Учебные карточки для самостоятельной работы по роману ФМ Достоевского Преступление и на

Учебные карточки для самостоятельной работы

(по роману Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»)

Карточка 1

Используя предложенный материал, составьте словесный портрет одного из героев романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» (Раскольников, Мармеладов, Лужин, Свдригайлов, Порфирий Петрович, Разумихин).

Лицо: отёкшее от постоянного пьянства; жёлтое; выбритое по-чиновничьи с густо выступающей сизой щетиной; пухлое; круглое; весьма свежее и даже красивое; бодрое; тёмные бакенбарды; светловыбритый блиставший подбородок; широкое, скулистое; немного курносое; довольно приятное; насмешливое; выбритое, без усов и без бакенбард; плохо выбритое; больного, тёмно-жёлтого цвета; широкая, густая борода.

Глаза: прекрасные тёмные; припухшие веки; крошечные, как щёлочки; красноватые; голубые и холодные; с белыми моргающими ресницами.

Волосы: тёмно-русые; расчёсанные и завитые у парикмахера; белокурые; с проседью и с большою лысиной; чёрные; чуть-чуть с проседью; густые; плотно выстриженные волосы на большой круглой голове;

Рост: выше среднего, средний; ниже среднего; высокий.

Телосложение: полный и даже с брюшком; стройный; плотный; дородный, с широкими и крутыми плечами; худой.

Возраст: уже за пятьдесят лет; сорок пять лет; около пятидесяти лет; около тридцати пяти лет.

Одежда и аксессуары: лохмотья; преобладание светлых и юношеских тонов; старый, совершенно оборванный чёрный фрак, с осыпавшимися пуговицами; летний пиджак светло-коричневого оттенка; нанковый жилет; свежие перчатки; высокая, круглая, изношенная, вся в дырах и пятнах шляпа; красивая трость; вся скомканная, запачканная и залитая манишка; светлые лёгкие брюки и такая же жилетка; только что купленное тонкое бельё; батистовый лёгкий галстучек с розовыми полосками.

Карточка 2

Используя предложенный материал, составьте словесный портрет одной из героинь романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» (Алёна Ивановна, Катерина Ивановна, Соня Мармеладова, Авдотья Романовна(Дуня)).

Лицо: с раскрасневшимися до пятен щеками; чахоточное и взволнованное; худое; бледное; свежее и здоровое; серьёзное.

Глаза: вострые и злые; гордые; с лихорадочным блеском; резкий и неподвижный взгляд; иногда необыкновенно добрые; голубые; чёрные, сверкающие.

Губы: запёкшиеся; свежая и алая нижняя губка, чуть выдающаяся вперёд вместе с подбородком.

Волосы: белобрысые; прекрасные тёмно-русые; мало поседевшие; жирно смазанные маслом; блондинка.

Рост: крошечная и сухая; высокая; малого роста.

Телосложение: ужасно похудевшая; тонкая; стройная.

Возраст: лет шестидесяти; лет тридцати; лет восемнадцати.

Одежда и аксессуары: старая, прежнего фасона шляпка; светлые ботинки; фланелевое тряпьё; вся истрёпанная пожелтелая меховая кацавейка; шёлковое цветное платье с длиннейшим и смешным хвостом; зонтик; соломенная круглая шляпка с ярким, огненного цвета пером; простенькое домашнее платьице.

В помощь преподавателю

(материал для проверки работы по карточкам)

Раскольников: «…он был замечательно хорош собою, с прекрасными тёмными глазами, тёмно-рус, ростом выше среднего, тонок и строен. «…» Он был до того худо одет, что иной, даже и привычный, человек посовестился бы днём выходить в таких лохмотьях на улицу. «…» Шляпа эта была высокая, круглая, циммермановская, но вся уже изношенная, совсем рыжая, вся в дырах и пятнах, без полей и самым безобразнейшим углом заломившаяся на сторону.»

Мармеладов: «Это был человек лет уже за пятьдесят, среднего роста и плотного сложения, с проседью и с большой лысиной, с отёкшим от постоянного пьянства жёлтым, даже зеленоватым лицом и с припухшими веками, из-за которых сияли крошечные, как щёлочки, но одушевлённые красноватые глазки. «…» Одет он был в старый, совершенно оборванный чёрный фрак, с осыпавшимися пуговицами. «…» Из-под нанкового жилета торчала манишка, вся скомканная, запачканная и залитая. Лицо было выбрито, по-чиновничьи, но давно уже, так что уже густо начала выступать сизая щетина.»

Лужин: «На нём был хорошенький летний пиджак светло-коричневого оттенка, светлые лёгкие брюки, таковая же жилетка, только что купленное тонкое бельё, батистовый самый лёгкий галстучек с розовыми полосками «…». Лицо его, весьма свежее и даже красивое, и без того казалось моложе своих сорока пяти лет. Тёмные бакенбарды приятно осеняли его с обеих сторон, в виде двух котлет, и весьма красиво сгущались возле светловыбритого блиставшего подбородка. Даже волосы, впрочем чуть-чуть лишь с проседью, расчёсанные и завитые у парикмахера, не представляли этим обстоятельством ничего смешного или какого-нибудь глупого вида, что обыкновенно всегда бывает при завитых волосах, ибо придаёт лицу сходство с немцем, идущим под венец.»

Свидригайлов: «Это был человек лет пятидесяти, росту повыше среднего, дородный, с широкими и крутыми плечами, что придавало ему несколько сутуловатый вид. Был он щегольски и комфортно одет и смотрел осанистым барином. В руках его была красивая трость, которою он постукивал, с каждым шагом, по тротуару, а руки были в свежих перчатках. Широкое, скулистое лицо его было довольно приятно, и цвет лица был свежий, не петербургский. Волосы его, очень ещё густые, были совсем белокурые и чуть-чуть разве с проседью, а широкая, густая борода, спускавшаяся лопатой, была ещё светлее головных волос. Глаза его были голубые и смотрели холодно, пристально и вдумчиво; губы алые. Вообще это был отлично сохранившийся человек и казавшийся гораздо моложе своих лет.

Порфирий Петрович: «Это был человек лет тридцати пяти, росту пониже среднего, полный и даже с брюшком, выбритый, без усов и без бакенбард, с плотно выстриженными волосами на большой круглой голове, как-то особенно выпукло закруглённое на затылке. Пухлое, круглое и немного курносое лицо его было цвета больного, тёмно-жёлтого, но довольно бодрое и даже насмешливое. Оно было бы даже и добродушное, если бы не мешало выражение глаз, с каким-то жидким водянистым блеском, прикрытых почти белыми, моргающими, точно подмигивая кому, ресницами. Взгляд этих глаз как-то странно не гармонировал со всею фигурою, имевшею в себе даже что-то бабье, и придавал ей нечто гораздо более серьёзное, чем с первого взгляда

можно было от неё ожидать.»Разумихин: «Наружность его была выразительная – высокий, худой, всегда худо выбритый, черноволосый.»

Алёна Ивановна: «Это была крошечная сухая старушонка, лет шестидесяти, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволосая. Белобрысые, мало поседевшие волосы её были жирно смазаны маслом. На её тонкой и длинной шее, похожей на куриную ногу, было наверчено какое-то фланелевое тряпьё, а на плечах, несмотря на жару, болталась вся истрёпанная и пожелтелая меховая кацавейка.»

Катерина Ивановна: «Это была ужасно похудевшая женщина, тонкая, довольно высокая и стройная, ещё с прекрасными тёмно-русыми волосами и действительно с раскрасневшимися до пятен щеками. «…» Глаза её блестели как в лихорадке, но взгляд был резок и неподвижен, и болезненное впечатление производило это чахоточное и взволнованное лицо при последнем освещении догоравшего огарка, трепетавшем на лице её. Раскольникову она показалась лет тридцати, и действительно была не пара Мармеладову.»

Соня Мармеладова: 1. «Она была тоже в лохмотьях: наряд её был грошовый, но разукрашенный по-уличному, под вкус и правила, сложившиеся в своём особом мире, с ярко и позорно выдающеюся целью. Соня остановилась в сенях у самого порога, но не переходила за порог и глядела как потерянная, не сознавая, казалось, ничего, забыв о своём перекупленном из четвёртых рук шёлковом, неприличном здесь, цветном платье с длиннейшим и смешным хвостом, и необъятном кринолине, загородившем всю дверь, и о светлых ботинках, и об омбрельке, ненужной ночью, но которую она взяла с собой, и о смешной соломенной шляпке с ярким, огненного цвета пером. «…» Соня была малого роста, лет восемнадцати, худенькая, но довольно хорошенькая блондинка, с замечательными голубыми глазами.»

2. «Теперь это была скромно и даже бедно одетая девушка, очень ещё молоденькая, почти похожая на девушку, с скромною и приличною манерой, с ясным, но как будто запуганным лицом. На ней было очень простенькое домашнее платьице, на голове старая, прежнего фасона шляпка; только в руках был, по-вчерашнему, зонтик.»

Авдотья Романовна (Дуня): «Авдотья Романовна была замечательно хороша собою – высокая, удивительно стройная, сильная, самоуверенная, – что высказывалось во всяком жесте её и что, впрочем, нисколько не отнимало у её движений мягкости и грациозности. «…» Волосы у неё были тёмно-русые, немного светлей, чем у брата; глаза почти чёрные, сверкающие, гордые и в то же время иногда, минутами, необыкновенно добрые. Она была бледна, но не болезненно бледна; лицо её сияло свежестью и здоровьем. Рот её был немного мал, нижняя же губка, свежая и алая, чуть-чуть выдавалась вперёд, вместе с подбородком, – единственная неправильность в этом прекрасном лице, но придававшая ему особенную характерность. Выражение лица её всегда было более серьёзное, чем весёлое, вдумчивое; зато как же шла улыбка к этому лицу, как шёл к ней смех, весёлый, молодой, беззаветный!»