украина у края

Протоиерей Александр Добросельский

Украина у края.

Будучи украинцем и сильно переживая те события, которые, возможно, войдут в историю Украины как «Майдан 2014 года», я не смог отказаться от предложения прокомментировать сложившуюся ситуацию. Во-первых, я это делаю для себя, чтобы с большим пониманием воспринимать происходящее, а во-вторых, чтобы объяснить хоть небольшому числу недоумевающих православных россиян то, что они не могут осознать и ощутить настолько же ясно, как тот, кто родился, жил на Украине, имеет там родственников, друзей и предков и любит ее культуру. Понимание всегда облегчает страдание, потому что, во-первых, делает причину страданий объяснимой и страдания закономерными, а, во-вторых, явленная причина может быть и устранена, было бы к тому желание. Важно только показать именно причину, а не ее последствия, о которых много говорят, но от знания которых легче стать никак не может. Изложенное здесь есть, конечно, мое личное видение, однако, претендующее на некую полезность. Разобраться в сложной украинской чересполосице этнического состава, языков и вероисповеданий настолько сложно, что только узкий круг специалистов, непосредственно занимающихся этой тематикой, могут описать ситуацию в Украине. Однако, есть нечто, значительно упрощающие понимание ситуации, это – христианская вера. Именно эта категория является определяющим ситуацию критерием, оставляя позади все остальные, и мы воспользуемся здесь этим инструментом.

Необходимо отметить, что в Украине, как основные группы населения, живут не «русские» и «украинцы», но Малая Русь (малороссы), Великая Русь (великороссы) и Галицкая (Червоная) Русь (галичане). (Есть еще, как все знают, Белая Русь, но она имеет сейчас свое государство – Белоруссию). Такова, если не вдаваться в историю и не вспоминать такие сомнительные реалии, как Русь Черная и под., сегодняшняя реальность.

Великая Русь – это православный народ, говорящий на русском языке, или, как предпочитают считать некоторые, на великорусском наречии русского языка. В современной Украине это около 10 млн (20% от всего населения страны), постепенно сходящие на нет с Востока (где их большинство) на Запад Украины. Великорусы поселились в так называемой Новороссии, земли которой были присоединены в результате войн  XVIII - XIX  вв (ныне – так называемая Юго-Восточная Украина) и смешались с казаками-малороссиянами, жившими до того на этих диких территориях на полувоенном положении. Так как разницы в вере между ними не было, в языке она была незначительной, да и казаки давно ожидали помощи от братьев с севера, то смешение населения проходило безболезненно. Проходило также смешение и в центральных областях Украины, куда шло проникновение великорусов, как шло и обратное проникновение малорусов в Великую Россию.

Малорусы – православные потомки тех самых казаков и защитников Православия, которые описаны Гоголем в «Тарасе Бульбе». Они говорят на широком спектре говоров от почти русского (с легким акцентом), и, через разнообразный спектр так называемого суржика, до литературного украинского языка киевского варианта. Живут, в основном своем количестве (всего около 25 000 000, более 50%), на Юге и в центре Украины, постепенно уступая в численности великорусам на востоке и галичанам на западе. Но, к сожалению, в Российской империи, после воссоединения братских народов, стала проводиться политика русификации, то есть, сглаживания накопившихся языковых и культурных различий, что болезненно сказалось на самосознании малороссов и наклонило их сочувствие к обособлению.

И, наконец, галичане (Червоная русь) – это в основном греко-католики и православные раскольники, живущие в западных областях Украины. Их расселение примерно соответствует территории современных Ивано-Франковской (1 400 000), Львовской (2 500 000) и части Тернопольской областей Украины, к ним плотно прилегают по культуре и вероисповеданию Хмельницкая (1 300 000), Винницкая(1 600 000) и другая часть Тернопольской областей (т.н. Подолье); Закарпатская (1 300 000), Черновицкая (900 000); Волынская (1 000 000) и Ровненская (1 100 000) (Волынь); в меньшей мере – Житомирская (1 300 000), всего около 12 000 000, то есть так же, как и русских (великороссиян) около 20 %.

Последняя из указанных групп наиболее длительное время находилась в составе неправославных и неславянских государств (со времен Монголо-татарского нашествия и вплоть до Второй мировой войны), была отсоединена от общерусских культурных и духовных процессов, поэтому весьма враждебно отнеслась к идеям коммунизма, которыми буквально огорошила их Великая Россия после того, как присоединила к себе: отнимала земли, загоняла в колхозы, запрещала быть христианами, а когда это не удавалось, насильно переводила из униатства в Православие, как когда-то наоборот, их насильно переводили из Православия в униатство католики. Конечно, теперь видно, что здесь «западенцы» были правы: коммунистическая идея была злой и безбожной утопией. Но ответная озлобленность сыграла трагическую роль с этой частью русских людей, озлобленность стала их ошибкой. Их ожесточенность частью снова вернула их в греко-католицизм, частью – увела в раскол в конце XX века. Греко-католицизм – это католичество под видом православия, который делает «западенцев» уже другим, не православным по культуре народом. Другая часть, раскольники – представители различных православных, но безблагодатных сообществ – несут на себе проклятие озлобленности. Здесь нужно отдельно сказать о понятии безблагодатности.





Каждому православному христианину известно, что есть Божественная благодать. Это есть Сам Бог Дух Святой, оживляющий своею любовью сердце христианина. Без Него христианство – не есть христианство, но лишь христианское учение, способное как-то упорядочить жизнь. Ушедший в раскол от церкви – уходит и от Бога… Зло иногда изображают в виде змея, пожирающего себя с хвоста. Этот образ является прекрасной иллюстрацией раскола: раскольник уходит в раскол, потому что ненавидит, а затем еще более ненавидит, потому что ушел в раскол. Сколько бы теперь ни молился в «своей» церкви такой человек, его сердце преисполнено горечи и ненависти, ибо ничем другим оно наполнено быть не может. Оттого, что он не понимает своей ошибки, но чувствует не Божественную любовь и покой, а огорчение и ненависть, он видит виноватыми в этом тех, от кого откололся, и проникается к ним ненавистью еще большей, так что такой человек перестает быть христианином, предав Христа вместе с Его всепрощающей любовью. Так бывший христианин легко, потому что целенаправленно, скатывается к изуверской жестокости. Сердце верующего во Христа и грешащего «грехом к смерти» (1Иоан.5:14-17) болит особой, мистической, невыносимой болью, какой не болеет сердце грешника неверующего. А «гибкий» ум предпочитает обвинять в причинении этой боли кого-нибудь внешнего, но не собственную совесть.

Представьте себе, что, к примеру, какой-нибудь рязанский священник, по происхождению украинец, вдруг заявит, что, оставаясь православным, отделяется от Рязанской епархии Православной Церкви, и создает в Рязани «свою православную» церковь, просто потому что ненавидит «москалей» и не хочет ходить с ними в один и тот же храм, ибо они строили коммунизм и его отцов заставляли делать то же. Где будет место Христу в таком сердце? Ведь в истинном христианстве «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос». (Кол.3:11). Если почитание креста сочетается с ненавистью (в том числе и по национальному признаку) – это уже не христианство, а фашизм, и это мы хорошо знаем и помним.

Правильным же православным отношением к врагам есть любовь, о чем нам недвусмысленно говорит Господь: «А Я говорю вам: любите врагов ваших» (Матф.5:44).

У юмориста Михаила Задорнова описан удивительно яркий случай такого истинно христианского отношения к бывшим врагам: «Бабуська напоила немцев молоком и не взяла денег. Они не могут понять: что такое? Они спрашивают: почему она денег не берет?… А бабуська говорит им: «Какие деньги, немчики, мы же с вами воевали!»

И наоборот, один православный епископ из Западной Украины рассказывал противоположный случай, этот рассказ я слышал сам. Однажды, когда раскольники захватили и разграбили его епархиальное управление, этот епископ пытался увещать погромщиков, говоря: «Вы же христиане, что же вы делаете? Мы же вместе в одно Царствие небесное стремимся!». А они с ненавистью ответили: «Мы с тобой в одном Царстве Небесном находиться не желаем!» Вот такое христианство! Христианство, разбавленное ненавистью, становится фашизмом и повреждает мышление. И поврежденное, нелогичное, несуразное мышление, выдает, как плод, негодность породившего его дерева. Ах, как эту поврежденность талантливо подметил и описал Михаил Булгаков в «Белой гвардии»!

В то же время, на юго-востоке сейчас значительно меньше воцерковленных верующих, чем в западных регионах, а если они и есть, то еще во многом с сильным влиянием советской культуры и мировоззрения. Православное просвещение здесь незаметно, потому что светских учебных заведений, формирующих православную христианскую интеллигенцию, почти не существует, и здесь мы наблюдаем разительный контраст с Российской Федерацией, в которой существует разветвленная сеть кафедр теологии. В образовавшуюся пустоту ринулись сектанты, традиционно сильные в этом регионе еще с царских времен. Люди в этом регионе, смесь великорусов и малорусов, по-советски добрые в своей наивности, в духе советского интернационализма и христианского неофитства. Отсюда, из-за отсутствия ненависти и из-за несформированного христианского сознания, они пассивны, а из-за беспричинной и непонятной им ненависти к ним «западенцев» — растерянные и недоумевающие.

«Малороссияне» тяготеют то к великорусам, как к «тоже православным», то к «западенцам» — как к «тоже украинцам», говорящим «на мове», хотя и отличной от казацкой, но, все же, не «москальской», ну, и отстаивающим так любезную всем в этом мире «незалежность» (независимость). Дезориентированность казаков идет от совковой расцерковленности и от обиды на расказачивание, начавшееся еще при Екатерине Великой. Незачем было великорусам запрещать украинский язык или потешаться над ним, и не было бы, наверное, обратной реакции, которая нас сейчас так ужасает.

Трагичность же всех трех групп более не в политике, но в том, что эта ситуация чревата последствиями для вечной жизни как одних, так других, так и третьих.

В политическом отношении столь различные группы русских людей также долго жить в мире не могут. Тлевший конфликт должен был обязательно разгореться. Нужно было только кому-нибудь подлить масла. Подлили масла олигархи и власть, затем и американцы, и европейцы, совершенно не понимая сущности проблемы, делали «работу адову», запустили губительные процессы и набирают сейчас гнев на свою голову, ибо «Сказал… Иисус ученикам: невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят; лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море, нежели чтобы он соблазнил одного из малых сих» (Лук.17:1-2). Действительно, из всего выше сказанного, где видно, чтобы проблема коренилась в недостатке демократии или в длинной руке Москвы? Но что нам до Запада с его идолами и геополитическими интересами?! Они — своим способом собирают себе на голову гнев Божий, а мы, украинцы, — уже собрали себе на голову Божий гнев. Виноваты в своих бедах только мы, бессовестно обманывающие и грабящие друг друга, хамящие друг другу и ненавидящие. Отсутствие любви в нашем когда-то до «ласкáвости» нежном народе, не является секретом, по крайней мере, для нас самих. Чего же нам еще ожидать?

Согласно трем видам заболевания, соборное Церковное сознание регулярно прописывает и озвучивает устами иерархов одни и те же простые рецепты выздоровления. Если бы «западенцам» воссоединиться с благодатной канонической Православной церковью, чтобы победить безумную и губительную для их вечной жизни ненависть, если бы великорусам в Украине прекратить быть советскими и стать, наконец, настоящими христианами, а казакам вспомнить свое славное прошлое и позабыть обиды от «москалей», то ситуация изменилась бы, и все украинцы стали бы единым по-настоящему «незалежным» народом.

Для «москалей» же должно быть ясно, что отсоединившихся по причине нежелания делиться салом, нельзя принимать только потому, что сала оказалось мало. Соединяться можно только с тем, кто будет верен и в радости, и в горе, потому что является христианином, потому, что вместе христианам удобнее достигать Царствия Небесного, а не потому что кто-то хочет побогаче и покомфортнее жить. Сознательные же христиане всегда найдут правильный, удобный и безболезненный способ самоопределения, и Бог им всегда поможет.