У самого синего моря

В конце июня мы с моим приятелем Женей полетели в Турцию в Аланью. Прилетели поздно вечером. В Берлине было дождливо и неуютно, а Аланья встретила нас обволакивающим морским теплом южной ночи. Отель находился метрах в 50-ти от моря у обширного песчаного пляжа «Клеопатра».

Стояла жара и, вернувшись часа в два ночи с первой разведывательной прогулки, я плюхнулся в прохладный бассейн. Так поздно никто из гостей, видимо, не купался, и из любопытства к бассейну подошли несколько парней из ночной охраны. Один из них был очень хорош! Как впоследствии выяснилось, он был местным электриком (мне почему-то в отелях «везёт» на электриков). Поняв по взгляду, что я от него хочу, он, как бы невзначай, сообщил мне, что душевые находятся в подвале под бассейном; и тут же куда-то удалился. Правильно… в душевые, где я его и обнаружил минут через десять. Ах, до чего было здорово.., так неожиданно и в такой «экзотической» обстановке. Разумеется, эта наша акция не осталась незамеченной, и на следующий день почти весь персонал отеля делал мне «глазки».

Утром мы с приятелем взяли напрокат джип на десять дней и не пожалели. В любую минуту свободно можно с кем угодно поехать в какой-нибудь укромный уголок. За эти дни мы проехали всё южное побережье: «Турецкую Ривьеру», от Кемера на западе до Анамура на востоке. Удивительно красивые места; роскошные чистые пляжи; горные реки и водопады, банановые плантации; руины древних крепостей и античных амфитеатров; тенистые горные серпантины в лесах из пиний, когда дорога то поднимается на высоту облаков, то спускается к живописнейшему берегу моря. Вобщем — красота!

Мы побывали и в античном городе Сида, и в главном городе Ривьеры — Антальии, и на куроте в Кемере, и на водопадах Манавгата, и в крепости крестоносцев в Анамуре и… и…

Но, конечно, невозможно обойтись и без красот местных парней. И их было более чем достаточно. Приходилось даже часто отказывать желающим повторить. Однажды, поднявшись на крышу отеля, откуда открывался замечательный вид на побережье, я заметил симпатичных строителей, работающих на отделке соседнего отеля. Они меня тоже заметили. Договориться о визите к ним на рабочее место (с помощью языка жестов) ничего не стоило! Но в качестве подарка я должен был принести с собой бутылку «ракии» (анисовой водки). Что я, разумеется, быстренько и провернул. Желающих выпить на халяву и, соответственно, потрахаться было человек пять. Надо сказать, картина была достойна карандаша Тома Финляндского! Ребятки на жаре очень быстро опьянели, внутренние «тормоза» и комплексы пали… они не стеснялись ни меня, ни друг друга. Полуобнажённые тела молодых парней в строительных касках; они по очереди, а то и вместе проделывали со мной такое… и кончили почти все одновременно! Но, к сожалению, среди них попался, видимо, один «козёл», который подсказал мысль: использовать меня комерчески. Вторая встреча не состоялась, т.к. я не захотел платить.

В Турции довольно дешёвая выпивка. Однажды я сидел в баре, недалеко от нашего отеля, и безрезультатно пытался кадрить одного хорошенького парня (Он уезжал на междугороднем автобусе, и у него совсем не оставалось свободного времени). Я изрядно поддал в баре ракии: в голове шумело; потянуло на подвиги. А так как «пьяному — море по колено», в поиске приключений я потащился на пляж.

Было уже поздно. На улицах редкие прохожие. Наконец, я доплёлся до пляжа и плюхнулся на лежак. Наверное, я шёл несколько вызывающе, а, может быть, излучал какие-то сексуальные флюиды? Не знаю. Но только, стоило мне присеть на лежак, как рядом, как из под земли, появились два симпатичных парнишки. Из краткого разговора со смешочками и флиртом я понял, что они, вроде бы, только закончили школу и очень хотят потрахаться. Слишком молодые ребята меня почти не привлекают. Эти же выглядели довольно мужественно но, несмотря на то, что мне хотелось с ними повзаимодействовать, я из-за осторожности отказался. Но не тут-то было! Адреналин уже выделился в их молодую и горячую кровь; сексуальное желание перехлёстывало через край; члены (и очень приличные) уже налились и, аж, звенели от напряжения, что было мне немедленно и с желанием продемонстрировано. Сердце моё (и анус) дрогнули.

По каким-то неуловимым признакам они это заметили и, несмотря на моё (правда слабеющее) сопротивление, просто набросились на меня. Я уже ничего не мог возразить, т.к. один из них уже впихивал мне в рот свой толстый, горячий и пульсирующий член, а другой, с уже спущенными джинсами, стаскивал с меня шорты. Потом он задрал мне ноги, предварительно смочил слюной свой толстый у основания, рогом загнутый вверх, железный от напряжения член, и с силой протолкнул его в меня.

Они с жаром, на «полную катушку», работали бёдрами, экстазно прогибаясь и, почти одновременно, кончили. Я с наслаждением чувствовал сильную и долгую пульсацию их налитых, извергающих горячую сперму членов и фонтаном кончил прямо в лицо одного из них. Ничего не случилось. Они рассмеялись, и мы пошли к воде вымыться. Правда, за этот «плевок» в лицо мне предложили заплатить небольшую сумму наличными (видимо, за моральный ущерб). Но, поскольку я все деньги оставил в баре, мы договорились встретиться завтра. Расцеловавшись, мы расстались. Вот так меня, можно сказать, «изнасиловали» пацаны. Жалко, что я их больше не встречал!

Гуляя вечером по набережной, мы взглянули на двух парней крепкого сложения. Наше внимание не осталось незамеченным. Один из них оказался владелецем прогулочной шхуны, а второй был его помощник. Мы были тотчас же приглашены на борт судна . Капитан оказался в сексе — что надо: и «орудие», и темперамент, и изобретательность! Было очень здорово: тёплая ночь, южные звёзды, покачивающаяся на ленивых волнах шхуна, ковры на диванах каюты, загорелое мускулистое тело моряка, с рвущимся в бой «железным снарядом» между ног…. Разумеется, было и продолжение.

Поджидая как-то вечером у кафе своего берлинского приятеля, я обратил внимание на двух стройных, симпатичных, с отличными круглыми попками, парней. Подойдя, я их что-то спросил по-немецки, и, вдруг, услышал, как они заговорили между собой по-русски. Это были двое очаровательных азербайджанцев, приехавших в Турцию на заработки. Меня, как соотечественника, тут же пригласили в бар. После первой же бутылки, поняв, что мне от них надо, они с радостью согласились. Мы отправились на поиски укромного места. Глаза их светились огнём желания.

В это время стемнело. Мы решили подняться в гору к развалинам сельджукской крепости. Ребята прихватили с собой еще несколько банок пива, и, уже изрядно захмелев, растеряли последние остатки всяких комплексов.

По дороге к крепости они стали живописно и в красках рассказывать и фантазировать, как нам предстоит трахаться. Что и как будут делать они, что буду делать я. Мне отвели пассивную роль, что меня вполне устраивало. Этими планами мы так себя возбудили! Так разогрели желание! Парни уже шли со стоячими членами. В пору прямо на дороге трахаться!

Наконец, нашли место. В разные стороны полетели майки, шорты… С каким удовольствием они дали сделать им минет, сопровождая его «охами» и «ахами» от наслаждения. А затем со страстью, в самых разнообразных позах, как и было запланированно, оттрахали меня по очереди. Видно было, что парни изголодались по сексу. Ребята были поддатые, и поэтому не могли быстро кончить. Ну что ж, тем лучше. И началась вторая серия, но уже втроём! Парни ужасно завелись, хуи стояли, как палки. Куда они их только не пристраивали! Наконец они одновременно со стонами кончили на меня…

Около отеля мы распрощались, договорившись назавтра встретиться. Они пришли, и мы ещё раз повторили вчерашнее. На третий раз они не появились, по-скольку нашли работу и были заняты. Хорошие были ребята: «жадные» до секса.

Как-то возвращаемся на джипе с загородного пляжа «Улаш». На обочине дороги замечаем двух парней, один из которых был очень хорош собой. Я притормозил и предложил их подвезти. Симпатяга оказался курдом. Взаимопонимание было достигнуто мгновенно, и мы поехали не в гостиницу, а в горы, в лес, подальше от глаз людских! Нашли замечательное место. С высоты открывался грандиозный вид на залив и горы. В лучах заходящего солнца расплавленным золотом пылало море, красным огнём горели рыжие скалы. И в этом пламени, на фоне темнеющих пиний, выделялась великолепная, ладная, как из бронзы вылитая, обнажённая, в одних сапогах, фигура 20-летнего парня. Его горячий член тяжёлого калибра дрожал от напряжения. Незабываемое зрелище! Как он был непосредственен, ласков и азартен; как изобретателен и чувственен в сексе! Как темпераментно, со страстными поцелуями и криками, он кончил со мной одновременно! Фонтан эмоций! Море наслаждения! Это был просто гениальный, в смысле секса, парень. Одной такой встречи достаточно, чтобы эмоционально заполнить собой весь отпуск.

На следующее утро у нас была запланирована поездка в Анамур, на восток от Аланьи. Мы хотели осмотреть древнюю византийскую крепость, построенную ещё во время одного из первых крестовых походов. И одновременно прокатиться по одной из красивейших дорог, которую называют «дорогой тысячи поворотов».

В качестве проводников мы взяли с собой наших новых курдских друзей. Поездка удалась на славу. Живописнейший, почти не освоенный туристами район. Дорога то проходит по самому обрыву над морем, то убегает серпантином с тысячами поворотов далеко в горы, то стремительно спускается вниз к морю, к уютным сине-зелёным бухтам. По дороге мы остановились пообедать в одном из придорожных ресторанчиков, который расположен на скале, высоко над морем. Какая благодать! Шум прибоя, жаркое южное солнце, прхладная спасительная тень и лёгкий морской бриз. Так не хотелось оттуда уезжать!

На обратном пути, уже под вечер, я изрядно устал, т. к. уже несколько часов провёл за рулём и от бесчисленных поворотов начала кружиться голова. Ребята это заметили. И тут они выдали нам очередной сюрприз. Чтобы меня взбодрить и поднять тонус они начали петь! Пели на два голоса курдские народные песни, выбивая такт руками. Пели самозабвенно, с чувством, очень музыкально. Совершенно неожиданно голоса у них оказались чистыми и звонкими. Мелодии были такие льющиеся, замысловатые и в тоже время очень ритмичные.Это было так здорово! Мою усталость как рукой сняло. До сих пор я с благодарностью и с тёплым чувством вспоминаю эту сцену!

Вечером мы предложили пойти куда-нибудь поужинать. И ребята повели нас в свой национальный курдский ресторан. Они что-то сказали своим знакомым курдам, владельцам этого заведения, и нам закатили такой шикарный ужин с музыкой и т. д., какой я более в Турции не имел. Мало того, что всё было очень вкусно; половина блюд была подана нам бесплатно, в знак гоcтеприимства со стороны хозяина. А в конце мы заплатили за этот грандиозный ужин смехотворно маленькую сумму!

Эмоции требовали выхода и мы поехали в час ночи на загородный пляж. Под серебрянным сиянием луны, у самой кромки морского прибоя, вулкан сексуальных чувств излился с такой же неудержимой энергией, с такой же страстью, азартом, как и днём раньше. Мы ещё долго лежали на прохладном песке, лаская друг друга. Потом мы вновь, загоревшись желанием, погрузились в чёрную воду, и, прямо в ночном ласковом море, с какой-то животной страстью, трахнулись ещё раз…

Через два дня я улетал домой… Надо сказать, что этот парень, курд, не был гомосексуален; т.е. он не был геем (и это придавало особую пряность и остроту сексуальным чувствам!). Он собирался жениться. Как он обьяснил, это был его первый сексуальный контакт с мужчиной. Я склонен ему верить, т.к. меня с моим сексуальным опытом и чутьем довольно трудно провести. Так или иначе я чрезвычайно благодарен этому простому парню за подаренную мне чистоту и искренность его чувств. Я всегда вспоминаю его с огромной теплотой в душе и, почему-то, с каким-то щемящим чувством.