Сценарий мини-спектакля к юбилею Победы под Москвой

МузДо свиданья, мальчики»

Ведущий: Давно отгремела, отгромыхала Великая Отечественная… Битва под Москвой стала историей. Заросли раны на земле, но помнят сердца людские, какой ценой была одержана Победа… И каждый год в канун Дня Победы Москва собирает своих сыновей. Со всех уголков нашей необъятной Родины едут в столицу герои великих тех побед.

Звуки несущегося поезда.

И несутся, несутся через всю страну в Москву поезда. С каждым километром они обращают время вспять. Они возвращают фронтовиков в годы их юности, даря им ожидание долгожданных встреч! И вот они: пожилые, но такие молодые, уставшие, но полные сил, счастливые, но со слезами на глазах встречаются в Москве. Минута этой встречи – какая же дорогая цена у этой самой минуты…

Голос за сценой: Уважаемые пассажиры! Поезд № 407 «Иркутск – Москва» прибывает на третий путь. Повторяю: Поезд № 407 «Иркутск – Москва» прибывает на третий путь. Нумерация вагонов с хвоста поезда.

Появляется Орлов: Здравствуй, Москва! Здравствуй, звонкая, кипучая, родная столица! Я, рядовой Константин Орлов, прибыл по твоему зову, чтобы поздравить тебя! Ты по горло занята своими проблемами, но всегда находишь время для гостя! Я люблю тебя, юный неугомонный мой город! Я всегда рад хоть на несколько дней окунуться в твою задорную, боевую жизнь, но сегодня… Ты прости меня, Москва, сегодня я избрал особый маршрут.

Садиться на лестницу, достаёт из вещмешка записную книжку.

Ведущий: Маленькая записная книжка. Когда-то она принадлежала однополчанину Орлова – Григорию Голубеву. И вот 70 лет спустя эта книжка вернётся в хозяйские руки. На ее пожелтевших страницах – фамилии и адреса солдат призыва 1941 года, твоих сыновей, Москва, и твоих, Костя, фронтовых побратимов…

Орлов: Да… Мы не виделись семьдесят лет. Все эти годы я думал о них, мечтал о встрече, да всё не получалось. Но сегодня я обязательно верну Гришке его вещь. Он дал мне её в 1943 перед боем под Черниговом. Просил сохранить… Вот он удивится! Жаль, что за эти годы я так и не сделал обещанного, не вернул её. Ведь в каждый мой приезд Москва не отпускала меня ни на минуту.

Ведущий: А как она нужна была, эта минута. Минута встречи самых близких людей, чья дружба родилась в беде и выросла в бою. Посмотри, Костя! Это завод где уже много лет трудится Голубев. А вот и проходная. Начало будничного дня… В толпе, спешащей к первому гудку, ты так и не встретил родного лица. Может, помогут на проходной? Иди же, Константин! Смелей, Орлов!

На сцене появляется Лена в рабочем халате. Садится за стол, открывает журнал и начинает что-то писать.

Орлов: Вы поможете мне отыскать Григория Голубева?

Лена: Григория Владимировича? Можно. Между прочим, он вас уже второй день ждёт.

Орлов: Не может быть!

Лена: Ещё как может! Давайте накладные и вот здесь распишитесь. (Поднимает трубку телефона, набирает номер).

Четвёртый? Открывайте ворота, арматуру привезли.

Накладные давайте…

Орлов: Девушка, подождите! Какие накладные? Какая арматура? Мне Голубев нужен!

Лена: Голубев всем нужен! Вы с машиностроительного? Насчёт арматуры?

Орлов: Нет. Я из сорок первого, по личному.

Лена: Четвёртый, отбой. Нет! Я не пошутила! Это со мной тут шутят.

Орлов: Девушка, миленькая, мне не до шуток! Мне, правда, очень нужно увидеть Голубева.

Лена: Что, вопрос жизни и смерти?

Орлов: Скорее жизни… Мы не виделись много лет.

Лена: Вообще-то, Григорий Владимирович не любит, когда его от дел отрывают.

Орлов: Поверьте мне, как бы он сейчас ни был занят, он будет рад, что его оторвали от дел!

Лена: Ну, ладно, человек из 41-го… Что-нибудь придумаем. Алло! Володя! Это Оборона беспокоит. Голубев у вас? На планёрке… Володя, а нельзя его как-нибудь с планёрки вырвать? Горит… Ещё как горит… Его тут на проходной хотят срочно видеть.

(к Орлову) Сейчас придёт ваш Голубев.

Орлов: А можно нескромный вопрос? Скажите, это у вас такой шифр — «оборона?»

Лена: Нет, уважаемый человек из 41-го, Оборона – это моя фамилия.

Звучит мелодия, которая резко прерывается взрывом.

Ведущий:

И странно и не странно,

Мне говорит она:

«Зовут меня Татьяна,

Фамилия – Война».

Есть, право, в этом что-то,

Мне руку тянет он.

«Фамилия Пехота,

Зовут меня Семён».

Могу представить живо,

Как всё произошло.

Истоптанная нива,

Сожжённое жнивьё.

Девчонки с медсанбата…





Застыли чуть дыша,

Как гадкие утята,

Два тощих малыша.

Откуда-то прибились,

Беспомощны до слёз.

Их, бедолажек, «виллис»,

Потом в тылы увёз.

В приёмнике детдома,

Лишь удалось узнать,

Что мальчугана Сёмой,

Девчушку Таней звать.

Постановили с лёту-

Нет! Надо же суметь!-

Войною и Пехотой

Именовать их впредь.

Вторая Мировая,

Ты всё-таки живёшь!

Правая я, не права я,

Но мне, как в сердце нож.

Когда промолвит кто-то,

Добавив имена:

«Фамилия — Пехота,

Фамилия – Война».

На сцену выходит Голубев.

Голубев: Наконец-то! Раньше вы прийти не могли?

Орлов: Простите… Но…

Голубев: Никаких но! Я этого так не оставлю! Я буду жаловаться в Министерство! Вас, я вижу, это ничуточки не волнует!

Орлов: Да нет же! Меня это очень волнует! И то, что ты не узнал меня, и то, что налетел всё с тем же задором, и то …

Голубев: Константин! Ёлки зеленые! Как же это я? Прости дурака! Сколько лет?

Орлов: Много…

Голубев: Сколько зим?

Орлов: Много…

Голубев: А написать ты, конечно же, за столько лет так и не сумел?

Орлов: Но ведь и ты ни строчки не черкнул.

Голубев: Нашел с кого пример брать. Ладно, ладно, не оправдывайся! Лучше расскажи, где ты, что ты?

Звучит мелодия из к-фа «Белорусский вокзал»

Ведущий:

Бой гремел от зари до заката,

Были мины все злее и злее.

Только к ночи вздохнули ребята.

И уснули в случайной траншее.

Бойцов согревает родная земля.

А над ними шумят тополя.

Орлов: Да что ж я всё о себе да о себе, ты то как?

Голубев: А у меня, брат, плохо, хвастать нечем. Работаю мастером, весь день на ногах, со всеми ругаюсь. А тут еще по судам затаскали…

Музыка прерывается

Что ты на меня так смотришь?

Орлов: Гришка, да как же это… Вот этого я от тебя никак не ожидал…

Голубев: Не ожидал, что я буду народным заседателем суда? Сам от себя не ожидал.

Вновь звучит музыка

Орлов: Извини… Я совсем о другом подумал. Что… ты… это … того…

Голубев: Да ты что! Я не-не…

Орлов: Ну, а семья у тебя есть, дети?

Голубев: Да что семья… тоже дело – дрянь! Дочери уже 25 лет, а всё с куклами. Главный художник в кукольном театре. Да и сын тоже. По нехорошей дорожке пошел. Дня не проходит, чтоб не подрался.

Музыка обрывается

Орлов: Что же он так? Отец же герой…

Голубев: Да не говори. Чемпион республики по боксу. Одним словом, всё ни как у людей.

Звонит телефон

Лена: Григорий Владимирович! Вас ждут на планёрке…

Голубев: Поговорить с человеком не дадут! Ты извини, Костя, мне пора. Работа! Ну, пока! Вечером в гостинице?

Орлов: Ты же знаешь. Как всегда…

Все уходят.

Сцена в гостинице.

Звучит мелодия «Марша воспоминаний»

Орлов: Я накрою стол по-нашему, по-фронтовому. Время как будто бы встало. Как бы я хотел подогнать стрелки к той минуте, когда широко распахнуться двери и войдет мой друг.

Он придет постаревший, но молодой и самый близкий мне человек.

Он придёт, принеся тепло своих воспоминаний.

Он придет и сразу станет светло и тепло.

Он придет и будет шутить и шуметь.

(Во время этого монолога Орлов достает из вещмешка нехитрый провиант: черный хлеб, вареную картошку, тушенку…)

Музыка резко обрывается звуками взрыва.

Ведущий: Нет, он не войдёт, он не вбежит, не ворвётся.. Нет, Орлов, он не придет, он давно погиб на войне. Не работает на заводе твой ворчливый Гришка Голубев. В 1943-м под Черниговом, ворча, что ему дали всего две гранаты, он бросился с ними под вражеский танк… Всё, что осталось на память о Гришке – это старая записная книжка…

Орлов (голос в записи): танки, Гришка, танки!

Голубев (голос в записи): Вижу, вижу…

Орлов (голос в записи): Ну, давай, что же ты медлишь!

Голубев (голос в записи): Подожди, Орлов, не суетись!

Орлов (голос в записи): Гриша! Куда ты, дурень!!!

Голубев (голос в записи): За Родину, за отчизну.

Звуки взрывов.

Орлов(голос в записи): Гришка!!! Гришка…

Ведущий:

На заре просыпаются реки,

На заре пробуждается ветер.

А солдаты уснули навеки

Ради жизни на нашей планете.

Бойцов укрывает родная земля,

А над ними шумят тополя…

Слышится мелодия «Майского вальса», она становится всё громче и громче.