шпоры системный подход

Основные понятия и принципы системного подхода.

1. Основные принципы системного подхода• Целостность, позволяющая рассматривать одновременно систему как единое целое и в то же время как подсистему для вышестоящих уровней.• Иерархичность строения, то есть наличие множества (по крайней мере, двух) элементов, расположенных на основе подчинения элементов низшего уровня элементам высшего уровня. Реализация этого принципа хорошо видна на примере любой конкретной организации. Как известно, любая организация представляет собой взаимодействие двух подсистем: управляющей и управляемой. Одна подчиняется другой.• Структуризация, позволяющая анализировать элементы системы и их взаимосвязи в рамках конкретной организационной структуры. Как правило, процесс функционирования системы обусловлен не столько свойствами её отдельных элементов, сколько свойствами самой структуры.• Множественность, позволяющая использовать множество кибернетических, экономических и математических моделей для описания отдельных элементов и системы в целом.• Системность, свойство объекта обладать всеми признаками системы.Основные определения системного подхода• Система — совокупность взаимосвязанных элементов, образующих целостность или единство.• Структура — способ взаимодействия элементов системы посредством определённых связей (картина связей и их стабильностей).• Процесс — динамическое изменение системы во времени.• Функция — работа элемента в системе.• Состояние — положение системы относительно других её положений.• Системный эффект — такой результат специальной переорганизации элементов системы, когда целое становится больше простой суммы частей.• Структурная оптимизация — целенаправленный итерационный процесс получения серии системных эффектов с целью оптимизации прикладной цели в рамках заданных ограничений. Структурная оптимизация практически достигается с помощью специального алгоритма структурной переорганизации элементов системы. Разработана серия имитационных моделей для демонстрации феномена структурной оптимизации и для обучения.2. Отрицательная и положительная обратные связи. Понятие гомеостаза.

2.Отрицательная и положительная обратные связи. Понятие гомеостаза.Механизм обратной связи – это реакция системы на внешнее воздействие. Более точно можно сказать, что механизм обратной связи – это механизм, определяющий изменение состояния, являющийся реакцией на внешнее воздействие и определяющийся этой реакцией.Существуют отрицательные обратные связи, которые поддерживают гомеостаз, т.е. компенсируют внешнее воздействие, и положительные обратные связи, которые ухудшают стабильность системы.ГОМЕОСТАЗ гомеостазис (от гомео… и греч. stasis — неподвижность, состояние), способность биол. систем противостоять изменениям и сохранять динамич. относит, постоянство состава и свойств.3. Понятие замкнутых циклов. Системные «архетипы».

3.Понятие замкнутых циклов. Системные «архетипы».В основе системного подхода лежит умение мыслить циклически, а не линейно – так определяет проблему формирования системного мышления П.Сенге. По мере овладения системным языком и сознание, и подсознание постепенно приучаются структурировать данные в виде замкнутых циклов обратной связи, а не линейных последовательностей.Системные архитипы (по П.Сенге)1.УРАВНОВЕШИВАНИЕ С ЗАДЕРЖКОЙ – Человек, группа или организация, продвигаясь к цели, изменяют поведение в ответ на запаздывающие сигналы механизма обратной связи. Если они не учитывают запаздывания сигналов, то начинают использовать более сильные корректирующие действия, чем требуется, либо (порой) вообще отказываются от корректировок, поскольку не видят улучшения ситуации. Ранние симптомы. “Мы думали, что достигли равновесия, но затем малость перегнули палку”. (Позднее возможен перегиб в обратном направлении.) Пример из жизни: Строители продолжают вкладывать деньги в новые объекты, пока рынок не начинает “прогибаться”, но к этому времени в строительстве уже столько новых объектов, что затоваривание неизбежно. Еще примеры: неожиданные и сильные взлеты и падения фондового рынка. 2. ПРЕДЕЛЫ РОСТА — Механизм обратной связи обеспечивает период ускоренного роста или экспансии. Затем рост начинает замедляться (обычно необъяснимо для участников) и, наконец, останавливается, а может даже перейти в ускоренный спад. Фаза роста определяется одним или несколькими усиливающими процессами обратной связи. Замедление возникает под действием процесса уравновешивающей обратной связи, которая включается по достижении определенной “границы”. Роль границы может сыграть недостаток ресурсов либо внутренняя или внешняя реакция на рост. Ускоренный спад есть результат изменения в направлении ускоряющего механизма обратной связи. Ранние симптомы. “Чего ради беспокоиться о несуществующих проблемах? У нас потрясающий рост”. (Чуть позднее: “Какие-то проблемы у нас есть, но что можно сделать? Только вернуться к тому, что работало раньше”. Еще позднее: “Чем сильнее мы нажимаем, тем прочнее стоим на месте”.) Примеры из жизни: 1.В начале обучения игре в теннис новичок быстро совершенствуется, его умение и уверенность в себе растут, но потом движение вперед замирает. Чтобы двигаться и дальше вперед, нужно освоить новую технику, которая вначале может показаться “менее естественной”. 2.Новая компания быстро растет, пока не достигает размера, требующего большего профессионализма управления и более жесткой организационной структуры;3.ПОДМЕНИТЬ ПРОБЛЕМУ Для корректировки ситуации используют краткосрочное “решение”, быстро дающее явно положительные результаты. Чем активнее и чаще прибегают к этому “решению”, тем реже применяют более кардинальные долговременные решения. Со временем способность использовать кардинальные меры может атрофироваться, что ведет к еще большей зависимости от симптоматических решений. Ранние симптомы. “Смотри-ка, это решение сработало! Ты думаешь, нас еще ждут неприятности?” Примеры из жизни: ); брать кредиты для оплаты счетов вместо того, чтобы навести порядок в бюджете;4. Понятие цели, надсистемы и подсистемы. Функциональная цель системы.

Надсистема-Первая группа решений задачи минимизации связана с использованием надсистемы. Что такое надсистема? Это то, что окружает систему; то, с чем она взаимодействует. Для устройства – это окружающие его другие устройства, которые работают вместе. Так, для плазменной панели в качестве надсистемы может выступать мультимедийный центр, который включает саму плазменную панель, DVD-плеер, игровую приставку, колонки, компьютер. Подсистема- это набор объектов и подсистем, обеспечивающих некоторую функциональность, и взаимодействующих между собой в соответствии с их интерфейсами. Интерфейс подсистемы представляет собой подмножество объединения интерфейсов всех объектов и подсистем, составляющих эту подсистему. В состав подсистемы может входить один, или более взаимозависимых объектов и/или подсистем.

Формальная и неформальная подсистемы Формальные и неформальные подсистемы существуют в любой организации, их появление связано с особенностями внутриорганизационных отношений, способами осуществления организационных процедур и выполнения правил. Формальная подсистема [Подсистема формальная] — это система отношений, регулируемая официально утвержденными и общими для всех правилами и процедурами. Обычно такие отношения оформлены в виде ряда документов — устава, приказов и распоряжений, правил внутреннего распорядка, контрактов и т.д. Эта подсистема есть результат действия принципа формализации. Неформальная подсистема [Подсистема неформальная] отражает нерегламентированные отношения членов организации. Она формируется спонтанно, вне зависимости от воли руководства, как реакция на неудовлетворенные индивидуальные потребности. Причины вхождения людей в неформальные группы не всегда осознаваемы, но в итоге принадлежность к таким группам может дать человеку иногда гораздо больше, чем то, что он получает в результате применения формальных стимулов (зарплата и т.д.). На этот процесс оказывает влияние целый ряд факторов, которые определяются, в свою очередь, конкретными социально-коммуникационными потребностями: в принадлежности, помощи, защите, общении. Механизм создания формальной и неформальной подсистем проиллюстрирован .Механизм образования формальных и неформальных подсистем] [Рис. 12.1. Механизм образования формальных и неформальных подсистем] Что касается управления, то менеджеры должны постоянно обращать внимание на соотношение формальной и неформальной подсистем в организации, так как нарушения баланса могут существенно повлиять на деятельность и, в конечном итоге — на эффективность организации. Дистанционное обучение для тех, кто ценит свое время по доступным ценам Функционально-целевые подсистемы Функционально-целевые подсистемы [Подсистема функционально-целевая] объединяют в себе части и элементы, связанные выполнением одной функциональной цели. На рис. 12.2. [Рис. 12.2. Функционально-целевые подсистемы организации] [Рис. 12.2. Функционально-целевые подсистемы организации] показаны эти подсистемы. Ранее мы определили, что организация оперирует пятью основными функциональными целями, а подсистем — больше. Дело в том, что некоторые цели (в частности, социальная и производственная) чаще всего реализуются не одной подсистемой. Коммуникационная и административная подсистемы (и это проиллюстрировано на схеме) выполняют функции связующего и координирующего характера. Административная [Подсистема административная] и коммуникационная [Подсистема коммуникационная] подсистемы включают в себя людей и подразделения, опирающиеся в своей деятельности на механизмы координации, иными словами — осуществляющие управление и обеспечивающие связи между другими подсистемами, а также связь организации с внешней средой. В производственную подсистему [Подсистема производственная] входят люди и подразделения, непосредственно занятые выпуском продукции (производством услуг). Маркетинговая подсистема [Подсистема маркетинговая] включает тех, кто занимается исследованиями рынка, рекламой и продвижением товаров и услуг. Инновационная подсистема [Подсистема инновационная] «отвечает» за исследования в сфере деятельности организации, внедрение новых технологий, методов и приемов работы, разработку новых товаров и услуг. Социальная подсистема [Подсистема социальная] охватывает так называемую социальную инфраструктуру организации — те элементы, которые обеспечивают выполнение социальных обязательств организации, например, столовую, службу организации отдыха, детский сад и подобное. Финансовая подсистема [Подсистема финансовая] занимается управлением финансовыми потоками организации. Это и финансовое планирование, и контроль, и учет, и внутренний аудит. Главная функция этой подсистемы — обеспечение финансовой стабильности и прибыльности организации.5. Идейные истоки формирования структурно-функциональных представлений в социологии. Органицизм Г.Спенсера и функционализм.

Функционализм как исследовательская ориентация отчетливо проявился в течение последних пятидесяти лет. Он прошел сложную эволюцию с начала 30-х годов, когда основатели британского антропологического функционализма В. Малиновский и А. Р. Редклифф-Браун сформулировали основные положения этого направления. Многие существенные черты функционального подхода в широком смысле можно найти еще в Древней Греции у элеатов (в учении Парменида о «едином»), а также у Ш. Монтескье, О. Конта, Г. Спенсера и других мыслителей. Так, социальная статика Конта опиралась на принцип, что институты, верования и моральные ценности общества взаимосвязаны в одно целое. Существование любого социального явления в этом целом получает объяснение, если описан закон, как оно сосуществует с другими явлениями. Г. Спенсер использовал функциональные аналоги между процессами организма и общества. Законы организации общества и организма гомологичны. Подобно эволюционному развитию организма, прогрессирующая дифференциация структуры в обществе сопровождается прогрессирующей дифференциацией функций. По мнению Спенсера, можно говорить об органической взаимозависимости частей, об относительной самостоятельности целого (структуры) и частей как в обществе, так и в организме. Процессы социальной эволюции, как и развитие живых организмов, являются естественными и генетическими процессами, которые нельзя ускорить с помощью законодательств. Человек может только исказить или задержать ход этих процессов. Опираясь на свою количественно-механическую схему эволюции (между прочим, независимую от Дарвина), Спенсер отчасти предвосхитил постановку проблем структурной сложности, соотношения процессов социальной дифференциации и интеграции в современном функционалистском неоэволюционализме.Определенным внешним сходством со всеми современными системными течениями в социологии обладала и общая методология биоорганической школы конца XIX в. Ценной была уже сама ее попытка концептуализации структуры и функциональных связей социального целого. Живучей оказалась проблема сочетания временной «организмической» картины социального целого и эволюционно-генетических представлений, в модифицированном виде перешедшая к структурализму, структурному функционализму и другим системно ориентированным направлениям в социологии. Специально социологическая, а не философская разработка (хотя и на узкой биологической основе) старых идей о примате целого, вытекающие из них требования рассматривать социальные явления и процессы между индивидами и группами в их соотнесенности со структурой и процессами целого, своеобразная постановка проблемы функционального единства его частей, а также естественно-научная трактовка развития как постепенного генетического процесса, независимого от человеческого сознания, связывают в некоторой степени биоорганическую школу с тенденциями современного функционализма.Но ближе всего стоят к новому функционализму и сознательно усвоены им метод и теоретические построения Дюркгейма. Вся его социология основана на признании того, что общество обладает собственной, какой-то независимой от людей реальностью и что это не просто идеальное бытие, но система активных сил, «вторая природа». Отсюда Дюркгейм делал вывод, что объяснение социальной жизни надо искать в свойствах самого общества.Близки функционализму и такие особенности его метода, как анализ структурного прошлого социальных институтов и современного состояния среды при определении области возможных структурных вариантов в будущем развитии, относительность оценок функциональной полезности данного социального явления в  зависимости от точки зрения (требований института, группы отдельных участников), уровня анализа и др. Совпадает с общей естественно-научной ориентацией функционализма стремление Дюркгейма поставить социологию в один ряд с физикой или биологией, трактуя идеи как вещи и найдя для нее свою отличительную реальность в виде социальных фактов, которые можно было бы объективно изучать, измерять и сравнивать.Дюркгейм развил функциональную теорию социального изменения, в основе которой лежала идея структурной дифференциации, создав предпосылки дальнейшего продвижения американскому функционалистскому неоэволюционализму 50—60-х годов (Т. Парсонс, Н. Смелсер и др.). В частности, Т. Парсонс признал зависимость своего подхода к структурной дифференциации социальных систем от эволюционализма Дюркгейма, отметив чрезвычайную ценность его концепции [30, р, 318]. Для современных попыток синтеза структурных и процессуальных описаний социальных явлений важно, что большинство исследований Дюркгейма — будь то его социология семьи, религии, анализ развития общественного разделения труда, форм собственности и договорного права — построено на историческом основании .Отправляясь от идей Дюркгейма, разработкой функционального метода и основных понятий функционализма, «структуры» и «функции» занялись ведущие английские социальные антропологи — Б. Малиновский и А. Р. Редклифф-Браун.Редклифф-Браун был одним из инициаторов применения системного подхода к так называемым примитивным обществам. Его теоретические принципы продолжали традиции английского эмпиризма: социальные явления должны рассматриваться как естественные факты и при их объяснении надо следовать методологии естественных наук: в теории допустимы лишь такие обобщения, которые могут быть проверены.Рассматривая общество как живой организм в действии, Редклифф-Браун считал, что исследование его структуры неотделимо от исследования его функций, т. е. от показа того, как работают составные части системы в отношении друг к другу и к целому. Он отверг попытки (характерные для его современника, другого знаменитого английского антрополога — Б. Малиновского) связать социальные явления с индивидуальными потребностями, будь то биологические или психологические.Исходными для Редклифф-Брауна были следующие основные структурные представления об обществе.Если общество способно выжить, должна существовать некая минимальная солидарность между его членами: функция социальных явлений — или создавать, или поддерживать эту солидарность социальных групп, или же поддерживать институты, которые этому служат.Следовательно, должна также существовать минимальнаясогласованность отношений между частями социальной системы.Каждый тип общества проявляет основные структурныечерты, и различные виды человеческой деятельности связаны с ними так, чтобы вносить вклад в их сохранение [35].Определяя влияние Редклифф-Брауна на становление функционализма в западной социологии, можно отметить немалый вкладего в разработку и уточнение понятий социальной структуры. Его концепции можно рассматривать как необходимый этап развития понятия «структуры» вообще, в результате чего оно достигло достаточного уровня общности и получило возможность применения к любой организационной упорядоченности социальных явлений.Другой английский антрополог, Бронислав Малиновский, много сделал для формирования понятия функции. В его концепции это понятие является центральным. По Малиновскому, социальные явления объясняются их функциями, т. е. по той роли, какую они играют в целостной системе культуры, и по тем способам, какими они соотносятся друг с другом [24, с. 116—117].Наибольшие возражения всегда вызывала предпосылка раннего функционализма, что всякое событие внутри системы в каком-то отношении функционально для системы. Позднее ее называли «постулатом универсальной функциональности» [8]. Для раннего функционализма окончательно нерешенной оставалась проблема: допустимо ли считать культуру в целом функциональной, поскольку она предписывает адаптивные нормативные образцы человеческого поведения. Школа Малиновского склонялась к признанию ее функциональности: «Все элементы культуры, если эта концепция (функционалистская антропология) справедлива, должны быть работающими, функционирующими, активными, действенными» [8, с. 115].1 Универсальному функционализму присущи внутренние трудности, которые отчетливо видны в схеме Малиновского. Один из его руководящих принципов, что конкретные явления культуры создаются для удовлетворения определенных потребностей, почти тавтология, так как для любого явления, в сущности, легко установить, что оно удовлетворяет какую-то потребность. Утверждение Малиновского, будто каждое культурное явление должно иметьфункцию, т. е. что оно существует, потому что удовлетворяет некую современную потребность, а иначе его бы не было, чрезмерносильно. Только специальным исследованием можно установить,полезно ли для чего-нибудь и кому-нибудь данное явление.

6. Социальная статика О.Конта.

6. Социальная статика О.Конта.Любой объект, по Конту, может изучаться с двух точек зрения: стати¬ческой и динамической. Это относится и к изучению социальной систе¬мы. Поэтому социология делится в его доктрине на две части: соци¬альную статику и социальную динамику. Эти две дисциплины соответствуют двум частям главного лозунга контовского учения «Поря¬док и прогресс». Для социальной статики высшая цель — обнаружение законов социального порядка, для социальной динамики — законов прогресса. Социальная статика — это социальная анатомия, изучающая строение социального организма, социальная динамика — социальная физиология, изучающая его функционирование. Объект первой из них — общества «в состоянии покоя», объект второй — общества «в состоянии движения». Сравнительная оценка важности этих двух разделов социо¬логии у Конта менялась: если в «Курсе» он утверждал, что наиболее важная часть социологии — социальная динамика, то в «Системе» — что это социальная статика.Социальная статика выделяет «структуру коллективного существа» и исследует условия существования, присущие всем человеческим об¬ществам, и соответствующие законы гармонии [там же, 537-538]. Эти условия касаются индивида, семьи, общества (человечества).7. Проблема социальной солидарности в социологии Э.Дюркгейма.

Основное направление научных исследований — социальная девиация.

Философские и социологические взгляды

Дюркгейм разработал четкую концепцию предмета социологии — считается классиком теории социологического метода (подход — «социальный реализм»). Принципы социологии:

Общество — часть объективной реальности, включенной в общий порядок природы и имеющей свои специфические законы.

Общество первично по отношению к составляющим его людям.

Изучаемые социологией социальные факты объективны и не зависимы от человеческого произвола.

По его мнению, социология должна изучать социальную действительность, которая обладает специфическими качествами, и т.о. должна иметь свои специфические методы.

Общество

Архаическое (простое) общество или группа характеризуется механической солидарностью людей — индивидуальные сознания полностью растворены в коллективном сознании.

Индустриальное (сложное) общество характеризуется органической солидарностью людей — предполагается наличие разделения труда и специализации видов деятельности, порождающие функциональную зависимость индивидов, а также потребность и необходимость в совместном труде.

Чем примитивнее общество, чем больше люди похожи друг на друга, тем выше уровень принуждения и насилия, ниже ступень разделения труда и разнообразия индивидов. Чем больше в обществе разнообразия, тем выше терпимость людей друг к другу, шире базис демократии.

Человек — это двойственная реальность, homo duplex, в которой сосуществуют, взаимодействуют и борются две сущности: социальная и индивидуальная.

Общество — это реальность особого рода, элементарными «кирпичиками» которой выступают социальные факты — образцы поведения, оказывающие на индивида внешнее, принудительное воздействие и имеющие объективное существование.

От механической к органической солидарности

Проблема социальной солидарности — одна из центральных проблем в творчестве Дюркгейма.

Социальная солидарность — главная сила, цементирующая и сплачивающая общество, создающая общественное целое. Она возникает как логическое следствие общественного разделения труда, то есть социализации и распределения людей по профессиям.

Разделение труда вносит разнообразия, и чем больше оно, тем сильнее у людей стремление к единству и обмену. Договор — есть символ обмена, его юридической формой. Обмен предполагает, что 2 человека берут на себя взаимные обязательства. Из этого проистекают сотрудничество и кооперация, а договор является формой социального взаимодействия; отношения людей на основе договора регламентируются правилами и законами, на которых покоятся социальные институты общества.

Теория строения и эволюции общества:

Механическая солидарность (доиндустриальное общество), или солидарность по сходным признакам, когда все индивиды выполняют одинаковые функции и не имеют индивидуальных черт.

Органическая солидарность (часть доиндустриального и всё индустриальное общество), когда люди все больше отличаются друг от друга и начинают взаимодополнять друг друга, по аналогии со взаимозависимостью и взаимодополняемостью частей тела в организме.

Чем органичнее общество, тем выше его склонность к демократии, потому что последняя основана на свободе выбора, уважении к личности, защите прав человека. И, напротив, чем более механичным является общество, тем более оно склоняется к тоталитаризму.

Демократия — вершина общественного развития и самая сложная форма социальной организации общества. Сложность происходит от того, что индивиду предоставлен гораздо более широкий выбор моделей поведения, чем в авторитарном обществе; его поведение становится многовариантным. Набор санкций при этом чрезвычайно широк, а подавляющая их часть склоняется к мягким и косвенным санкциям.

Тоталитарное общество — не является многовариантным, так как не только сужает диапазон свободы действий, но применяет к нарушителям чрезмерно узкий набор санкций, многие из них смещаются в сторону репрессивных мер. Такое общество держится только на том, что все люди, не зависимо от их желаний, жёстко выполняют одни и те же нормы. Человек должен знать нормы и автоматически им следовать.

Коллективное сознание

Коллективное сознание — совокупность общих у членов одного и того же общества интересов, верований, убеждений, чувств, ценностей и стремлений. К.с. — «психический тип общества, тип, имеющий свой собственный способ развития, свои свойства, свои условия существования». Оно имеет особую, «отдельную реальность» — существует объективно, независимо от нашей воли и сознания, но осуществляется только в индивидах.

Индивиды притягиваются друг к другу благодаря общим верованиям и сходным чувствам. Последние и составляют условия существования коллектива, важнейшую предпосылку их духовного бытия. Чем больше коллективное сознание как «голос общественной совести» регламентирует социальную жизнь общества, тем сильнее и крепче связь индивида с группой.

Малые части общества, организованные внутри себя также стремятся к целостности и солидарности, как и общество в целом; в них развивается групповое сознание.

От степени солидарности зависит состояние общества — нормальное или патологичное. Дюркгейм ввёл новое понятие для социологии — аномия (патология общества) — ощущение отсутствия норм, возникающее в переходные и кризисные периоды, когда старые нормы и ценности перестают действовать, а новые ещё не установились.

Патологичные формы состояния общества: аномия, социальное неравенство, рутинизация труда, деградация рабочей силы, классовые конфликты. Основной путь решения проблемы — реформы.

Проблема самоубийства

С целью опровержения теорий, согласно которым самоубийство объяснялось климатическими, географическими, биологическими, сезонными, психологическими или психопатологическими факторами, Дюркгейм проводит сбор и анализ статистических данных, характеризующих динамику самоубийств в различных европейских странах. Он считал, что только социология способна объяснить различия в количестве самоубийств, наблюдаемые в разных странах в разные периоды. В качестве альтернативного объяснения Дюркгейм выдвинул предположение, что самоубийство — социальный факт — продукт тех значений, ожиданий и соглашений, которые возникают в результате общения людей друг с другом.

Дюркгейм выделил следующие типы самоубийств, обусловленных различной силой влияния социальных норм на индивида:

Эгоистическое самоубийство — намеренный разрыв человеком своих социальных связей.

Альтруистическое самоубийство — возникает вследствие абсолютной интеграции индивида в социальную среду. Например, капитан, который согласно кодексу чести, в случае кораблекрушения должен утонуть вместе с кораблем.

Аномическое самоубийство — самоубийство, связанное с потерей ценностной системы в обществе; когда в обществе старые социальные нормы уже не работают, а новые — ещё не сформировались. Это состояние Дюркгейм назвал социальной аномией, которая, с его точки зрения, характерна для трансформирующихся обществ (например, переживающих быструю урбанизацию).

Фаталистическое самоубийство — возникает вследствие чрезмерного контроля общества над индивидом, «чрезмерной общественной регламентации», незначительно распространён.

8. Концепция Т. Парсонса как синтез теории действия и теории систем. Общая теория действия должна служить основой кодификации социально-научных знаний, руководством для исследования и базой для социализации

социальных наук.

Общая теория действия представляет собой понятийные рамки, связанную

схему понятий, исходным пунктом которых являются действия людей. Рассмотрим

основополагающие понятия теории Парсонса.

Действие – целенаправленное, нормативно регулируемое и мотивированное

поведение в ситуациях, которое состоит из окружающего мира (объекты) и

ситуации (деятели и объекты).

Организм – биофизические основы поведения как деятельности, которые

связаны с предметами вне организма = поведенческий организм.

Деятель – как Ego – Alter, как эмпирическая система действий = система

личности, часть социальной системы.

Ситуация – часть внешнего мира, значимая для анализируемого в этот

момент деятеля; часть мира из перспективы Ego.

Ориентация на ситуацию – значение ситуации для деятеля для его планов

и стандартов.

Мотивационная ориентация – те аспекты ориентации деятеля на ситуацию,

которые связаны с ожиданием вознаграждения и депривации в зависимости от

потребности деятеля: когнитивный, катектический, эвалюативный способ

мотивационной ориентации.

Ценностная ориентация – аспекты ориентации деятеля в ситуации, которые

характеризуются соблюдением норм и стандартов; три способа ориентации:

когнитивная, эстетическая, морально-ценностная ориентация.

Социальная система – система действий с одним или большим числом

деятелей (индивидами или коллективами), причем для каждого деятеля ситуация

определяется существованием других деятелей и происходят взаимозависимые

действия, которые «концентрируются» в зависимости от того, насколько велико

согласие относительно общих целей, ценностей, нормативных и когнитивных

ожиданий.

Система личности – система, состоящая из совокупности действий

индивидуального деятеля, причем действия индивида определяются структурой

его потребностей и организацией целей и ценностей.

Система культуры – организация ценностей, норм и символов, которые

определяют действия деятелей; это не эмпирическая система, как личность или

социальная система, а некая абстракция их элементов; образцы культуры

состоят из взаимосвязанных элементов, которые образуют системы ценностей,

системы верований и системы символов. Они институционализированы в

социальных системах и интернализированы в системах личности.

Личность, социальная система и система культуры представляет собой

перспективу и объект социологического анализа.

В центре этого находится ориентация деятелей = эмпирических систем

действия, это могут быть индивиды и группы, в ситуации, которая охватывает

большое количество участников.

Понятийная схема занимается связями между «составными частями»

действия в интерактивной ситуации, возникающими структурами и процессами.

Для деятелей ситуация состоит из «объектов ориентации», которые можно

разделить на:

1. Социальные объекты.

2. Физические объекты. Представляют собой средства и условия для

действия, социальными объектами могут быть индивиды и коллективы.

3. Культурные объекты. Являются символическими элементами культурной

традиции: идеи и системы верований, символы, ценностные

представления, которые обладают регулярностью и постоянством.

Действия включает мотивационный компонент, т.е. деятель всегда относит

ситуацию со своими собственными потребностями и целями. Деятель хочет в

ситуации получить «награду».

Мотив для теории действия не имеет первостепенного значения. Гораздо

существеннее опыт деятеля по определению ситуаций, по организации своих

действий. Этот опыт обуславливает то, что деятель не просто реагирует, а

вырабатывает систему ожиданий относительно элементов ситуации.

Однако в социальных ситуациях должны быть приняты во внимание

возможные реакции других участников ситуации – групп и индивидов, и они

должны быть учтены при выборе собственных альтернатив действия.

В социальной интеракции большую роль играют знаки и символы, несущие

определённый смысл; они становятся средствами коммуникации между деятелями

в определённой ситуации. Опыт социального действия включает, таким образом,

и культурный символизм.

Конкретная система социального действия – это интегрированная система

элементов действий относительно ситуации, т.е. мотивационные и культурные

элементы приводятся в порядок, структура которого образуется системами

личности участвующих индивидов, системой культуры, которая пронизывает их

действия, и социальной системой интерактивных процессов между деятелями.

В терминологии теории действия личность определяется как

организованная система ориентации индивида в своих действиях. Наряду с

«мотивированной ориентацией» это «ценностная ориентация» которая возникает

посредством интернализации «моделей культуры», и которая имеет прямое

отношение к элементам системы культуры.

9. Р.Мертон: явные и латентные функции, дисфункции.

Роберт Мертон (1910- 1992) крупнейший представитель школы структурно- функционального анализа в США. С 1942 по 1970 гг. работал зам. директора Бюро прикладных социальных исследований, с 1976 г. возглавлял Центр социальных наук. Работая в Гарварде он разработал знаменитую теорию отклоняющегося поведения, основанную на выделении различных типов социальной адаптации. Им написаны такие работы как «Социальная теория и социальная структура», «Социальная структура и аномия». Он сформулировал понимание теории среднего уровня в системе социологического знания, которая выступает связующим звеном между общей социологической теорией и эмпирическими исследованиями.Развивая метод структурно- функционального анализа, Мертон изменил иерархию его понятий. На место социального действия он поставил понятие функции. Его целью стало объяснение механизма функционирования и развития социальной системы. Мертон дает несколько интерпретаций понятия «функция»: как обязанности конкретного исполнителя; род занятий, статус; активность, соответствующая статусу; отношение переменной к другой переменной; витальные и органические процессы, рассматриваемые со стороны их роли в поддержании организма.Понятие «функция» рассматривается Мертоном в паре с категорией «дисфункция». «Дисфункция» — это те наблюдаемые следствия, которые уменьшают адаптацию и регулирование в системе. Особое внимание в рамках функционального анализа Р. Мертон обращает на разделение функций на явные и латентные. Явные – это те, которые известны и подразумеваются определенными видами деятельности. Латентные – те последствия деятельности, которые заранее не известны. Например, к явным функциям института образования относится приобретение грамотности, обучение профессиональным ролям, подготовка к дальнейшему обучению, усвоение базисных ценностей общества. К его латентным функциям можно отнести приобретение определенного статуса в обществе, завязывание дружеских связей, поддержка выпускников при вступлении на рынок труда. Разграничение между явными и латентными функциями, функциями и дисфункциями позволяет понять стандарты социального поведения, которые на первый взгляд кажутся иррациональными. Даже если они не достигли поставленной цели и не объяснили социального поведения в целом, то понятие скрытой функции позволяет понять то, что это поведение может выполнять функцию для группы, отдельной общности, совершенно отличную от явной социальной цели.

Явные функции социальных институтов

Явные функции социальных институтов носят преднамеренный характер и осознаются людьми. Обычно они формально заявлены, записаны в уставах или декларированы, закреплены в системе статусов и ролей (например, принятие специальных законов или сводов правил: об образовании, здравоохранении, социальном обеспечении и т.д.), поэтому более подконтрольны обществу. Основной, общей функцией любого социального института является удовлетворение социальных потребностей, ради которых он был создан и существует. Для осуществления этой функции каждому институту приходится выполнять ряд функций, обеспечивающих совместную деятельность людей, стремящихся к удовлетворению потребностей. Это следующие функции; функция закрепления и воспроизводства общественных отношений; регулятивная функция; интегративная функция; транслирующая функция; коммуникативная функция. Рассмотрим более подробно, что означают эти функции.

1. Функция закрепления и воспроизводства общественных отношений — это система правил и норм поведения, закрепляющих, стандартизирующих поведение каждого члена института и делающих это поведение предсказуемым.

2. Регулятивная функция — это выработанный социальным институтом шаблон поведения, норм и контроля, регулирующий взаимоотношения между членами общества (т.е. социальный институт как элемент социального контроля).

3. Интегративная функция — это процессы сплочения, взаимозависимости и взаимоответственности членов социальных групп, происходящие под воздействием институционализированных норм, правил, санкций и систем ролей.

4. Транслирующая функция — это передача социального опыта приходящим в социальный институт новым людям как за счет расширения социальных границ института, так и смены поколений, для этого в каждом институте предусмотрен механизм, позволяющий индивидам социализироваться к его ценностям, нормам и ролям.

5. Коммуникативная функция — это распространение произведенной в институте информации как внутри института с целью управления и контроля за соблюдением норм, так и передача ее при взаимодействии с другими институтами. Если институт не может справиться с выполнением своих явных функций, то его непременно ждут дезорганизация и изменения.

Латентные функции социальных институтов

Латентные (скрытые) функции, в отличие от явных, не запланированы заранее, носят непреднамеренный характер и их последствия осознаются не сразу и не всегда (если даже осознаются и признаются, то считаются побочным продуктом), а порой и вовсе остаются неосознанными до конца. Очень часто на практике некоторые институты продолжают существовать, хотя они не только не выполняют своих функций, но и порой даже препятствуют им. Это является доказательством того, что у данного института существуют скрытые функции, которые удовлетворяют потребности определенных социальных групп. Чаще всего подобное явление можно наблюдать среди политических институтов, у которых латентные функции развиты в очень большой степени. Хотя латентные функции очень трудно распознать, именно они представляют особый интерес для социолога. Р.Мертон подчеркивал, что, если социолог ограничивает себя изучением только явных функций, изучая проблему, достигнет та или иная организация или учреждение, созданные для определенных целей, свои цели, то он «превращается в искусного регистратора уже известных систем поведения. Его оценки и анализ ограничены вопросом, поставленным перед ним нетеоретиком, человеком дела, например, получим ли мы такие-то и такие-то результаты от введения новой системы оплаты. Но вооруженный понятием скрытой функции социолог направляет свое исследование именно в ту область, которая является наиболее обещающей для теоретического развития социологии. Он рассматривает известный (или планируемый) вид социальной практики, чтобы установить его скрытые, неосознаваемые функции (конечно, так же, как и явные функции). Он рассматривает, скажем, отдаленные последствия новой зарплаты для профсоюза, в котором состоят рабочие, или же последствия некоторой пропагандистской кампании не только для реализации поставленной перед ней цели увеличения патриотического пыла, но и для ее влияния на свободу выражения мнений людьми в том случае, когда они расходятся с официальной политикой, и т.д. Короче, мы полагаем, что специфический интеллектуальный вклад социолога состоит прежде всего в изучении непреднамеренных последствий (к которым относятся скрытые функции) социальной практики, так же как и в изучении ожидаемых последствий (среди которых находятся явные функции). Есть основание полагать, что именно в том пункте, где исследовательское внимание социологов смещается с плоскости явных в плоскость скрытых функций, социологи вносят свой специфический и главный вклад в исследование общества».



Р.Мертон считает, что «открытия в области скрытых функций представляют собой больший прирост социологического знания, чем открытия в области явных функций». Очень часто изучение латентных функций приводит к парадоксальным выводам. Например, Т.Веблен, изучая латентные функции приобретения, накопления и потребления, в своей книге «Теория праздного класса» (М., 1984) приходит к следующему парадоксу, люди покупают дорогие товары не потому, что дорогие товары превосходят по качеству другие, более дешевые товары, а именно потому, что они дороги и символизируют «финансовую силу», «высокий социальный статус», т.е. производство предметов потребления выполняет и латентную, скрытую функцию — удовлетворяет потребность людей в повышении собственного престижа.

10. Функционализм Н.Лумана.

0.функционализм Лумана.В первую очередь Н. Луман дает отпор неоэмпирической критике функционализма и подвергает сомнению “методологические стандарты”, которые были распространены на все социальные науки. При этом, свидетельствует Золо, Луман, не обращается к традиции исторической школы или к идеализму и не использует подход герменевтики, дабы обличить аргументацию эмпириков. «Луман начинает с отрицания самой идеи металингвистического базиса применительно к социологическому знанию и стремится на практике представить последнее в качестве “рефлексивного” по своей форме. В итоге, социология определяется как системный анализ социальных образований, причем в типично прагматичной “короткой связи” между теоретическими категориями социологического анализа и практически-оперативными категориями исследуемой социальной системы» Отправная точка в лумановских построениях — это стремление разрешить кризис классического функционализма второй половины пятидесятых годов, представители которого, по его мнению, еще не освободились окончательно от “онтологического детерминизма” и, соответственно, объясняли функцию как “закрепленные отношения между особыми причинами и особыми следствиями”. Согласно позиции самого Лумана, любое требование истолковать социологический феномен каузально предполагает “детерминистскую онтологическо-метафизическую концепцию социального порядка”. Следовательно, социология должна избавиться от “методов каузальной науки”, поскольку каждому следствию, считает немецкий ученый, предшествует неограниченное количество причин, так же как и за каждой причиной возникает “огромное количество следствий”. “Получается, — констатирует Д. Золо, — что каждая причина может быть связана с бесконечными иными причинами и ими же заменена, и поэтому становится возможным ввести столько переменных, сколько имеется следствий” Таким образом, перед нами особая разновидность функционализма, которая не указывает на нечто четко определенное, т. е. на “некий набор понятий, метод, модель или какую-нибудь идеологию” И тем не менее неофункционализм, по замечанию Дж. Александера и П. Коломи, — единственное новое теоретическое направление, возникшее в западной социологии в 80-е годы XX века, “способное к прогрессу” Впрочем, существует и иное мнение, высказанное болгарским исследователем Д. Цацовым: “…Системная концепция западно-германского социолога не может выступать в качестве действительно научного основания социологического познания. Она страдает существенными философскими, методологическими и конкретными теоретическими недостатками. С учетом авторского антигуманного сциентизма, антиисторизма, схоластичности и формализма радикальный функционализм Лумана не выводит из кризиса, а, наоборот, способствует его углублению”11. Синергетика. Понятие порядка, хаоса, организации.



1. Синергетика. Понятие порядка, хаоса, организации.От порядка к хаосуВ физической картине мира до 70-х годов XX века царствовали два закона классической термодинамики. Первый закон термодинамики (закон сохранения и превращения энергии) фиксировал всеобщее постоянство и превращаемость энергии. Закон констатировал, что в замкнутой системе тел нельзя ни увеличить, ни уменьшить общее количество энергии. Этот закон утверждал независимость такого изменения энергии от уровня организации животного, человека, общества и техники. Второй закон термодинамики выражает направленность перехода энергии, именно переход теплоты от более нагретых тел к менее нагретым. Иногда этот закон формулируют так: тепло не может перетечь самопроизвольно от холодного тела к горячему. Этому могут способствовать только затраты дополнительной работы.В соответствии с классическими физическими представлениями в замкнутой системе происходит выравнивание температур, система стремится к своему термодинамическому равновесию, порядку, соответствующему максимуму энтропии. В физической картине мира принцип возрастания энтропии соответствует одностороннему течению явлений, т. е. в направлении хаоса, беспорядка и дезорганизации. Один из основателей классической термодинамики Р. Клаузис в своей попытке распространить законы термодинамики на Вселенную пришел к выводу: энтропия Вселенной всегда возрастает. Если принять этот постулат как реальный факт, то во Вселенной неизбежно наступит тепловая смерть. С тех пор, как физика открыла этот процесс рассеивания, деградации энергии, люди чувствовали «понижение теплоты вокруг себя». Многие ученые не соглашались с выводами Клаузиса. В. И. Вернадский утверждал, что «жизнь не укладывается в рамки энтропии». В природе наряду с энтропийными процессами происходят и антиэнтропийные процессы. Многие учение высказывали сомнение по поводу распространения второго закона термодинамики на всю Вселенную. Но в мире, как мы знаем, не только господствует тяга к тепловой или другой смерти. В мире постоянно идет процесс возникновения нового, эволюции и развития разного рода систем. Согласно эволюционной теории Дарвина, живая природа развивается в направлении усовершенствования и усложнения всё новых видов растений и животных. В обществе наблюдается процесс социального творчества, т. е. созидания нового. Спрашивается, как из всеобщей тенденции к энтропии, дезорганизации может появиться « порядок» в живой природе и социуме. Возникновение нового казалось невероятным чудом.Ответить на вопрос, как происходит эволюция и возникновение в природе, как происходит организация порядка из хаоса, «решила» новая наука синергетика (совместно с новой неравновесной термодинамикой, теорией открытых систем).Синергетика (греч. «синергетикос» — совместный, согласованно действующий) — наука, целью которой является выявление, исследование общих закономерностей в процессах образования, устойчивости и разрушения упорядоченных временных и пространственных структур в сложных неравноценных системах различной природы (физических, химических, биологических, экологических и др.).Классическая термодинамика в своем анализе систем отвлекалась от их сложности и проблем взаимосвязи с внешней средой. По существу, она рассматривала изолированные, закрытые системы. Но в мире есть и открытые системы, которые обмениваются веществом, энергией информацией со средой. В открытых системах тоже возникает энтропия, происходят необратимые процессы, но за счет получения материальных ресурсов, энергии и информации система сохраняется, а энтропию выводит в окружающую среду. Открытые системы характеризуются неравновесной структурой. Неравновесность связана с адаптацией к внешней среде (система вынуждена изменять свою структуру), система может претерпевать много различных состояний неопределенность и т. д. Переход от термодинамики равновесных процессов, к анализу открытых систем ознаменовал крупный поворот в науке, многих отраслях научных знаний. В открытых системах обнаружен эффект самоорганизации, эффект движения от хаоса к порядку.Немецкий физик Герман Хакен термином «синергетика» предложил обозначить совокупный, коллективный эффект взаимодействия большого числа подсистем, приводящих к образованию устойчивых структур и самоорганизации в сложных системах.Конечно, феномен перехода от хаоса к порядку, упорядочения ученые знали и до этого. В качестве примеров организации порядка из хаоса в неживой природе можно привести авторегуляцию, принцип наименьшего действия и принцип Ле-Шателье. Было открыто самопроизвольное образование на Земле минералов с более сложной кристаллической решеткой. В химии известны процессы, приводящие к образованию устойчивых структур во времени. Примером является реакция Белоусова-Жаботинского, где раствор периодически меняет свой цвет от красного к синему в зависимости от концентрации соответствующих ионов.В физике явления самоорганизации встречаются от атомных объектов и кончая галактическими системами. Появление лазера – организация порядка из хаоса. Атомы, внедренные в лазер, могут возбуждаться действием энергии извне, например, путем освещения. Если внешняя энергия недостаточна, лазер работает как радиолампа. Когда же она достигает мощности лазерной генерации, атомы, ранее испускавшие волны хаотично и независимо, начинает излучать один громадный цуг волн длиной около 300 000 км. Выделяя при этом очень большую энергию, передаваемую на большие расстояния. Атомная антенна начинает резонировать, все атомы начинают излучать согласованно, и волны совершают как бы одно коллективное движение.Биологические и социальные системы поддерживают упорядоченные состояния, несмотря на возмущающие влияния окружающей среды.Синергетика исследует особые состояния систем в области их неустойчивого состояния, способность к самоорганизации, точки бифуркации (переходные моменты, переломные точки).12. Перспективы синергетического видения социальных процессов.

Что касается применения положений синергетического подхода непосредственно к социальным процессам, то в изложении В. Васильковой, которая изучила подходы многих исследователей этот подход выглядит следующим образом. Синергетика исходит из положения, что динамическая устойчивость сложных процессов самоорганизации и саморазвития поддерживается благодаря следованию законам ритма, циклической смены состояний (по схеме «подъем-спад-застой-подъем»). С точки зрения этого подхода, и живое, и неживое, и человек, и мир — все подчиняется определенным «ритмам жизни». Этим же колебаниям подчиняются все общественные процессы (непрерывная смена, чередование политических экономических подъемов и спадов). Ключевые понятия теории синергетики — нелинейность, бифуркация, аттрактор, диссипативные процессы и фрактали. Нелинейность в данном случае означает, что развитие и возможная будущая модель самоорганизации (структура) любых, в том числе социальных систем односторонне не предопределены, и из состояния неустойчивости и хаоса они могут перейти сразу в несколько состояний (выбрав оптимальную форму самоорганизации и порядок элементов). Само же состояние неустойчивости, из которого возможен такой переход (точнее, возможные варианты перехода), называется «точкой бифуркации». Понятие «аттрактор» означает как целеподобность, направленность поведения нелинейной системы, ее «конечное состояние» (завершающее некоторый этап ее эволюции). То есть это весь возможный набор относительно устойчивых состояний системы, которые могут реализоваться в зависимости от тех или иных начальных условий. Синергетика принципиально исходит из того, что состояние хаоса не является чем-то изначально вредным и разрушительным, так как в это время система выбирает различные варианты самоорганизации и останавливается на оптимальном. В качестве примера для России обычно приводят «Смутное время» 1604-1613 гг. когда страна, испытывала различные типы политического порядка — и в конце концов выбрала определенную форму порядка. Выбрав, оптимальную в конкретных условиях форму самоорганизации, система «сбрасывает» в окружающее пространство лишнюю, не нужную для образования и функционирования новой структуры энергию — в социальных процессах — она зачастую принимает форму постреволюционного террора, уничтожающего все отказавшиеся принять складывающийся по итогам революции порядок элементы Такие процессы сброса лишней энергии называются диссипативными. Обобщая же, можно утверждать, что все подобные хаотические состояния системы в конечном итоге играют творческую, конструктивную роль, открывая дорогу процессам самоорганизации. Фракталиями называются такие объекты, которые обладают свойством самоподобия, или, как еще говорят, масштабной инвариантности. Это означает, что малый фрагмент структуры такого объекта подобен другому, более крупному фрагменту или даже структуре в целом (подобно тому, как каждая монада у Лейбница отражает как в зеркале свойства мира в целом). Это позволяет синергетике раскрыть общие, универсальные механизмы самоорганизации объектов и систем, моделировать возможные самоорганизующиеся структуры. Синергетика объясняет, почему образуются структуры (и именно такие) в процессах самоорганизации. Кроме того, она раскрывает то факт, что все структуры имеют эволюционный характер, т.е. представляют собой определенные стадии развертывания процессов. Синергетика исходит из того, что при определенных условиях случайность может определить общее направление дальнейшего развития социальной системы. Иначе говоря, когда система находится в состоянии неустойчивости (в точке бифуркации), какое-либо необязательное (однозначно непредопределенное) внешнее событие (воздействие) может столкнуть систему в состояние «творческого хаоса» и определить ту структурно-организационную форму, которую она далее примет. Малая флуктуация, таким образом, может разрастись в макроструктуру. Синергетика пересматривает взгляды на характер отношений человека с природой и обществом: человек должен не командовать и диктовать, реализуя умозрительные преобразовательные проекты, но прислушиваться к природе, чтобы лучше понять законы развития мира и не нарушать природный либо социальный баланс, чрезмерно ускоряя естественный ход развития событий. Одновременно теория синергетики пересматривает общетеоретические подходы к осуществлению управления и поддержанию стабильности в обществе. Исходя из того, что общество на всех уровнях своего существования способно к самоорганизации, государству и его учреждениям не следует стремиться управлять всем и вся, вмешиваться во все процессы на макро- и микроуровне. Поэтому для того, чтобы контролировать общую ситуацию в различных сферах жизни общества (в экономике, в политике, в культуре и др.), достаточно оказывать точечные воздействия, определяющие нужное направление развития событий. Например, в экономике — регулировать некоторые макроэкономические показатели и создавать благоприятные условия для хозяйствующих субъектов. В политике — урегулировать конфликты и обеспечивать соблюдение общих правил, и т.п. Именно поэтому ряд авторов явно или неявно уже пытаются применить синергетический подход к описанию политических процессов. Собственно такое длинное вступление нам понадобилось для того, чтобы показать, что именно синергетическая парадигма может дать ключ к выходу из тупика, куда завели нас попытки объяснить развитие цивилизации с помощью геополитических, геоэкономических, геокультурных и религиозных подходов. Одним из самых ярких попыток применить синергетические принципы в неявном виде представляется статья «Мировое общение как проблема «полиглотии» М. В. Ильина. Критикуя концепцию Хантингтона он утверждает, что цивилизации не исчезают. По его мнению, цивилизации как аналитические порождающие модели или идеальные типы не могут исчезнуть. Они становятся фундаментом новых цивилизационных или национальных образований. «Собственно цивилизации как раз и могут сталкиваться или осуществлять контакты в пространстве и времени лишь потому, что они вечны и бессмертны». И выражая синергетический подход, он добавляет, что и сама по себе мировая реальность многомерна, а ее измерения образуют аналитические планы, своего рода проекции этой реальности в ту или иную категориальную плоскость. Далее Ильин вновь вступает на традиционный путь рационального познания и выстраивает сложную конструкцию из геополитического, геокультурного и георелигиозного подхода. Он выделяет несколько оснований для цивилизаций. «Нижний ее слой, или пласт, своего рода основу, образует геополитическая подстилка… Ее основными единицами являются геополитические ниши (геоморфологические, бассейновые, зональные, ландшафтные и т.п.) разных масштабов и уровня сложности». Далее он включает геокультурный подход и указывает, что второй слой цивилизаций «составляют культуры. В данном случае это понятие предполагает особый тип общения-общности людей, для которого достаточно прямой устной коммуникации. Здесь действует по природе своей дописьменная, а потому доисторическая организация, даже если эта организация осуществляется сейчас, и притом нами, вполне овладевшими письменностью людьми». Потом вновь делается возврат к геополитическому подходу и указывается, что «под культурами понимается этно-лингвистический состав, распределенная по геополитической подстилке субстанция, «человеческий материал». Затем автор переходит к третьему слою, где он уже оперирует георелигиозными категориями. По его словам, «третий слой как раз является собственно цивилизационным. Он связан с устойчивыми структурами вписывания культур, с одной стороны, в геополитическое пространство, а с другой — в пространственные конфигурации, образованные коммуникативными инфраструктурами исторических империй (по выражению Т. Парсонса), или (в терминах А. Тойнби) вселенских государств. Подобные политические образования нередко являются теократиями или идеократиями (вселенскими церквами), а потому связаны с мировыми религиями или с претендовавшими на этот статус религиозными системами». Мы минуем несущественный для наших целей ход дальнейших рассуждений и перейдем к вновь к интересующему нас применению синергетического подхода. Ильин указывает, что «и цивилизация, и империя — как ее скелет — переживают историю страдательно. … История как рок как раз и составляет смысл существования империй и цивилизаций. На месте разрушившихся империй и цивилизаций в той же или более широкой геополитической нише возникают новые империи и цивилизации второго и третьего порядка (что отмечал еще А. Тойнби), снова разыгрывающие все ту же роковую драму истории. То есть мы видим здесь неумолимое применение закона самоорганизации, на месте хаоса вновь неизбежно возникает порядок в виде новых империй и цивилизаций. Но процесс самоорганизации продолжается и «благодаря тому, что разрушившиеся цивилизации не исчезли, а отложились в виде фундамента, новые, геополитически более широкие цивилизации включают своего рода субцивилизационные ядра». Но в коллективном бессознательном этих империй (вспомним Грофа) «Египет, Месопотамия и Анатолия (Малая Азия) оказывались включенными в различные великие империи от ахеменидской до османской, но сохраняли память о прошлых роковых историях». Затем Ильин вновь переходит к рациональности. По его теории, «четвертый слой образуют нации — квазизакрытые территориальные системы, обеспечивающие интеграцию культурной субстанции и цивилизационной структуры в устойчивые целостностные образования, двуединства наций-государств и гражданских обществ». И вот нации якобы преодолевают историю путем избавления от кошмара страдательного переживания судьбы-рока. По теории Ильина, нации обретают хронополитическую способность критически осмысливать свое доисторическое (культурное) и историческое (цивилизационное) наследие и творчески с ним работать. «В политическом отношении это позволяет нациям-государствам сознательно и рационально конструировать и перестраивать имперские структуры». В качестве примера он приводит Британию, которая создала несколько взаимодействующих во времени и пространстве империй — североамериканскую, вест-индскую, ост-индскую, Британский радж, южноафриканскую, австралийскую и, наконец, Британское содружество, руководствуясь вполне рациональным государственным расчетом, а, отнюдь не повинуясь слепому року. Отметим лишь, что такая предельная рациональность не помешала всего в течение столетия рухнуть всем этим империям, а самой Британии ныне превратится в рядовое государство, которому Бжезинский не отвел ни роль активного геополитического игрока, ни даже геостратегического центра. Чтобы все же завершить изложение довольно стройной теории Ильина, добавим, что он указывает, что последний, верхний слой должна была бы образовать международная система, рационально объединяющая квазизакрытые системы наций-государств. Но этому вновь мешает закон синергетики, подразумевающий и преобразование порядка в хаос и периодическое проявление иррациональности. Как грустно замечает Ильин, «невольное очарование духом имперства порой непомерно усиливает у некоторых наций имперский синдром, который начинает угнетающе действовать на рациональность нации». В итоге автор все же признается, что в целом хронополитические закономерности развития цивилизаций далеко не ясны. Подобное синергетическое, по сути, видение приводит автора к одному принципиальному выводу, имеющему важнейшее значение в международной политике. И для России и для Израиля оно играет крайне печальную роль. Наличие столь разнородных, но формально равных субъектов международного права приводит к полной бессмыслице в «деятельности ООН, где роль нации, формально обязательную, могут играть либо действительные нации (со всем своим культурным и цивилизационным шлейфом), либо «цивилизация, которая выдает себя за нацию», либо цивилизация в лице своего центра, либо конгломераты культур, либо одна из культур-деспотий, либо симулакры наций или же цивилизаций, либо искусственные территориальные образования, чей характер и хронополитические характеристики остаются неопределенными. (Последнее касается, например, некоторых постсоветских образований.) (И безусловно будет касаться такого эфемерного образования как будущее палестинское государство буде такое возникнет. — прим. авт.) И наконец, внешне убедительный пример того, что новая парадигма начинает уже в явном виде применяться для анализа путей развития мирового сообщества дает статья «Синергетика vs. Монополярность. Автор: Сергей В. Бирюков (Русский журнал. Начало — 30 Апреля 2003. Окончание — 5 мая 2003.) Здесь автор сразу и прямо признает, что существующая ситуация «требует принципиально иной методологии, нежели господствующие сегодня в сознании немалой части политического бомонда России, Европы и США эклектические и механистические подходы». И, по его мнению, «необходимая сегодня методология анализа современных глобальных процессов содержится в теории синергетики — дисциплины, возникшей на основе синтеза достижений естественных и гуманитарных наук (кибернетического и системного подхода) и изучающей порядок самоорганизации и становления устойчивых структур в открытых системах». Далее автор кратко описывает уже приведенные нами законы синергетики и делает одну из первых попыток применить ее к анализу и глобальной и конкретной политической ситуации. В частности к исследованию фактической ситуации однополярного мира и ситуации, сложившейся после акции США и их союзников в Ираке. Автор закономерно приходит к выводу, что не следует ставить вопрос о борьбе с глобализацией. Глобализация в синергетическом видении это — саморегулирующийся процесс, а сопровождающие его кризисы и конфликты могут рассматриваться как диссипативные явления, сбрасывающие излишнюю энергию, как «творческий хаос», из которого неизбежно призвана родиться новая глобальная реальность (структура) или новый мировой порядок. Признаки такого порядка или новой структуры очевидны: в мире объективно формируются единое экономическое, политическое, культурное, информационное и правовое пространство. При этом в этих сферах действуют свои возможные будущие модели, то есть аттракторы. Можно выбрать ряд альтернативных моделей. Ситуация здесь нелинейна и неравновесна. Выбор зависит от субъективного фактора, в качестве которого могут выступать и исторические случайности и воля лидеров или групп людей, и некий набор идей. Здесь Бирюков справедливо делает важное замечание. В синергетическом подходе ситуация выглядит как поле возможностей или проектов. На этом поле конкурируют целый ряд проектов: атлантистский, евразийский, исламский, леволиберальный, антиглобалистский и др.: «Каждый из них с точки зрения синергетики является определенным возможным аттрактором, степень реалистичности которого зависит от многих обстоятельств». Кроме того, как следует из того же синергетического подхода, глобализация — это не процесс унификации, уничтожающий все и всяческие границы. Это следует из духа самой синергетики, которая всегда оставляет возможность для развития альтернативных форм. Это скорее некий фрактал, общий стержень вокруг которого может формироваться целый набор идентичностей со своим социально-культурным ядром. Принцип перехода из порядка в хаос и обратно также означает, что нет смысла «механически противопоставлять друг другу открытое и закрытое общества». Нет в чистом виде ни открытых, ни закрытых обществ и систем с точки зрения синергетического подхода. Без систем первого типа невозможно развитие, а без второго — преодоление неблагоприятных воздействий. «Последнее предполагает наличие во всяком обществе экономических, политических и культурных «фильтров» (политический суверенитет, различные формы экономического протекционизма, культурная цензура и др.)». К сожалению, в дальнейшем Бирюков пользуется синергетическим подходом чисто формально, рассматривая конкуренцию имеющихся на сегодня аттракторов в рамках традиционных геополитических и геоэкономических парадигм. Он указывает, что в современном мире конкурируют между собой несколько основных проектов глобализации: 1. Проект «золотого миллиарда» и ТНК (интернационального финансового капитала). 2. «Антисистемный проект», являющийся следствием односторонних акций и устремлений США и их союзников, предполагающий сползание человечества в глобальный хаос. 3. Проект «конструктивной многополярности», то есть, мира, разделенного на геоэкономические блоки, объединяющие страны со сходной культурно-цивилизационной идентичностью, политическими и экономическими интересами (Атлантический мир, Тихоокеанский мир, Индо-океанскую дугу и Евразию). Однако весь дальнейший анализ ситуации Бирюков проводит, к сожалению, практически в прежних парадигмах, которые он же и раскритиковал в начале статьи. Это и приводит уважаемого автора к конфузу. В окончании своей статьи, датированной 5 мая 2003 года он пишет, что для изменения ситуации необходимо «добровольное и разумное cамоограничение глобальных претензий США, и образование аттрактора, предполагающего наличие нескольких самостоятельных центров силы (акторов) — ибо сложность современных глобальных процессов и отношений не допускает более доминирования одной державы и «глобального управления» из единого центра. «В качестве подобных акторов могли бы выступить равноправные регионы — «полюса», сформированные на основе консолидации цивилизационных общностей. Основой их взаимоотношений будет модель «диалога цивилизаций» (предложенная иранским президентом М.Хатами), позволяющего выработать более справедливые основания для новой системы международных отношений; подобная «многополярная модель», безусловно, не будет статичной — но, скорее, будет находиться в состоянии «динамического равновесия», поддерживаемого усилиями «мировых центров силы». Одной из предпосылок нового миропорядка могло бы стать создание «оси» Западная Европа (с Германией и Францией в качестве ядра) — Россия — «мусульманский мир» (прежде всего умеренные мусульманские режимы) — с возможным присоединением КНР. Именно такая структура, предполагающая «единство в многообразии», могла бы сыграть конструктивную роль в урегулировании развертывающихся сегодня глобальных кризисов». То есть вместо американской гегемонии предлагается многополярность при наличии оси Западная Европа – Россия — мусульманский мир — Китай. Теперь сравним этот вывод, с выводом, сделанным Сергеем Бирюковым всего 21 марта 2003 в статье под названием «Неизбежен ли «Рах американа». «В ситуации, которая складывается в результате американской войны в Ираке, жизненно важную роль могло бы сыграть создание «оси» Западная Европа (прежде всего Германия и Франция) — Россия — «мусульманский мир» (прежде всего умеренные мусульманские режимы) — с возможным присоединением КНР. Подобная «ось» могла бы удержать от полного распада существующую систему международных отношений, сдержать дальнейший экспансионизм англосаксов и уменьшить масштабы порожденных действиями последних кризисных явлений… Этот вывод был сделан автором, исходя из геополитической парадигмы. Комментарии с одной стороны излишни, с другой стороны, не все так просто. Новая парадигма должна стать не просто модной теорией, которой стоит «щегольнуть» в экспертном сообществе. Она должны быть серьезно и тщательно проработана. И кстати в упомянутой уже работе В. Васильковой такие подходы серьезно прописаны. Подводя итоги синергетической интерпретации циклической социальной динамики, она приходит к выводу, что любой социальный цикл показывает проявление «единого общего алгоритма (закона) становления — последовательного чередования процессов зарождения нового социального порядка и процессов сохранения этого порядка. Данное структурно-эволюционное чередование разворачивается в рамках одной саморазвивающейся социальной системы как два способа ее самоорганизации, как две фазы единого процесса ее структурного упорядочивания». (Василькова.С.341.) На материале исследования теорий длинных волн Кондратьева, теорий А. Шлезингера, А. Чижевского она фиксирует факт рассинхронизации процессов по времени и в различных социальных сферах. В целом синергетический подход еще в начале пути и вероятно, он даст гораздо более продуктивные результаты, чем предыдущие рассмотренные нами теории. За кадром нашего рассмотрения остались интереснейшие циклические и волновые теории Р.Эмерсона, Г. Адамса, А. Хиршмана. Ф. Клинберга. Очень интересные прогнозные результаты дает работы российского исследователя В. Пантина, чья работа «Ритмы и циклы истории» заслуживает отдельного рассмотрения. Однако, коренной недостаток этих теорий в том, что, несмотря на декларированные попытки увязать законы развития рационального и иррационального мира, они пока отдают предпочтение законам материального, а не духовного мира. Поэтому попытке построения подхода, названного нами синергософией, где за основу берутся именно законы духа, мышления и сознания мы сделаем в следующей главе. В заключение же данной главы укажем, что пока и синергетический подход, особенно в двух вышеприведенных интерпретациях ничего хорошего не сулит ни для Израиля, ни для России. Для России — поскольку попытка объединения в единое пространство (СНГ) в рамках прежней парадигмы разнородные образования (как вышеприведенном примере с ООН) будет приводить к такому же рассогласованию и невозможности диалога, как и диалог наций и симулакров наций в ООН. Для Израиля — ибо израильский народ в таком понимании тоже пока сложно назвать полноценной нацией, а уже тем более это касается палестинцев, которых Израиль долгое время (и вполне справедливо) отказывался полагать полноценным народом.13. Общество как самоорганизующаяся система. 

3. Общество как самоорганизующаяся система. в процессеСамоорганизация общества и его стабильность основывается на двух факторах. Во-первых, в основе единства общества лежит природное разнообразие людей. Они различаются по способностям,талантам, творчеству. Одни из них ищут правду, справедливость,истину: новые формы бытия, стремятся к творчеству, другие удовлетворяются покоем, семейным благополучием, исполнительской деятельностью и т . д . Когда большинство населения в стране сможет спокойно заниматься своим делом, самоутверждать и самоыражать себя, тогда люди взаимодопслняют друг друга и в обществе возникает естественное единство многообразия. Во-вторых, единство обусловливается системой его организации, которую создают сами люди, и которая позволяет им самоутвердить себя.Развитие обшества, рост образования, культуры, просвещения в нем постепенно приводят к тому, что многие люди начинают ощущать отсутствие у них прав для реализации своих знаний,умений и навыков в существующей системе отношений. Выясняется,что одни слои общества реализуют свои возможности за счет других. Возникает рассогласование в общественной жизни. Перед обществом встает проблема замены старой организации общественных отношений новой, которая бы позволила всем людям реализовывать свои способности и таланты в соответствии с их возможностями. Период стабильности общества сменяется этапом флуктуаций.Идеалы нового общества в начале создаются отдельными людьми, но постепенно они получают все большую поддержку со стороны различных слоев населения. Создаются партии и организации, которые начинают борьбу за переустройство общества.Начинается период открытой борьбы и революционных изменений.Трагизм революционных преобразований заключается в том,что в борьбу вступают с точки зрения морали абсолютно одинаковые люди. Только одни из них придерживаются ценностей старого общества, другие — нового. Во-вторых, в стране идет какое-то время политическая борьба равных сил с перевесом то в одну,то в другую сторону. Вопросы государственног,экономического,культурного переустройства остаются как бы в стороне . В-третьих , прежняя общественная система в этот период уже в значительной степени разрушена, а новая еще не создана . Возникаетспад производства,беззаконие , беспредел, насилие, воровство и т . д . Дело в том, что все революции начинаются с идеалов,которые создаются людьми, а новая устойчивая общественная система, возникающая на основе их, формируется самой жизнью путем проб и ошибок. У общества есть опыт планирования деятельности только в условиях старой системы, а опыт деятельности вновых условиях приходится приобретать в ходе строительства новой системы путем проб и ошибок. В-четвертых, в период революционных преобразований действует исключительно несправедливая тенденция. Готовят процесс преобразований в обществе одни,проводят его вторые, а результатами пользуются третьи , которые в большинстве случаев не имеют никакого отношения к двум первым. Например, декабристы и революционные демократы боролись за отмену крепостного права, Александр II и его администрация проводили реформу, а сиволапые, необразованные, оборотистые мужики типа чеховского Лопахина воспользовались ею и двинули развитие России вперед . В-пятых, если же к власти в результате революции приходят те , кто ее начинал и проводил,тс нередко это приводит не к устойчивости, а к усилению флуктуационных изменений в обществе. Примером мотут служить большевистское правительство в России, Гамсахурдия в Грузии,Дудаев в Чечне и т. д. Конечно Гамсахурдия, Эльчибей, Ландсберг и с имеют больше моральных прав на власть в своих республиках, чем пришедшие им на смену бывшие коммунистические лидеры. Но одно дело бороться против старого режима и его недостатков и совсем другое-создавать новые экономические, политические и нравственные отношение. Представители администрации прошлого общества имеют плохой или хороший опыт управления государством . У вновь же приходящих лидеров его нет .Поэтому в переходные периоды возвращение старых лидеров, признающих необходимость преобразований, неизбежно. Таким образом, в истории общества устойчивые периоды сменяются неустойчивыми переходными этапами. Неустойчивость и длительность переходного периода обусловливаются тем, чтолюди пытаются решать новые проблемы с помощью старого опытаи прежней логики мышления, формирующаяся же новая систематребует нетрадиционного мышления и опыта, которые приобретаются путем проб и ошибок.14. Архетипические образы идеального порядка и социальная реальность.15. Принцип спонтанной причинности



5. Принцип спонтанной причинностиПринцип причинности: всякое изменение состояния системы связано с определенной совокупностью условий (причиной), порождающих это изменение.Это, на первый взгляд, само собой разумеющееся заявление, на самом деле является очень важным принципом для целого ряда наук. Исходя из причинно-следственных связей, мы знаем, что за каждой причиной идет следствие, и следствие не может опережать свои причины. Так, в теории относительности принцип причинности исключает влияние данного события на все прошедшие. В теории познания он показывает, что раскрытие причин явлений делает возможным их предсказание и воспроизведение. На этом основан причинный анализ — совокупность методологических подходов к обусловленности одних социальных явлений другими. С его помощью изучаются процессы социальной мобильности, социального положения, факторы, влияющие на ценностные ориентации и поведение личности. Причинный анализ применяется в теории систем, как для анализа взаимосвязи явлений, событий, состояний системы.18. Социальный и гуманистический психоанализ (З.Фрейд, Э.Фромм).

18. Социальный и гуманистический психоанализ (З.Фрейд, Э.Фромм).ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ – название, предложенное немецко-американским психоаналитиком Эрихом Фроммом (1900–1980) для обозначения учения, в основу которого положены идеи гуманистической этики, рассматривающей человека как деятельное и любящее существо.В работе «Кризис психоанализа» (1970) Э. Фромм высказал мысль, что причина данного кризиса состоит в «превращении психоанализа из радикальной теории в конформистскую» «скатился в конформизм и поиски респектабельности».Истоки кризиса психоанализа лежат в учении З. Фрейда о человеке и культуре. С одной стороны, психоаналитические представления о бессознательном служили основой для критического мышления, разрушившего догматическую веру в сознание как глубинный уровень психики и способствовавшего пониманию «ложного сознания», человеческого самообмана, механизмов подавления естественных желаний человека в обществе. Отталкиваясь от психоаналитических концепций З. Фрейда, Э. Фромм пересмотрел те из них, которые отражали механистический взгляд на природу человека. По его убеждению, классический психоанализ способствовал обогащению знаний о человеке, но он не преумножил знания о том, «как человек должен жить и что он должен делать». Расценивая психологию как естественную науку, З. Фрейд совершил ошибку, отделив психоанализ от философской и этической проблематики. Он не обратил внимание на то, что невозможно понять человека, если не рассматривать его во всей целостности, включая ответ на вопрос о смысле его существования. Поэтому, как считал Э. Фромм, классический психоанализ необходимо реформировать таким образом, чтобы перевести прозрения и идеи З. Фрейда в экзистенциальную плоскость: психоанализ должен опираться на антропологическо-философскую концепцию человека. Творческое возрождение психоанализа возможно в том случае, если он «преодолеет свой позитивистский конформизм и снова станет исполненной социальной критики новаторской теорией в духе радикального гуманизма».19. Новаторские подходы к человеческой деструктивности (Э.Фромм).

19. Новаторские подходы к человеческой деструктивности (Э.Фромм). ДЕСТРУКТИВНОСТЬ – разрушение, исходящее от человека и направленное вовне, на внешние объекты или во внутрь, на самого себя.Э. Фромм (1900–1980) опубликовал работу «Анатомия человеческой агрессивности» (1973), в которой подчеркнул, что деструктивность является одной из наиболее важных проблем психоанализа, З. Фрейд предложил новую теорию, демонстрирующую «значительный прогресс в понимании деструктивности», но в то же время не столько прояснил, сколько завуалировал феномен агрессии. Подвергнув переосмыслению выдвинутые З. Фрейдом и другими учеными представления о деструк-тивности, он дал обоснование идеи, сводящейся к тому, что объяснение жестокости и деструктивности человека следует искать «не в унаследованном от животного разрушительном инстинкте, а в тех факторах, которые отличают человека от его животных предков». Это обоснование включало в себя проведение различия между двумя совершенно разными видами агрессии: «доброкачественной», оборонительной, служащей делу выживания индивида и рода, имеющей биологические формы проявления и затухающей, как только исчезает опасность, угроза жизни; «злокачественной», биологически неадаптивной, характеризующейся деструктивностью и жестокостью, которые свойственны только человеку, так как, по мнению Э. Фромма, «только человек бывает деструктивным независимо от наличия угрозы самосохранения и вне связи с удовлетворением потребностей». Исследуя деструктивность, он исходил из того, что она может встречаться в двух различных формах: спонтанной (отмщение, экстаз), представляющей собой проявление дремлющих деструктивных импульсов, которые активизируются при чрезвычайных обстоятельствах; связанной со структурой личности (садизм, некрофилия, то есть любовь ко всему неживому), деструктивные черты характера которой в скрытом или явном виде присущи конкретному индивиду.20. Системный подход в связях с общественностью.

20. системный подход в связях с общественностью Паблик рилейшнз как сфера деятельности и гуманитарная дисциплина представляет собой определенную систему. Системность прослеживается на нескольких уровнях.Прежде всего, работа специалиста по связям с общественностью представляет собой системный процесс, который характеризуется не только целостным единством управленческих операций, но и последовательной реализацией различных этапов самого процесса, особенно при выполнении комплексных коммуникационных программ, а также следованием определенным закономерностям коммуникационного процесса. Как сфера деятельности, паблик рилейшнз представляет собой целостную систему, включающую в себя различные направления и специализации: связи со СМИ, связи с местным сообществом, связи с инвесторами, корпоративные коммуникации, либбистская деятельность и связи с государственными структурами, избирательные технологии, финансовый и кризисный паблик рилейшнз. При этом, в различных составляющих паблик рилейшнз как системы могут использоваться унифицированные коммуникационные технологии.Еще одна концепция, рассматривающая ПР как систему, связана с распределением ролей ПР-специалистов в производственном процессе — это концепция “четырех ролей” Брума-Дазиера . Несмотря на то, что каждый ПР-специалист исполняет самые различные роли в своей повседневной практической деятельности, существуют доминирующие роли, которые чаще всего выполняет тот или иной специалист и которые определяют как уровень его профессионализма, так и положение в иерархии организации. Таких доминирующих ролей четыре:1. технический работник коммуникации 2. “эксперт-предписыватель” 3. коммуникационный фасилитатор 4. фасилитатор процесса разрешения проблем