Сценарий к спектаклю Мертвые души

«Мертвые души»

Чичиков — Ходоров

Чичиков в детстве – Синев Захар

Отец Чичикова – Фраинт

Приказчик — Болдырев

Манилов — Моисеев

Манилова — Довыдова

Коробочка – Колосова

Собакевич — Алпаткин

Ноздрев — Белов

Автор — Кузнецов

Монетка 1 — Воронец

Монетка 2 — Костина

Монетка 3 — Мещарякова

Голос: 9 «А» класс представляет поэму Н.В.Гоголя.Часть 1. Ад. Россия мертвых душ.

Темно. Музыка. Появляется черный ангел. Садится на высокий стул спиной к залу. Тишина. Стук сердца. Появляется маленький Чичиков.

Чичиков: Эй, есть здесь кто-нибудь? Ау!

Ангел 1: Здравствуй.

Чичиков: Здравствуй…те.

Ангел 1: С нами можно на «ты».

Чичиков: С нами?

Появляются ещё 2 ангела. Садятся на край сцены справа и слева боком к залу.

Ангел 2, 3: С нами.

Чичиков: Здравствуй…те. А где я?

Ангел 1: Это Россия.

Ангел 2: Русь.

Чичиков: Русь… А она большая?

Ангел 1: Для кого как.

Ангел 2: Для кого-то она велика…

Ангел 3: А кому-то мала…

Чичиков: Понимаю.

Ангел 1, 2, 3 (хором): Вряд ли.

Чичиков: И как здесь?

Ангел 1: По-разному…

Ангел 2: Кому-то смешно…

Ангел 3: Кому-то горько…

Чичиков: Понимаю.

Ангел 1, 2, 3 (хором): Вряд ли.

Чичиков: А что я должен делать?

Ангел 1: Решишь сам.

Ангел 2: Можешь что-то делать, чтобы жить хорошо…

Ангел 3: Можешь что-то делать, чтобы другим было хорошо…

Ангел 1: Можешь ничего не делать и жить, как получится…

Чичиков: Понимаю.

Ангел 1, 2, 3 (хором): Вряд ли.

Чичиков: я хочу жить хорошо.

Ангелы скидывают черные плащи и оказываются в золотом.

Ангел 1: Что ж, ты сам решил.

Чичиков: Ну я пойду?..

Ангел 1, 2, 3 (хором): Иди…

Чичиков: А вы?

Ангел 1, 2, 3 (хором): А мы всегда с тобой.

Действие 1 (Автор, Отец, Чичиков в детстве, Монета 1)

Автор: Очень сомнительно, чтобы избранный нами герой понравился читателям. Дамам он не понравится, это можно сказать утвердительно, ибо дамы требуют, чтобы герой был решительное совершенство. И весьма многие дамы, увидев нашего героя, отворотившись, скажут: «Фи! Такой гадкий!» Увы, всё это известно автору, но при всём том он не может взять в герои добродетельного человека. Потому что пора, наконец, дать отдых бедному добродетельному человеку. Потому что не уважают добродетельного человека. Нет, пора, наконец, припрячь и подлеца. Итак, припряжем подлеца!

Появляется маленький Чичиков. Пишет прописи.

Темно и скромно происхождение нашего героя. Жизнь при начале взглянула на него как-то кисло-неприютно, сквозь какое-то мутное, занесенное снегом окошко: ни друга, ни товарища в детстве.

Появляется отец. Диктует, шаркая, стуча палкой об пол.

Отец: Не лги, послушествуй старшим, носи добродетель в сердце…

Наклоняется, смотрит с неудовольствием, хватает краешек уха, начинает выворачивать медленно:

Отец(медленно, растягивая слова): Опяяять заадуурииил… (опять задурил?)

Маленький Чичиков убегает, вырываясь от отца.

Автор: Но в жизни всё меняется быстро и живо…

Чичиков появляется с чемоданом.

Отец: Смотри же, Павлуша, учись, не дури. А больше всего угождай учителям и начальникам. Тогда, хоть и в науке не успеешь и таланту бог не дал, всех опередишь. А больше всего береги и копи копейку (дает ему полтину меди).

Появляется Монета 1 (выкатывается). Отец Ч. гладит ее по голове и т.д.

Отец: Эта вещь важнее всего на свете. Товарищ или приятель тебя надует и в беде первый тебя выдаст, а копейка не выдаст, в какой бы беде ты ни был. Все сделаешь и все прошибешь на свете копейкой.

Действие 2 (Чичиков)

Чичиков подсаживается к членам жюри.

Чичиков: Позвольте представиться: коллежский советник Павел Иванович Чичиков, помещик по своим надобностям.

Подсаживается к членам жюри.

Не подскажите ли, милейший, кто в сем славном городе губернатор? А кто же прокурор? А кого из помещиков местных порекомендуете для, так сказать, приятного знакомства? Манилов, говорите… А не подскажите, сколько же душ у этого славного помещика? А далеко ли от города проживают-с? А часто ли в городе бывают-с?

А ведь много в последнее время бед на наше Отечество навалилось…я чаю, и ваш достопочтенный город не обошли повальные горячки да убийственные лихорадки..Да-да-да… (громко сморкается) Прошу прощения-с…

Ходит по сцене или пересаживается на ступеньках. Ходит по залу.

(директору) Ах, какой же у Вас славный город! Въезжаешь, как в рай! Правительства, назначающие столь мудрых сановников, достойны большой похвалы.

(Эмилю) А какие у Вас будочники – просто загляденье. Сразу чувствуется заботливая и строгая рука начальства.

(члену жюри) Вы сегодня прелестно выглядите!

(другому члену жюри) Такой чудесный матерьяльчик! Вам так к лицу!

(третьему члену жюри) Ах, нет, нет, не беспокойтесь обо мне! Я незначащий червь мира сего и не достоин того, чтобы обо мне заботились. (доверительным шепотом) Испытал много на веку своем…претерпел по службе за правду…

Голоса за сценой / выглядывают помещики /прогуливаются по сцене помещики. Голоса помещиков (эхо):

Сразу видно, что господин Чичиков — очень порядочный человек.

Благонамеренный человек.

Дельный человек.

Знающий и почтенный человек.

Почтенный и любезнейший человек. (ручка из-за занавеса, Ч.целует ее)

Любезнейший и обходительнейший человек. (ручка из-за занавеса, Ч.целует ее)

Приятный человек!

Действие 3 (Манилов, Приказчик, Манилова, Автор)

Манилов сидит, курит трубку, читает Платона.

Входит приказчик.

Манилов: Ну, чего тебе?

Приказчик: Хорошо бы эээ…барин, Анины лужки овсом засеять…

Манилов: Даа..Хорошо бы…

Приказчик: Или пшеницей… В том году неурожай был пшеницы…запасов мало…

Манилов: Даа… Недурно…

Приказчик: А может, рожью…Рожь в том году высока в цене была…

Манилов: Да. Ступай!

Входит Манилова с вязанием и тарелкой фруктов. Садится.

Манилов: А как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или через пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки…

Манилова: и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян…

Манилов: (берет с тарелки кусок фруктика): Разинь, душенька, свой ротик – я положу тебе этот кусочек.

Манилова: Ах, я совсем забыла! Я же приготовила тебе сюрприз на именины (достает из ридикюля маленький сверток).

Манилов: (Разворачивая) Что же там такоооее?

Манилова: Бисерный чехольчик на зубочистку.

Манилов: (Развернул) Лизонька! Какая прелесть! Ты у меня такая рукодельница!

Умильно смотрят друг на друга.

Манилова: Душа моя! Нужно будет завтра похлопотать, чтобы в гостиную хоть на время поставить мебель.

Манилов: Да, непременно. Завтра же.

Манилов берет гитару. Оба поют фальцетом романс.

G

Не пробуждай, не пробуждай

D

Моих безумств и исступлений

C G

И мимолетных сновидений

H7 C

Не воскрешай, не воскрешай.

C G

И мимолетных сновидений

D G

Не воскрешай, не воскрешай.

Манилов: Как там детки? Сколько им уже?

Манилова: Фемистоклюсу – осьмой, а Алкиду – вчера только шесть минуло.

Манилов: Да-да…

Манилова: Фемистоклюс у нас так остроумен и быстр. Если что-нибудь встретит, букашку или козявку, так у него уж глазоньки и забегают. Побежит за ней следом и тотчас обратит внимание. Учитель очень его хвалит…

Манилов: Да… Я прочу его по дипломатической части.

Манилов курит, Манилова вяжет. Вдруг откладывают все. Платок. Поцелуй.

Автор: Словом, они были, то, что говорится, счастливы и совершенно довольны друг другом. Конечно, можно было бы заметить, что в доме есть много других занятий, кроме продолжительных поцелуев и сюрпризов, и можно было бы сделать много разных запросов…

Голоса (эхо):

Зачем глупо и без толку готовится на кухне?

Зачем довольно пусто в кладовой?

Зачем воровка ключница?

Зачем нечистоплотны и пьяницы слуги?

Манилова (откладывая платок): Ах, это все предметы низкие, а я воспитана хорошо. А хорошее воспитание, как известно, получаются в пансионах. А в пансионах, как известно, три главные предмета составляют основу человеческих добродетелей: французский язык…

Манилов: необходимый для счастия семейственной жизни…

Манилова: фортепиано…

Манилов: для доставления приятных минут супругу…

Манилова: и собственно хозяйственная часть: вязание кошельков и других сюрпризов.

Продолжают поцелуй

Стук копыт. Колокольчик.

Манилов: Ах, душенька, кто-то приехал.

Действие 4 (Чичиков, Манилов, Манилова)

Чичиков едет. На лестницу выходит Манилов, приложив ладонь ко лбу, улыбается приторно.

Манилов: Павел Ивааанович! Насилу Вы нас вспомнили!

Выбегает к нему. Целуются.

Манилов: Проходите, проходите, любезный Павел Иванович!

Чичиков: Сделайте милость, не беспокойтесь так для меня, я пройду после.

Манилов: Нет, Павел Иванович, нет, вы гость.

Чичиков: Не затрудняйтесь, пожалуйста, не затрудняйтесь. Пожалуйста, проходите.

Манилов: Нет уж, извините, не допущу пройти позади такому приятному,

образованному гостю.

Чичиков (с обидой): Почему же образованному?..Пожалуйста, проходите.

Манилов: Ну да уж извольте проходить вы.

Протискиваются вместе боком. Появляется Манилова.

Манилов: Позвольте мне вам представить жену мою. Душенька! Павел Иванович!

Чичиков целует ей руку.

Чичиков: Очень, очень приятно!

Манилова: Вы очень обрадовали нас своим приездом. Муж, не проходило дня, чтобы не вспоминал о вас.

Садятся.

Манилова: Как вам показался наш город? Приятно ли провели там время?

Чичиков: Очень хороший город, прекрасный город! И время провел очень приятно.

Манилова: А как вы нашли нашего губернатора?

Манилов: Не правда ли, что препочтеннейший и прелюбезнейший человек?

Чичиков: Совершенная правда! Препочтеннейший человек!

Продолжают беззвучно беседовать.

Действие 5 (Автор, Чичиков, Манилов, Манилова, приказчик)

Автор: А пока наши герои перечисляют всех приятнейших людей славного губернского города, воспользуемся этим и попробуем сказать что-то о хозяине дома. Правда, подобное предприятие очень трудно… Один бог разве мог сказать, какой был характер Манилова. Есть род людей, известных под именем: люди так себе, ни то ни сё. Черты лица его были не лишены приятности, но в эту приятность, казалось, чересчур было передано сахару.

В первую минуту разговора с ним не можешь не сказать: «Какой приятный и добрый человек!» в следующую за тем минуту ничего не скажешь, а в третью скажешь: «Черт знает что такое!» — и отойдешь подальше. Если же не отойдешь, почувствуешь скуку смертельную.

От него не дождешься никакого живого или хоть даже заносчивого слова, какое можно услышать почти от всякого, если коснешься задирающего его предмета. У всякого есть свой задор!.. Но у Манилова ничего не было.

Манилова уходит. Появляются Монеты (дублируют подчеркнутые слова Чичикова).

Чичиков: Позвольте одну просьбу…

Странное выражение лица. Оглядывается. Манилов тоже оглядывается.

Чичиков: Как давно вы изволили подавать ревизскую сказку?

Манилов: Да уж давно; а лучше сказать, не припомню.

Чичиков: А с того времени много у вас умерло крестьян?

Манилов: А не могу знать; об этом, я полагаю, лучше спросить… приказчика?.. да! Приказчика!

Появляется приказчик.

Манилов: Послушай, любезный! Сколько у нас умерло крестьян с тех пор, как подавали ревизию?

Приказчик: Да как сколько? Многие умирали с тех пор. (икает, заслонив рот рукой – щитком)

Манилов: Да, признаюсь, я сам так думал. Именно, очень многие умирали!

Чичиков: А как, например, числом?

Манилов: Да, сколько числом?

Приказчик: Да как сказать числом? Их никто не считал.

Манилов: Да, именно. Я тоже предполагал. Большая смертность, совсем неизвестно, сколько умерло.

Чичиков (приказчику): Ты, пожалуйста, их перечти и сделай подробный реестрик всех поименно.

Приказчик: Слушаю! (уходит)

Манилов: А для каких причин вам это нужно?

Чичиков в затруднении, ерзает.

Чичиков: Вы спрашиваете, для каких причин?.. Причины вот какие… я хотел бы купить крестьян… нет, не то, чтобы совершенно крестьян… я желаю иметь мертвых.

Манилов: Как-с? Извините, я несколько туг на ухо…мне послышалось престранное слово…

Чичиков: Я полагаю приобрести мертвых, которые, впрочем, значились бы по ревизии как живые.

Манилов роняет трубку и сидит с разинутым ртом. Оба пялятся друг на друга.

Чичиков: Итак, я желал бы знать, можете ли вы мне таковых крестьян передать, уступить или как вам заблагорассудится лучше?

Манилов (мямлит): Я?..Нет, я не то…но я никак не могу постичь…извините, я, конечно, не мог получить такого блестящего образования… (неожиданно собирается, выпрямляется и с гордостью) Позвольте спросить, не будет ли это предприятие, или, чтоб ещё более, так сказать, выразиться, негоция…так не будет ли эта негоция несоответствующей гражданским постановлениям и дальнейшим видам Руси? (сидит с прямой спиной, гордый)

Чичиков: Нет, ну что вы! Конечно, нет! Напротив, казна получит даже выгоды!

Манилов: А… это другое дело! Я против этого ничего. (громко выдыхает, расслабляется)

Чичиков: Теперь остается условиться в цене…

Манилов: Как в цене?.. Неужели Вы полагаете, что я стану брать деньги за души, которые в некотором роде окончили свое существование? Если уж Вам пришла такая фантазия, я передаю их Вам безынтересно и купчую беру на себя!

Чичиков вскакивает с кресла, жмет Манилову руку, благодарит.

Манилов: Ну что Вы….Совершенная дрянь! Магнетизм души! Сердечное влечение…



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст