Спор о человеке в пьесе МГорького На дне





Спор о человеке в пьесе М.Горького «На дне»Действие пьесы «На дне» разворачивается на “дне жизни” – в ночлежке, куда пришёл новый постоялец – странник Лука. До появления Луки герои общаются на “бытовые” темы, но после того, как он вошёл в первый раз со словами “Доброго здоровья, народ честной!”, и даже после его ухода в предпоследнем действии (“ранний” уход одного из главных героев – приём, нетипичный для драматургии) в пьесе появился новый, главный мотив. После появления Луки обозначаются три центра в будущем споре о человеке: сам Лука, Сатин и Бубнов – три главных героя пьесы, так как спор о человеке занимает в пьесе ключевую роль.Лука выполняет в пьесе роль утешителя. Анну он успокаивает разговором о блаженной тишине после смерти, Пепла соблазняет перспективой вольной жизни в Сибири, Актёру сулит лечение от алкоголизма в специальной клинике. Ночлежники притягиваются к нему, согретые лучами доброты и сочувствия. Лука относится к ним так потому, что, по его мнению, любой индивидуум достоин уважения как личность. Так, “ни одна блоха – не плоха”. По Луке, каждого человека необходимо поддерживать в беде, пусть даже и посредством “лжи во спасение”. Но слова Луки нельзя назвать ложью с полной уверенностью: может быть, после смерти Анну ждёт то, что он ей посулил, а может быть, “будет там одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность”; существование больницы для Актёра по крайней мере правдоподобно, а будущая жизнь Пепла не известна никому; может быть, она сложится удачно. Лука, таким образом, не лжёт, а превращает возможное в действительное. Он дарит каждому оптимизм, которого так всем не хватало, – надежду на благоприятное будущее.Борьба за мечту придаёт человеку сил. Лука помогал мечте, быть может, ещё не осознанной, оформиться в целое, чтобы подняться со дна, как он пытался помочь Актёру и Пеплу, или чтоб наркотически смягчить боль, причиняемую реальностью, таким персонажам, как Настя или Анна. Но ни один герой не смог вырваться со дна на поверхность: повесился Актёр, Пепел – в тюрьме, поэтому действие Луки (полезное? вредное?) свелось лишь к анестезии чужой боли.Позиция Сатина в “споре о человеке” другая. Сатин готов уважать в человеке лишь сильные стороны и считает, что ложь во спасение недостойна человека: “одних она поддерживает, другие – прикрываются ею…” На самом деле Сатина нельзя назвать жестоким человеком, которому нужна “сильная личность”, управляющая толпой. Он хочет видеть людей сильными и свободными, а такими они могут стать, только уйдя со “дна”. По мнению Сатина, идеи Луки мешают борьбе, противодействуют ей. На самом деле надежды, которые Лука помогал оформить ночлежникам, были “маяками“ в этой борьбе, но “корабли” не смогли пробиться к нему, и ситуация в финале подтвердила это. Сатин под конец понял, что вещи, которые говорил Лука, нельзя назвать ложью в обычном понимании: “Есть ложь утешительная, ложь примиряющая…”, “Старик – не шарлатан! Что такое – правда? Человек – вот правда!” В словах Сатина “Правда – бог свободного человека!” заключается некоторое внутреннее противоречие. Выходит, будто свободный человек не свободен от правды, а, значит, лишён выбора между “богом свободного человека” и “религией рабов и хозяев”, то есть попадает в зависимость от правды. По воле автора пламенный монолог звучит из уст пьяного среди “отбросов общества”, неспособных вырваться со дна и ещё пытающихся укрыться одеялом из мечтаний, сотканным пришельцем из нашедшихся под рукой лоскутков.Бубнов – третья спорящая сторона – считает, что любой человек не заслуживает уважения: “люди все живут… как щепки по реке плывут… строят дом… а щепки – прочь…” Бубнов – поборник правды (“вали всю правду, как она есть! Чего стесняться?”), как и Сатин, но его правда сродни “выдумкам” Луки, так как не побуждает человека рваться вперёд, искать путь к самосовершенствованию. Как и Сатина и Барона, Бубнова можно назвать сильным человеком. Ему многое дано, но он уже утратил себя. В отличие от Сатина, который понимает, что сильный человек должен бороться за правду, Бубнов живёт, не обращая внимания на всякий вздор.На противостоянии спорящих держится философская проблематика пьесы. Спор этот – чисто философский спор, поэтому не удивительно, что, как это часто бывает в философии, нельзя дать однозначный ответ на вопрос: кто прав? – или даже: кто более прав в этом споре? После написания пьесы автор настаивал на том, что Лука – хитрец, умело пользующийся чужим несчастьем. Но трудно убедительно подтвердить или опровергнуть эту точку зрения, и пьеса «На дне» остаётся произведением, которое каждый может трактовать по-своему.Михаил КузьминСпор о человеке в пьесе М.Горького «На дне»Я — человек. Думаю, мой читатель тоже. Наверняка, оба мы принад-лежим к западной цивилизации, которая главной ценностью считает именно человека. Горьковское “дно” — дно именно этого мира, и люди туда “падают”, опускаются из наших рядов. И главный вопрос, обсуждаемый этими хотя и падшими, но всё равно воспитанными христианской культурой, такой же, как и первейший наш вопрос: “Как жить человеку? Как относиться к другому человеку в своей жизни?”Какие же ответы предлагает Горький, вкладывая их в уста героев? Самый простой из них, отвергаемый писателем безоговорочно, — “закон душа иметь” или “Человек должен вести себя смирно…” Эти слова произносят Татарин и полицейский Медведев. Первый — чужд всему этому миру, представляя совсем другой мир, мусульманский, второй — просто туп. Горький безжалостно расправляется с обоими героями: “князь” остаётся без руки, а доблестный страж порядка становится “не дядей”. Назовём этот ответ — “ЗАКОН”.Другой ответ дают Бубнов и Барон: “Люди все живут… как щепки по реке плывут… строят дом… а щепки — прочь…” Это — правда. Факты. Оба героя трезво смотрят на мир, совершенно уверены в том, что все вокруг, включая их самих, — щепки, ничто… Этот ответ не устраивает даже их самих, и каждый из них в пьесе успевает изменить своей холодной правде. Горького не устраивает — “ПРАВДА”.Ответ номер три принадлежит Насте. Очень могущественный ответ — уйти в свой собственный мир, создать сказку. “СКАЗКА” ближе всего к главному для самого Горького: “ЛЮБВИ” (Лука) и “СВОБОДЕ” (Сатин).Любовь Луки подобна любви Платона Каратаева — это любовь к каждому, приятие каждого, поэтому такая любовь лишена проблемы потери объекта любви. И всё же это любовь. От Луки как бы исходит свет, и к свету тянутся затерянные во тьме. Но Лука не очень-то дорожит теми, кто на его огонёк приходит, он находит их везде и идёт дальше, не связываясь крепко ни с кем. Он — “мягок”, он проскальзывает в щёлочку, когда уже никто не может уйти от “социально-бытового конфликта пьесы”. И исчезнув, “яко дым от лица огня…”, он уносит с собой свет, а потянувшиеся к нему люди останавливаются на полдороге, сбитые с толку…Зачем он уходит? Чтобы быть свободным. Он не менее свободен, чем “гордо звучащий” Человек Сатина. Монолог о Человеке произносится пьяным шулером. К чему сводится его смысл? Свободный человек не нуждается во лжи и может позволить себе смотреть жизни прямо в лицо: “Правда — бог свободного человека”. Но кроме этой наполненной пафосом части его хмельной речи есть ещё другая — защита Луки. Нет, скорее не защита, а объяснение. Именно Лука, воспринятый через призму Сатина, стоит, как мне кажется, ближе всего к позиции Горького…В ранних романтических рассказах писателя сплошь и рядом сильные, свободные люди. Они составляют “лучшее”, для которого “все… как есть… живут”. Это — тоже сказка, “пьяный бред картёжника”, но это сказка возвышенна. Что это значит — не знаю. Любой ответ на этот вопрос уже будет “законом”.Человек — это звучит гордо. Человека и уважать надо… Я — человек.Лев Левитин