Урок литературы – урок свободы

Данные об авторе статьи.

Ф.И.О. : Масошина Людмила Валентиновна

Должность: учитель русского языка, литературы, культуры народов Якутии.

Стаж работы: 34года

Место работы: МБОУ СОШ №5п. Ленинский, Алданского района, РС(Я)

Урок литературы – урок свободы.

Литература – искусство слова, и как всякое искусство, имеет свои законы. Подлинные создания искусства потрясают нашу душу, вызывают восторг, слезы, негодование, радость, будь то живопись или музыка. Но литература – тоже искусство, область ее воздействия – душа, поэтому преподавать ее по законам науки просто не возможно.

Юрий Айхенвальд (эмигрировал в 20-х годах и в 1928 погиб в Берлине; ученый, историк, учитель, поклонник Шопенгауэра и Гумилева.) в 20-х годах писал: «…для того чтобы преподавать литературу, нужен медиум, несущий в себе Божью искру». Учитель литературы по своей сути – поэт, волшебник, ибо ему доверено самое важное на земле – «очищение» человеческой души.

Не секрет, что такое великое искусство, как художественная литература, вызывает в последние годы отторжение учащихся, особенно в старшем звене.

Занимаясь исследованием на кафедре русского языка и литературы в этом учебном год, мы постараемся определить причины отторжения и определить нового подхода в преподавании предмета.

В результате взаимопосещения уроков, наблюдения за учащимися, бесед с ними, изучения соответствующей литературы мы пришли к определенным выводам.

Несовершенство школьных программ по литературе ( кроме программ Новлянской для начальной школы). Но главное то, что они не ориентируют на воспитание души.

Учебники тоже далеки от совершенства. Исключение составляет учебник по литературе для 8 класса под редакцией Кутузова « В мире литературы», учебник по литературе для 10 класса под редакцией Маранцмана «Сквозь даль времен» в 2-х частях.

Навязывание, давление. Мы забываем, что чтение – удовольствие, наслаждение, а можно ли к наслаждению обязывать?

Весь парадокс в том (а мы пришли к такому выводу), что мы преподаем литературу, изучаем литературу без литературы. По сути, не читаем и не учим читать, говорим о теме, идее, композиции, конфликте, а само произведение остается в тени. Разве, удивившись красоте и богатству авторской речи, сможешь сопереживать, радоваться, удивляться, жалеть, если самой литературы на уроке нет. Поэтому приходим к выводу: только художественное слово должно лежать в основе урока.

Задача: больше читать на уроке, учить слушать.

Главное при встрече с произведением – впечатления, чувства человека. Если другие предметы дают знания впрок, про запас, то литература предусматривает, чтобы ученик здесь и сейчас пережил то духовное потрясение, которое заставляло бы его по-иному взглянуть на мир, чем до урока. Недаром Лейдерман говорит, что «урок литературы – время совершения эстетической литургии».

В результате исследования мы приходим к выводу, что логическая интерпретация текста нужна, но не должна быть главенствующей, не должна заменять впечатления от прочитанного. Литература ведь не наука (литературоведение, теория литературы, история литературы), а искусство. Его формула – истина, добро, красота. Сложнейшие изыскания, «выуживание» поучительного смысла, которого подчас в произведении нет, разрушают эстетическую ценность художественного произведения.

Может быть, все — таки вернуться к опыту литературных бесед Евсеева, обобщенному еще в 1914году, предполагающего свободу выбора произведений, чтение и осмысление прочитанного без всевозможных логических ухищрений.

Кого помнят ученики десятилетиями? Учителей, которые читают наизусть почти всего «Онегина» или приходят на урок с чем-то необыкновенным, тем, что долго помнится. Поэтому урок литературы мы строим по законам искусства, т.е. используем нетрадиционный, неканонический подход к работе с текстом. Здесь важна интрига, разговор – импровизация, острый вопрос, создание эмоциональных, психологических ситуаций. Иногда вовсе не нужен лингво – стилистический комплекс анализ текста. Логическая интерпретация разрушит мастерство, разрушит искусство. На улусной олимпиаде по литературе учащимся было предложено задание – сделать анализ стихотворения А.С. Пушкина «Я Вас любил». В работах было все: и композиция, и сюжет, и синтаксис. Но в них не было Пушкина, не было богатства чувств и интонаций, не было человеческих страстей. И стало обидно за поэта, да и за ребенка, который вряд ли самостоятельно захочет прочитать любовные стихи какого либо поэта.

Литература – игра и цветение духа. Игра на деликатных струнах, где все тонкое, нежное, нервное. И не все позволяют вмешиваться во внутренний мир своих чувств, а если еще и инструмент воздействия груб, тогда прощай красота. Ведь она не выдерживает грубого вмешательства. Может, поэтому и молчат старшеклассники на уроке? Но кто с уверенностью может сказать, что молчащий нем и глух внутренне? Может, душа как раз плачет, или смеется? Одна из причин отторжения от литературы – это разъединение книги и ученика. Литературные герои существуют сами по себе, а дети сами по себе. И какое им дело до того, что Печорин – «лишний» человек, а Базаров выражает взгляды определенной части молодежи того времени. Ну и что? Нет связующей нити между учеником и книгой, той нити, которая позовет его в книгу. Как же завязать их? Ответ в методике Е.Н.Ильина. Он считает, что книга –для жизни, учебник жизни, учебник чувств.

Вспомнит ли ученик те занятия, которые мы так настойчиво пытаемся вложить в него? Да и надо ли? Конечно, плохо, если ученик мало читает или плохо говорит. Страшнее то, что он безнравственен, духовно глух, равнодушен к чужой беде…

Читать книгу «под нажимом» — воспитывать ненависть к ней. В основе нашей работы – принцип «необязательного чтения», который рождает, целую систему обязательных (для учителя) средств, ненавязчиво приобщающих юного читателя к книге. Мы работаем не ради программ, даже не ради книги и ее изучения, а ради ученика с помощью книги.

Урок литературы – это урок свободы, в основе которого – общение. Мы не даем урок, не ведем урок, не проводим и даже не живем уроком, а стараемся жить на уроке. Жить на уроке — это как бы забыть, что это урок и что ты в школе. Жить на уроке – это значит думать о человеке, который в книге, который перед тобой и который в тебе самом.… На таких уроках, где господствует свобода, рождается творчество.

Л.В. Масошина, учитель русского языка и литературы.