Статья Отцы и дети современной прозы или может ли современное поколение прожить без лит

Отцы и дети современной прозы, или Может ли новое поколение прожить без литературы.

Недавно в выступлении известного педагога меня поразило точное наблюдение: «Вот мы говорим всюду и всегда — без Пушкина, Гоголя, Толстого нельзя прожить. Нет, можно и даже довольно безбедно, ведь живет же современное новое поколение так называемых новых русских.

Недавно в выступлении известного педагога меня поразило точное наблюдение: «Вот мы говорим всюду и всегда — без Пушкина, Гоголя, Толстого нельзя прожить. Нет, можно и даже довольно безбедно, ведь живет же современное новое поколение так называемых новых русских…»

А ведь точно подмечено — живут, преуспевают, считают себя хозяевами жизни, людьми, которым удалось поймать удачу за хвост. Они добиваются своего любыми путями, не испытывая угрызений совести.Стоп. Вот оно, ключевое сочетание — «угрызение совести». Но ее-то нет! Со-весть. Вот что является первоосновой любого урока литературы — указать нравственные ориентиры нашим детям. Им еще расти, становиться взрослыми. Что впитают они? Какую философию жизни возьмут: «живи не думая — все дозволено» или «живи по совести»?Я часто вспоминаю слова моего любимого современного писателя Виктора Астафьева. «Дети. Но ведь когда-то они останутся одни, сами с собой. С этим прекраснейшим и грозным миром, и ни я, ни кто другой не сможет их греть и оберегать. Часто мы долдоним: дети — счастье, дети — радость, дети — свет. Но дети — это еще и мука наша. Вечная наша тревога.Дети — это наш суд на миру, наше зеркало, в котором совесть, ум, честность — все видно. Дети могут нами закрыться, мы ими никогда. И еще. Какие бы они ни были: большие, умные, сильные — они всегда нуждаются в нашей защите. И как подумаешь: вот скоро умирать, кто примет их? Кто поймет? Простит? Ах, если б возможно было оставить детей со спокойным сердцем, в успокоенном мире».Мое понимание постижения художественного произведения состоит в том, что нужно не только проанализировать собственно текст, но почувствовать его, пережить. Заставило ли это конкретное произведение меня задуматься, что есть я в этом мире, куда я иду, всколыхнулись ли мои чувства, задета ли душа?Это и есть нравственное воспитание литературой — воспитание любви к ближнему.В нашем литературном образовании существуют две трактовки: одна требует чисто научного подхода, вторая идет от интересов ученика. На уроках литературы особенно видны преимущества гуманистического подхода. Что является мерилом человеческих ценностей? Добро. Сострадание. Сопереживание. Сочувствие. Совестливость. …Урок я назвала так: «Судья внутри нас». Он строится на анализе двух рассказов: рассказа Виктора Астафьева «Кончина» и рассказа Василия Шукшина «Горе». «Горе» начинается лирически: «Бывает летом пора: полынь пахнет так, что сдуреть можно. Особенно почему-то ночами. Луна светит, тихо. Неспокойно на душе, томительно. И думается в такие огромные, светлые, ядовитые ночи вольно, дерзко, сладко. Это даже — не думается, что-то другое: чудится, ждется, что ли.Притаишься где-нибудь на задах огородов, в лопухах, — сердце замирает от необъяснимой тайной радости. Жалко, мало у нас в жизни таких ночей. Одна такая ночь запомнилась мне на всю жизнь…»А затем Шукшин рассказывает о тяжком горе старика Нечая, у которого умерла жена. Горе пригнуло старика. Он ходил каждый день на могилу к жене и беседовал с нею.Задаю вопросы классу:Из горьких бесед старика Нечая что вы узнали о его жизни?Разве он одинок? Ведь у него есть сын Петька?Почему автор пишет: «Узнал я в ту светлую, хорошую ночь, как тяжко бывает одинокому человеку…»?Каким душевным качеством обладает автор, человек, невольно ставший свидетелем тяжкого горя старика? Конечно же, это и есть сострадание…Переходим к рассказу Виктора Астафьева. Начинается он скупо. Первое предложение как констатация факта.»Умерла тетка Агафья». И все. Штрих. Факт, замеченный лишь соседями. Дальше следует один абзац, а мы узнали обо всем:»Жила Агафья, как все, вырастила чужих ребятишек, но все разъехались, и век свой доживала одна». Опять звучит тема одиночества. Брошенные старики при живых детях. Но автор рисует стариков гордых, хоть их и согнула жизнь.»Последние годы тетка Агафья ходила, налегая на батог… Все ниже и ниже давило ее к земле, она не шла, а медленно тащила себя по деревне…»Продолжаю беседовать с ребятами о судьбе героини. Задаю вопрос: Автор пишет: «Тихо, грустно, плакать хочется». Ответьте, отчего грустно писателю, после каких слов соседок пришел в смятение автор? Когда соседки произнесли слова: «Чужой, а попрощаться пришел».Вот, оказывается, до чего мы дожили! Простое человеческое участие почитается за доблесть… В конце урока делаем выводы: авторы этих рассказов убеждены, что назначение человека на Земле — прожить на своей земле, в родной деревне, в своем родном углу. Прожить с покоем и закончить свой век с достоинством.Память. Памятливость. Есть такое выражение: память сердца. Тоже нравственная категория. И очередной урок так и назван «Память сердца в творчестве Виктора Потанина».Речь идет о рассказе Виктора Потанина «Северный ветер», в котором говорится о стариках, переживших своих детей. Есть такое выражение: «Не дай Бог родителям пережить своих детей». Но жизнь безжалостна. И отцы переживают своих сынов. Потанин исследует проблему, с какой болью несут в себе старики память о погибших детях. Мы зачитываем начало рассказа:»Яблоню посадил Никита в конце войны. В тот день принесли похоронную на сына. Никита не верил, что от Коли осталась на земле всего только коротенькая бумажка. Никите нужно было, чтобы сын всегда был рядом, потому и не хотел слышать о его смерти. Потому и посадил он тогда яблоню. Назвал ее «Колина яблоня».Беседа с учениками:Что наказывал отец сыну Коле, когда уезжал тот на фронт?Каким представлял Никита Бога в детстве? Почему зеленым?»Вырос в большого мужика Никита, а все верил в зеленого бога. Может, хитрил, что верил, но все равно боялся снов, плохих и смутных, зато радовался, когда во сне широко ходил и плавал, чувствуя под руками вольный зеленый воздух, который забивался в ноздри. («Какой ты бог, когда не сберег Колю моего. Оживи Колю, оживи: тогда поверю, что есть ты…»)Какие мысли мучают отца, чувствующего свою скорую кончину? («И его скоро не будет, уйдет в бренную землю, а яблоня будет жить и плодоносить, напоминая живущим и о самом Никите-отце, и о сыне Коле — воине, погибшем на страшной войне»).Но случилось непредвиденное. Что именно? Ветер сломал сук, согнул яблоню, яблоня уже не дышала. Какими философскими размышлениями заканчивает рассказ Виктор Потанин? («Не уходит добрый человек с земли без памяти. А если память большая, то и имя его оживет, да и сам — тоже»)….А эпиграфом этого урока я взяла слова Валентина Сидорова:И я шепчу, не в силах отвестиГлаза от синей высоты курганов.Прости, земля российская, простиСвоих родства не помнящих Иванов.