Урок по теме Великой Отечественной Войны ПО ПОВЕСТИ МКАРИМА ПОМИЛОВАНИЕ УРОК-КОНФЕРЕНЦ

ОТКРЫТЫЙ УРОК ПО ТЕМЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ (ПО ПОВЕСТИ М.КАРИМА ПОМИЛОВАНИЕ”).

(УРОК-КОНФЕРЕНЦИЯ).

Тема:”ВОЙНА И ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ”.

(ПО ПОВЕСТИ М.КАРИМАПОМИЛОВАНИЕ”).

ЦЕЛЬ:Права человека на жизнь, счастье и любовь против суровой реальности войны.

Эпиграф: “Вся повесть – спор. И большой. Есть необходимость и закон войны и незыблемое права человека на жизнь и счастье, на любовь. Но все эти права вступает в противоречие в повести с суровой реальностью войны”. М.КАРИМ.

ДОСКА: Плакат с изображением эпизода из повести М.КАРИМА “Помилование”, эпиграф, сочинения, оформление стенда к юбилею М.КАРИМА, стенд с викториной.

Слчит.: Прежде чем мы будем говорить о повести М.КАРИМА “Помилование”, хотелось бы сказать несколько слова об авторе её, нашем земляке, человеке-легенде. Его знают не только у нас в Башкортостане, его знает вся страна. В этом году ему исполняется 80 лет. Это человек, писавший лирику, прозу, драмы, участник Великой Отечественной войны. Послушайте о нем.

Учен.: Рассказывает о М.КАРИМЕ (краткие биографические данные). В завершении звучит стихотворение М.КАРИМА “Цветы на камне”.

Учен.:

(звучит музыка) “ ЦВЕТЫ НА КАМНЕ”

Ты пишешь мне в печали и тревоге,

Что расстоянья очень далеки,

Что стали слишком коротки и строги

Исписанные наскоро листки.

Что дни пусты, а ночи столь глухи,

И по ночам раздумью нет конца,

Что, вероятно, в камень от разлуки

Мужские превращаются сердца.

Любимая, ты помнишь об Урале,

О синих далях, о весенних днях,

О том, как мы однажды любовались

Цветами, выросшими на камнях!

У них от зноя огрубели стебли,

Перевелись в колючие жгуты,

Но, венчики пахучие колебля,

Цвели все лето нежные цветы.

Когда бы сердце впрямь окаменело

Среди боев без края и числа,

Моя любовь, которой нет предела,

Цветами бы на камне расцвела.

Учен.:

(звучит музыка)

(Продолжает рассказывать о М.КАРИМЕ). В заключение звучит стихотворение М.КАРИМА “Много помню я в жизни прозрачных ночей”.

***

Много помню я в жизни прозрачных ночей

Разлинованных лентами лунных лучей.

Но зачем без тебя, для чего они мне,

Эти лунные ночи и белые дни!

Без тебя я не знал, что в огромной ночи,

Оживая, беззвучная песня звучит.

Я не знал, что бескрайняя ночь – как река,

И двоим различимы её берега.

Глубока и бескрайна, как время она,

Все идти и идти бы, не ведая сна.

Подожди, дорогая, послушай, постой!

Может, сбились с пути мы идя за луной.

Может, мы заблудились полночной порой

И теперь не отыщем дороги домой!

Только нет, это звезды блуждают в пути,

Это звездам дороги во тьме не найти.

Мы вдвоем! Никогда не заблудимся мы!…

Одинокие звезды блуждают средь тьмы.

1944.

Учит.:

(звучит музыка) Ребята, о войне написано много книг, но никогда тема войны и человека на войне не будет устаревшей, хотя прошло почти 55 лет, она всегда останется злободневной, потому что нет такой семьи, которая не потеряла бы в этой войне кого-нибудь из близких или родных или чьи родственники не прошли через ужасы этого ада. Мы не должны, не имеем права забывать об этом. Мы просто обязаны помнить об этом в память о тех, кто заплатил своей жизнью за мир на земле.

Вот, что по этому поводу сказал автор повести “Помилование”.

Учен.: “Люди эти достойны, чтобы о них говорили и помнили их. А ведь никто, кроме меня, об этих людях не знает. Долг за мной. Один не испытав бессчетных мук долгой война, падает в первом же сражении. Другой, замерзая в морозы, промокая под ливнями, изнемогая в зной от жажды семь раз пройдя обманув смерть, доходит до победы. И вот уже думал – все, уже ступил на её вершину – но маленький годами искавший, выслеживавший солдата кусочек стали или свинца находит его сердце… Две самые горестные на войне смерти – вот эти две. Тот, первый, даже крохи своей мести исполнить не успел, не смог. И другой – в первый миг самим же заваеванный победы не бросился на траву, — наплакаться и нарадоваться вдосталь”, — так размышляет над судьбой солдата – война. М.КАРИМ в эпилоге повести, подчеркивая жестокость и неумолимость войны по отношению к жизни человека.

Учен.: Итак, вслед за повестью “Долгое-долгое детство” в 1984 году появляется повесть “Помилование”.

ЗАМЫСЕЛ этой вещи преследовал писателя долгие годы. Вначале это был даже не замысел, а факт. Факт фронтовой жизни, накрепко врезавшийся в память. Факт- потрясение. О нем в повести “Долгое-долгое детство” упоминается дважды. То уже предчувствие, предугадывание нового произведения.

Вот первое упоминание М.КАРИМА: “Вдруг я вспомнил один случай. Два года назад ( а время – 1944) 18-его механика-водителя, обвиненного в дезертирстве, расстреляли перед строем бригады. А дезертирство его вот в чем было: когда мы стояли в резерве, сел он на танк и поехал за 10 км. В свою деревушку навестить мать. За это его приговорили к смерти. В тот день нацеленные в 18-его паренька автоматы расстреляли и таившиеся в каждом из нас беспечность, разгильдяйство, безответственность. Так я объяснил этот безжалостные приговор. Объяснил – не оправдал. По сути парнишка никакого вреда не причинил. Только к матери наведался. А вернулся – расстреляли” (М.КАРИМ).

Учен.: Через полсотни страниц писатель снова возвращается к тому же факту: “…Весной страшного сорок второго года накануне наступления произошло в нашей бригаде такое событие: по приговору трибунала перед всем строем за отлучку расстреляли как дезертира молодого парня. Но то, что потрясло меня тогда, случилось до карающего залпа. Парнишку привели с другого берега речушки. А босой пленник, чтобы не замочить ног, прошел через, прыгая с камня на камень. Хотя идти сухими ногами оставалось ему всего шагов 15-20. До свой могилы”.

***

Подобный случай действительно произошел в их части, рассказывал писатель. А расстрелять парня, который по-человечески и не был дезертиром – сам вернулся в часть, — приказано было взводу, которым командовал МУСТАЙ КАРИМ. И были: бессонная ночь, мучительные раздумья… Комиссар понял молодого поэта, приказ был отдан другой части, но разве могло забыться все, что связано с этим событием?

Учит.: Сам сюжет повести претерпел изменение. Обо всем этом мы сейчас и поговорим с вами. Попытаемся ответить на поставленные вопросы, найти на них ответы. Переходим к дискуссии.

О ком и о чем эта повесть?

Почему через 40 лет снова обращаемся М.КАРИМ к теме войны и человека на войне?

Какие социально-философские и нравственные проблемы волнуют автора и читателя, какие мысли тревожат читателя при чтении и после прочтения произведения?

1.От.: Эта повесть – дискуссия с жизнью.

Спор. М.КАРИМ о замысле повести сказал: “Повесть – дискуссия с жизнью. Спор- есть необходимость и закон войны и незыблемое право человека на жизнь, любовь, счастья. Но все эти права вступают в противоречие в повести с суровой реальностью войны”. Эта мысль и вела пером писателя. В центре “Помилования”- не ЛЮБОМИР ЗУХ, не его переживания, но тот, кому поручено командовать расстрелом. А этот ЯНТИМЕР БАЙНАЗАРОВ. Двадцатилетний лейтенант из Башкирии. Опечаленый смелый. В душе – поэт, до войны мечтал стать актером, сыграть роль САЛАВАТА ЮЛАЕВА. М.КАРИМ признавался, что ему дорог ЯНТИМЕР. Это- его герой. Человек сложной духовной жизни. Ему нелегко живется. Все пропускает через сердце. Весь в сомнениях.

Настроение, созданное писателем, таково, что тревога растет с каждой страницей.

2.От.: М.КАРИМ сам участник В.О.войны. Подобный случай произошел в их части. Надо было расстрелять парня, который не был дезертиром, сам вернулся в часть. Взводу, которым командовал М.КАРИМ, было приказано расстрелять этого парня. И были : бессонные ночи, мучительные раздумья.

Замысел этой повести долго преследовал писателя. Вначале это был даже не замысел, а факт. Факт фронтовой жизни, крепко врезавшийся в память.Факт – потрясение. Первоначально М.КАРИМ дважды упоминает в повести «Долгое-долгое детство”. Вот первое упоминание: “Вдруг я вспомнил один случай. Два года назад восемнадцатилетнего механика-водителя, обвиненного в дезертирстве, расстреляли перед строем бригады. А дезертирство его вот в чем было: когда мы стояли в резерве, сел он на танк и поехал за 10 км. В свою деревушку навестить мать. За это его приговорили к смерти. В тот день нацеленные в 18-его паренька автоматы расстреляли и таившиеся в каждом из нас беспечность, разгильдяйство. Так я объяснил этот безжалостные приговор. Объяснил – не оправдал. По сути парнишка никакого вреда не причинил. Только к матери наведался. А вернулся – расстреляли.”

Через полсотни страниц писатель снова возвращается к тому же факту: “…Весной страшного сорок второго года накануне наступления произошло в нашей бригаде такое событие: по приговору трибунала перед всем строем за отлучку расстреляли как дезертира молодого парня. Но то, что потрясло меня тогда, случилось до карающего залпа. Парнишку привели с другого берега речушки. А босой пленник, чтобы не замочить ног, прошел через, прыгая с камня на камень. Хотя идти сухими ногами оставалось ему всего шагов 15-20. До свой могилы”.

3.отв.: Сам сюжет в повести претерпел изменение. Солдат ЛЮБОМИР ЗУХ, нарушив воинскую дисциплину. Едет ночью на бронетранспортере в соседнюю деревушку, чтобы проститься с любимой девушкой. Но писатель привлекает не столько сам факт. Сколько вопрос: кто виновен? Кто виновен в смерти ЗУХРА? ЛЮБОМИР ЗУХ-не дезертир. Скорее просто беспечен. Любовь толкнула его на это шаг. Безоглядная, всепоглощающая. Она вступает в конфликт с установленным временем.

Основные проблемы, которые автор ставит в повести это «война и человек на войне»,

«Война и порождающая все прекрасное на земле любовь человеческая».

Учит.: Далее переходим к анализу произведения по следующим вопросам:

О чем рассказывает М.КАРИМ в повести «Помилование»?

Какой период войны Великой Отечественной отражен в ней?

В основу повести положены реальные события периода Великой отечественной войны. Шел 1942год. Бои шли на Орловщине… Мотострелковая бригада коротала свою ночь накануне ухода на передовую. А утром по приговору военного трибунала должен быть расстрелян за «дезертирство» механик-водитель, краса роты ЛЮБОМИР ЗУХ.

Автор любит своего героя, он тоже ждет помилования вместе с читателем.

«Я его полюбил. ЛЮБОМИР ЗУХ-частица моей души».(Я вложил в него частицу своей души).

Этим образом я выразил свой отчаянный протест против войны».-говорит автор.

В силу вступил суровый закон войны. В произведении говорится: «Впрочем, можно было сказать заранее: если человек в прифронтовой полосе посреди ночи самовольно на военной технике покинул часть действующей армии и отправился в тыл – он уже сам себе вынес тяжкий приговор». А любовь? Может она оправдает поступок Л. ЗУХА?

В чем вы увидели своеобразие этого произведения о войне? Какова особенность сюжета, композиции, конфликта?

Жестокость, античеловечность войны в том и заключается, что она отвергает, не берет в расчет любовь. « А кому какое дело до твоей любви? Ни свидетелем защиты ее не зовут. Ни заступницей она быть не может. Саму судят.» Таким образом основной конфликт заключается в том, что любовь вступает в конфликт с установлениями военного времени.

Особенности композиции заключаются в том, что хотя повествование идет о ЛЮБОМИРЕ ЗУХЕ и МАРИИ ТЕРЕЗЕ главным действующим лицом является АНТИМЕР БАЙНАЗАРОВ. Которому поручено расстрелять ЗУХА.

Своеобразие сюжета заключается в том, что автор опирался на биографические сведения периода В.О. войны.

***

7. Какие эпизоды в повести произвели на вас наиболее сильное впечатление и почему?

8. Каковы жизненные позиции, нравственные идеалы героев?

9. Как решаются в повести проблемы «Война и человек на войне», «Война и порождающая все прекрасное на земле любовь человеческая»?

10. Каково ваше отношение к главным героям повести ЛЮБОМИРУ ЗУХУ и МАРИИИ ТЕРЕЗЕ, ЯНТИМЕРУ БАЙНАЗАРОВУ и ЛЕОНИДУ ЛАСТОЧКИНУ, капитану Р.С. КАРАЗИНУ и комиссару А.Д.ЗУБОВУ?

(задание в группах)

***

Прототип ЛАСТОЧКИНА ЛЕОНИДА.

Интересен образ ЛАСТОЧКИНА ЛЕОНИДА. В своих выступлениях М.КАРИМ рассказал, что ЛЕОНИД СКВОРЦОВ его друг, явился прототипом ЛАСТОЧКИНА ЛЕОНИДА

«Человеком удивительной судьбы, называет его автор. Это был мягкий, добрый , жизнерадостный человек, готовый в любую минуту прийти на помощь.

Женился он на фронте. Она бала медсестрой. Нелегкой оказалась жизнь и после войны: почти 30 лет была прикована к постели его жена, которая когда-то спасла ему жизнь. А в письмах своих он сообщал «радостные» вести о том, что у них до удивительного все хорошо: просто не мог он тревожить сердце друга своими болями. Умер Леонид скворцов в 1981 году в г. Костроме.

***

Справка. Ученик читает характеристику прототипа образа Леонида Ласточкина.

Учит.:.. Ночь перед расстрелом. Ею и начинается повесть. Начинается с душевных терзаний ЯНТИМЕРА БАЙНАЗАРОВА, чей взвод на рассвете расстреляет ЛЮБОМИРА ЗУХА.

Своего расстреляют. Часть только на пути к фронту. ЯЕТИМЕР еще н сделал и единого выстрела по врагу. И первый приказ его открыть огонь будет дан по своему же парню, приговоренному трибуналом к расстрелу за дезертирство.

Война свой счет ведет всему. Время до не в этот счет н входит. Там – иная жизнь, иной мир.

А счет войны еще короток. Пока еще и коротка прожитая на войне жизнь лейтенанта БАЙНАЗАРОВ. Отчет ей начинается с того часа, когда воинский эшелон повез солдат из Башкирии на фронт.

И тут первая потеря-ложка. Ложка, украденная у ЯНТИМЕРА другим солдатом. Потеря не столь материальная, сколько нравственная. Ложка, с которой отец, ЯНБИРДЕ БАЙНАЗАРОВ прошел германскую войну. Не просто ложка, но боевая ложка-верный спутник дома БАЙНАЗАРОВЫХ, недаром на конце ее выцарапан «Заячий след» -родовая тамга. Словом, заслуги той ложки немалые. Она- вещественная связь парня с домом. А вор — вот он. Конец Янтимеровой ложки из кармана торчи… Первая потеря ЯНТИМЕРА на войне — не сама ложка, — другое. Не смог сказать вору, что тот вор. Попроси ГАРДАНОВ ту ложку – отдал бы ее ЯНТИМЕР. Не раздумывая, подарил бы. Испугался кулаков ГАРДАНОВА? Нет, перед людским бесстыдством спасовал. И в ту, не в свою последнюю ночь, но столь значимую для него, призвавшую к ответу, — понял: «Он тогда не только взятую из дома ложку, какую-то частицу своего достоинства потерял. Вот как оно выходит – коли вещь украдут, то и душу без ущерба не оставят. «Снова притчевость? Несомненно… Урок, ставший притчей для нас тоже. Речь о достоинстве идет – ни больше, не меньше. Война его не списывает. А лейтенант дальше итожит потери. И унижение вспоминает, обиду за Леню Ласточкина. Ведь было: из- за него чувство « на похлебку» променял, согласился к НЮРЕ пойти. И бала та ночь без любви.. Это все – утраты, они пройдут с ЯНТИМЕРОМ всю отпущенную ему жизнь. Так что же – человеческие законы все — таки и в войну значимы? Иначе можно больше, чем ложку потерять — человеческое в себе.. И тут сталкивается духовность — и установление военного времени.

ЯНТИМЕР до последнего своего часа не может забыть и ночь ту и рассвет, как не смогут их забыть ни капитан Казарин, ни комиссар Зубков, ни Ефим БУРЕНКИН.

Таким образом ЯНТИМЕР БАЙНАЗАРОВ, башкир по национальности, отличается честностью, благородством, мужает не только в тяжелейших условиях войны но и через личные потери. Как личную утрату он воспринял расстрел ЛЮБОМИРА ЗУХА. «Долго и храбро воевал он за двоих и погиб за себя в одночасье,» — говорит о нем автор . Не осуществилась мечта ЯНТИМЕРА сыграть на сцене Башкирского театра роль Салавата ЮЛАЕВА. Погиб майор БАЙНАЗАРОВ 13 апреля 1945 г.,

Спасая прославленный на весь мир Венский оперный театр. Это символизирует, что наши солдаты, освобождая захваченные фашистами земли народов Европы, одновременно спасали европейскую культур и цивилизацию.

***

А ночь перед расстрелом тяжка для многих, особенно же для капитана Казарина тому совесть не дает покоя. Вот он высший суд для каждого.. Если ЯНТИМЕР мучается безжалостностью приговора, его неправедностью – по высоким человеческим понятиям, КАЗАРИНА терзают угрызения совести. Он — собой занят. Прекрасный командир, смел. Справедлив — так по крайней мере о себе думает., с самим собой обходится без жалости, без пощады. Можно ли его упрекнуть в смерти ЗУХА, в том, что он переступил дозволенное? По законам войны – ни в коей мере. Но что – то мешает нам полностью согласиться с этим , нашим же утверждением. Казарин в роковые дни ЗУХА минуты не захотел понять подчиненного, войти в его положение. Волю настроению дал. Внял бы просьбе ЛЮБОМИРА – взял девушку в часть – санитаркой ли, телефонисткой, мало ли дел, — ничего не случилось бы. Смерти бы не случилось человеческой. Не взял лишь по тому, что в ту пору получил от жены письмо- к другому ушла, и теперь капитан не смог быть беспристрастным: весь женский род в те минуты ненавидел. Свою боль на других выместил. Да и позднее Казарин мог не дать ход делу, своей властью наказать ЗУХА – и опять – таки не сделал этого. Дважды имел возможность уберечь ЛЮБОМИРА от страшной смерти — пули своих. Перед ним был два пути.

«Первый путь- так как о Зуховом ночном похождении еще никто не знает и слухов никаких пока не разошлось, то вызвать сейчас старшину ХОМИЧУКА и приказать: по поводу ЗУХА больше не распространяться, а живо забрать в кузов машины пшена и хоть как, хоть где, но обменять его на дойную козу, козу же отвезти к жившему на хуторе Чернявка ЕФИМИЮ ЛУКИЧУ БУРЕНКИНУ, стоимость двух кур возместить деньгами… А сарайчик БУРЕНКИН может починить и сам. В общем, хозяин козы должен остаться доволен, снова ходить и поднимать шума не будет. И шито – крыто. Вот такой путь.

Другой же путь – путь опасный, путь страшный. Сейчас он должен поднять вот эту телефонную трубку и сообщить командиру бригады: «Во вверенном мне батальоне чепе…».

Тот, первый путь – тайный, короткий и бесхлопотный. Но скользкий.

Сокрытие преступления, сознательного ли, бессознательного, не только уставу, но и совести претит. Ступит на эту тропку капитан КАЗАРИН – и как ему потом с самим собой ужиться, как от других искренности и правдивости ждать? Или взять грех на душу? Война спишет. А спишет ли?…

РУСЛАН КАЗАРИН у которого воинский долг и честь командира были превыше всего избрать первый путь не смог

Но что эти счеты с совестью по сравнению с тем, что всю жизнь будут жечь КАЗАРИНА.. ИХ ничто не спишет.

Да, «раскаянье от века в нашей власти,» однако не все во власти раскаянья… Не от всего освободит оно.

Закрутится машина трибунала, бесстрастного моховика, и никто не сможет остановить, воспрепятствовать…

Будет мучиться страшным исходом и УФИМ ЛУКИЧ БУРЕНКИН, чей сарай развалила ненароком машина ЛЮБОМИРА ,- БУРЕНКИН, подавший КАЗАРИНУ жалобу на водителя, заваривший все это дело.

Опять – таки формально прав и БУРЕНКИН: «Без причины не то, что сарай, а даже галочье гнездо разорять нельзя. Прежде чем разрушить, кто- то ведь строил его. Кто сломал, путь и ответит. По все строгости закона» -так старик рассуждает. «Зло должно быть наказано»,- и идет жаловаться. И в голову ему не приходит, что ныне по другим законам жизнь идет – законам войны. А строгий закон войны – расстрел. В мирных-то условиях все дело показалось бы не ахти каким в сравнении с жизнью человеческой. Дали бы “выволочку” и поделом.

ЕФИМ ЛУКИЧ, когда принимал свое “твердое решение”, не думал и не гадал, что смерть другому несет. Не злодей же. Обыкновенный человек, разве что скуповат, упрям. Не жаден, нет – своего не упустит, Так и жизнь нелегка, на старике двое сирых внучат осталось.

Опять вопрос: прав ли был, что пошел в часть требовать возмещения за причиненный урон, нанесенный бронетранспортером ЛЮБИМОГО ЗУХА? Да ведь кто знает, как бы поступил на его месте каждый из нас… Внучаты-сироты есть просят… Но если бы…

Если бы знал, чем обернется жалоба, — не пошел бы. И каждый из нас – тоже бы не пошел. А узнав, просит не наказывать водителя. Да поздно. Война. И отправится к Казарину, внучат прихватит – уже с иной просьбой. Теперь ему никакого возмещения не надо. Понял: жизнь человеческая под угрозой. Теперь о милосердии просит. Страшный это урок для ЕФИМИЯ ЛУКИЧА. Непрощаемый. Другим отныне станет. Ведь жил по принципу “ моя хата с краю”… “Может, через сердечную боль и муки совести он к своей сущности вернулся?”

Вернется к свой сущности ( а сущность для МУСТАЯ КАРИМА- человеческое, милосердное) и Казарин. Тоже другим станет. Однако не слишком ли дорогая плата за то – жизнь человеческая?

В эту тягостную ночь Казарин придет к комиссару ЗУБКОВУ. “Как мне с совестью поладить своей. Арсений Данилович? – мучается он. – Я должен спасти ЗУХА. Посоветуйте, помогите! Нельзя ему умирать! Пусть меня накажут, пусть в рядовые отправят, в штрафбат, пусть его в живых оставят…”

Вот он суд совести. Это – ее голос.

Сцена. Разговор комиссара и БАЙНАЗАРОВА в ночь перед расстрелом.

Но тяжко и комиссару, хотя он, как и ЯНТИМЕР, не причастен к случившемуся, более того, все сделал, чтобы предотвратить расстрел. Не его вина, что запоздало, замешкалось в пути помилование. Хороший он человек, (Комиссар бригады Арсений Данилович ЗУБКОВ вошел в произведение под своим именем и подлинными биографическими данными)

Арсений Данилович ЗУБКОВ, совестливый. Приходит к комиссару БАЙНАЗАРОВ.

- Разрешите? – послышался робкий голос. Отрешенно сидевший Арсений Данилович вздрогнул. Уже в этих двух строчках – своя драматургия. У комиссара был только что тяжкий разговор с КАЗАРИНЫМ. Нервы напряжены до предела. Вся сцена – драма.

“- Я не могу отдать такого приказа… Я ещё ни одного фашиста не убил, даже ещё не стрелял в него. Почему же я с самого начала должен своего убивать? Я этого не могу. Поручите другому…”

Правота лейтенанта, собственное бессилие вывели его из себя… Да, есть резон в том, что говорит ЯНТИМЕР. Однако и комиссар прав. Понять БАЙНАЗАРОВА может. Утешить – нет. Прав, ибо у войны, повторяю, законы особые. “Приговор вынесен. И в исполнение его приводишь не ты один”. Вот как дело обернулось. В эту безжалостную историю втягиваются все новые и новые люди. Пусть не исполнители, но – участники. Так требует война, ибо по ее понятиям ЗУХ – дезертир.

ВОПРОСЫ. (проблемы).

11. Справедливо ли обвинило военное начальство Л.ЗУХА в дезертирстве?( каково ваше личное отношение к герою).

12. Какова мера вины Л. ЗУХА в самовольной отлучке и поездке к любимой? (Вы оправдываете его поступок или осуждаете?).

13. Справедлив ли приговор военного трибунала: “За тяжкое воинское преступление… бывший сержант ЗУХ ЛЮБОМИР ДМИТРИЕВИЧ по закону военного времени приговаривается к высшей мере наказания.

Никто не снимает с Л.ЗУХА вины. Прежде всего сам автор. Это четко подчеркнуто всем мироощущением, поведением БАЙНАЗАРОВА, строгостью к своим поступкам в это тяжкое время. Обоим – и ЗУХУ и БАЙНАЗАРОВУ – по двадцать. Но они во многом – разные. ЯНТИМЕРУ БАЙНАЗАРОВУ более, чем кому-либо в повести, присущи прекрасные черты фронтового поколения, что определили его нравственность. Юность есть юность, разве её сбросишь со счетов. И ЯНТИМЕР мечтает о любви, нравится ГУЛЬЗИФА. Он, наверняка, не сотворил такого как ЛЮБОМИР. Обвинения разумны: ну а вдруг тревога ? Вдруг приказ – в наступление идти? Передовая, вот она – рядом… А ЛЮБОМИР ЗУХ на свидание укатил на боевой машине. Хотя суровы законы войны, но есть ещё закон совести, человечности, должен действовать закон человеческой мудрости.

СПРАВКА. Обратимся к критике:

“Но в священной борьбе с фашизмом, который угрожал жизни целого народа, приходилось проявлять и жестокость, и жестокость, если мерит эти качествами понятиями мирного времени”. (М. АМИНЕВ).

“ И тогда, в годы войны, и сейчас нелегко взять на себя ответственность за решение судьбы человеческой, иной раз нужен поступок, решительный выбор, такой, который сделал комиссар, написавший просьбу о помиловании ЗУХА. Ведь он знал, что в тех условиях, оправдать сержанта трудно, практически невозможно, но с точки зрения человеческой вполне вероятно и необходимо. И на войне нельзя забывать, что помилование подчас важнее приговора, прощение сильнее действует, чем жестокая необходимость кары. По сути, наш народ тем и победил фашизм, что на его стороне была гуманность и человеколюбие”. (В. ДЕМЕТЬЕВА. Серия “Литература”, № 10, 1988 г., с.15-16).

ВОПРОСЫ:

14. Вы поддерживаете или не согласны с решением капитана КАЗАРИНА в первом и во втором случае? (Как бы вы поступили на месте капитана КАЗАРИНА?).

15. Как вы оцениваете поведение БУРЕНКИНА, который считает, что “каждый должен нести ответственность за содеянное”?

16.Что заставило его обратиться к капитану КАЗАРИНУ с просьбой: “Милосердие нужно! Прощение! Ошибка – не преступление?”

17. Автор пишет, что “следствие велось всерьез и досконально”. Так ли это было на самом деле?

18. Что самое важное и главное не учили при следствии “плотный, розовощекий майор в очках с толстыми линзами” и “ худой, как хлыст лейтенант”?

19. Каковы жанровые особенности произведения? (Какие художественные особенности повести делают её романтической, лирической? ).

20. Что дало ваше чтение и обсуждение повести?

Много вопросов ставит повесть, но не дает готовых ответов. Если бы розовощекий майор и долговязый лейтенант по-иному взглянули на дело… Сколько этих “если бы”.

Требовался решительный выбор: быть на войне человечным в полном смысле этого слова или ради высших интересов забыть об этом на время.

ЛЮБОМИР – не преступник, конечно. Не предатель. Наш парень. Мечтает до Берлина дойти, а теперь, уже полюбив МАРИЮ ТЕРЕЗУ, и Мадрид от фашистов освободить. В части он любимец. Оттого ещё больней. Буйная голова. Любовь к МАРИИ – не эпизод для него. Товарищи, солдаты понимают это, боясь ненароком оскорбить высокое чувство.

МАРИЯ ТЕРЕЗА – испанка по национальности, которая “пропустила через свое сердце боль, страдание, слезы двух стран”. Сколько огня, любви, стойкости, редкой и какой- то мудрой красоты в этой удивительной девушке, перенесшей столько лишений и горя, трижды осиротевшей, но не потерявшей веры в жизнь!

Автор трактует его как символ женственности – любви, терпения и надежды. “За такую и головы лишиться не жалко…” – размышляет один из героев повести.

Образ МАРИИ несколько условен, она словно растворяется, уходит в незнаемое к концу повести, чтобы вернуться, возвращаться к людям в любую пору, ибо вечна, жива любовь.

И снова, уже в самом конце, прозвучит:

“- Стой! Кто идет?!

- Пароль!

-Любовь!

-Нет такого пароля. Отменили. Здесь война.”

Полноте, может быть такого, — говорит автор. Есть такой пароль. Незыблемо право человека на любовь. Не подчиняется она законам войны. “А не знающая смерти МАРИЯ ТЕРЕЗА, все идет, все шагает по белу свету – плачет и смеется, плачет и смеется, смеётся и плачет…”

Так заканчивается повесть…

И все-таки виновник случившегося есть. Жертва войнытак захотел написать на могильной табличке ЗУХА старшина ХОМИЧУК. Хотел – не посмел. Вся повесть – страстный, гневный протест против войны. Она убивает любовь, убивает детство, ибо не выбирает.

Первым, кого суждено было положит ЯНТИМЕРУ в могилу на этой войне, был безвинный ребенок перенесший ленинградскую блокаду.

СПРАВКА. (Зачитать).

“Меня, как и всякого человека, беспокоит опасность войны, — писал М.КАРИМ. – Я не раз думал об АРХИМЕДЕ, которого убил солдат. Философия солдата однозначна. Ведь у него, наверное и угрызений совести не было. Он – оружие, орудие. Заданная сила часто сильнее добра. АРХИМЕДА убивать нельзя. Это опасно для жизни человечества.

Я не хочу, чтобы люди потеряли веру в будущее, чтобы вошли в их души безысходность, безразличие. Литература призвана оберегать человека от этих опасностей. АРХИМЕД не должен быть убит”. Этим чувством и вызвана к жизни повесть.

Критика отметила новое слово о войне, сказанное М.КАРИМОМ.

Не героическое в центре внимания автора, война, как таковая, вроде бы не показана в повести. Но горькое, страшное событие рождено его и только его Война и есть другая жизнь”. Она не считается с чувствами людей, даже самыми чистыми, самыми возвышенными. У нее нет права на милосердия. Это – непреложный факт. Это грозная реальность. И это – страшно: сердце готово оправдать, а разум велит карать.”

Нет, М.КАРИМ как суровый реалист не выносит однозначного решения, не навязывает своего суждения. Он рассказывает и показывает исключительный случай, как это было. Не согласен с любыми условиями человеческого существования, которые возникают по тем или иным причинам, которые противостоят полному раскрытию лучших свойств человеческой натуры, препятствуют людям быть воистину счастливыми”

(Ч.АЙТМАТОВ. Боль, рожденная войной. – Литературная Россия, 1986., 7.11.).

Да, война – виновник. Война, как говорит автор, выявляет человечность, совестливость одни, черствость других, равнодушие третьих. Более того, помогает “обрести сущность”, как обрели её БУРЕНКИН и КАЗАРИН…

Страшно это испытание, но оно — факт, реальность.

В “Помиловании” мы постоянно чувствуем присутствие автора. Он страдает, сомневается, радуется вместе с читателями.

Сильна в повести романтическая струя, несмотря на жестокость ситуации. Она ярче выявляет недозволенность происходящего. Эту несовместимость войны и естества людского подчеркивает у М.КАРИМА и природа.

… Ночь сошла на землю. “… Ночь тихая, c ума сводящая лунная ночь – все на одном месте, как стояла, так и стоит. Мерный, вперемежку с лунным светом дождь листы льет и льет, не останавливаясь и даже не затихая”. Токая ночь лишь для любви. А тут – на гаупвахте ждет расстрела влюбленный. В этой повести более чем где-либо в прозе М.КАРИМА поэт прорывается. “… в небе диковинное зрелище, удивительная схватка. Вдруг невесть откуда забредшее облако подкралось к луне и ткнулось в серебряный бок. Луна даже сплющилась чуть, но не поддалась, оттолкнула назойливое облаков и поплыла дальше. Облако пустилось вдогонку. Вот уже настигло, уже было схватило в объятия – луна ловко увернулась и метнулась вверх. Облако, раззадорившись, бросило невод – невод пролетел мимо. Вспыхнуло от стыда облако, сверкнуло и растаяло. А может, от любви так и вспыхнуло – от любви растаяло…” Здесь поэт говорит. Лирик.

В “Помиловании” много противопоставлений, антитез. Это – своеобразные ряды, параллели. ЯНТИМЕР – ЛЮБОМИР: ответственность – безответственность

Ночь перед расстрелом для БАЙНАЗАРОВА и ЗУХА: терзания – уверенность в благополучном исходе. Высокая ночь любви МАРИИ и ЗУХА. Ночь без любви НЮРЫ и ЯНТИМЕРА. Опустошающая, унижающая.

В почести есть элементы притчевости и условности. Судите сам: бронетранспортер ЗУХА ночью покинул часть, и никто не слышал. Позднее многие персонажи повести удивятся. Но не читатель – этот случай он воспримет реальностью.

Необходимо сказать о детали, о её зримости в повести. Деталь сразу приковывает к себе внимание – не только героя, но и читателя. Например, ночь у комиссара. ЯНТИМЕР пришел со своей болью, вдруг взгляд его упал на белые шерстяные носки, в которые обут комиссар. И сразу мысль: “Кто же ему связал их?” Да ведь все равно ему – кто. Мысль неуместная в такую минуту. Но именно эта деталь соединит несоединимиое – военный быт и мирный, вернет на мгновение в довоенное время…

Или белая рубаха ЗУХА. Парень перед расстрелом зажимает разодранный локоть. До последнего мгновения жизни он помнит об этом, как тот парень из “Долгого, долгого –детства”, “который боялся замочить ноги”…

А фонарик, горящий на дне зарытой могилы? Любовь, войной загубленная.

ВЫВОД: В повести Помилование автор поднимает и глубоко, мудро решает проблемные вопросы о правах и обязанностях, о проблеме долга и чести, гражданственности и гуманизма и о важности его проявления в критической ситуации, о том, что судьба человеческая зависит от многих факторов, о необходимости разумного, мудрого решения, когда речь идет о человеке.

В завершение нашей дискуссии прослушайте стихотворение М.КАРИМА.

Учен.: Вечерний полог, синеватый чуть,-

Или рассвет, c оттенком бледной розы,

Но в памяти жива, хочу иль не хочу,

Война прошедшая, а рядом шум березы.

Вернулся я к тебе, душой затосковав,



Страницы: 1 | 2 | Весь текст