моей гордыне, моей нужде и моем бесправии (защиты — нет)». И далее: «Нищеты, в которой я живу, вы себе представить не можете, у меня же никаких средств к жизни, кроме писания. Муж болен и работать не может. Дочь вязкой шапочек зарабатывает 5 франков в день, на них вчетвером (у меня сын 8-ми лет, Георгий) живем, то есть просто медленно подыхаем с голоду». Но тут же характерное признание: «Не знаю, сколько мне еще осталось жить, не знаю, буду ли когда-нибудь в России, но знаю, что до последней строки буду писать сильно, что слабых стихов не дам».

Сообщения учащихся.

В таком неустанном напряженном состоянии духа, отстаивая в мире рутины, косности, бесчеловечности, право на свободу и независимость своего поэтического «я», дожила М. Цветаева до страшных дней гитлеровской эмансипации. На ее глазах была захвачена, растоптана фашистскими ордами близкая ее сердцу Чехословакия. С небывалой прежде силой прозвучали ее «Стихи к Чехии» (1938-1939гг.), страстно клеймящие насильников, восславляющие мужество свободолюбивого чешского народа.

Разрыв с эмиграцией полный. И одна только мысль: рано или поздно вернуться на родную землю. С особой силой и Взволнованностью звучит это;, чувство в цикле «Стихи к сыну» (1932).

Речь матери, обращенной к сыну, звучит как завещание, как собственная, почти безнадежная мечта. Родина уже новая страна, утвердившая навеки высокую социальную правду.

V. Слово учителя.

Мы лишь прикоснулись к творчеству Марины Цветаевой. Но мне хочется, чтобы то, о чем мы сегодня говорили, не прошло мимо вас, и заставило еще и еще раз обратиться к стихам Марины Цветаевой, таким лиричным и напевным:

Звучит песня на стихи М. Цветаевой «Под лаской плюшевого

пледа».

Чтение стихотворения «Мне кажется, что вы больны.

VI. Итог урока.

Д/з. Наизусть стихотворение М. Цветаевой