проблемы совершенствовани пенсионной системы

Федеральное государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования

«ФИНАНСОВЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

(Финансовый университет)

Кафедра «Системный анализ в экономике»

ЭССЕ

на тему:

«Проблемы совершенствования пенсионной системы рф»

Выполнил:

студент группы Н1-3(с)

Ивашев А.Э.

Преподаватель:

к.э.н., доцент    

Сирота Е.Н.

Москва

2013

Проблемы современного этапа развития пенсионной системыв Российской Федерации

Первая проблема – нарастание несбалансированности ПФР с учетом ожидаемых перспектив увеличения обязательств по выплате пенсий.

По прогнозным оценкам (приложение 1) к 2020 году превышение расходов над доходами распределительной части пенсионной системы достигнет 1,64% от ВВП (32,6% от общего объема средств, направляемых на выплату пенсий). Источником покрытия указанной несбалансированности ПФР являются средства федерального бюджета.

Существенный вклад в ее нарастание вносит фактор снижения доли отчислений на пенсионные цели с заработной платы, поскольку размер страховых взносов, основные параметры их начисления, включая предельную величину облагаемых выплат и шкалу регрессии, непосредственно увязаны с размером единого социального налога и с порядком его начисления. Объем средств, поступающих в систему обязательного пенсионного страхования, по мере роста заработной платы будет сокращаться по отношению фонду оплаты труда, в то время как обязательства по выплате страховой части трудовой пенсии будут увеличиваться и накапливаться опережающими темпами по отношению к указанным объемам средств.

Определенный вклад в несбалансированность ПФР в сверхдолгосрочной перспективе вносят принятые решения по отвлечению сумм страховых взносов от задачи обеспечения текущих выплат и их направления на формирование накоплений дифференцированно по возрастным группам. Так, в 2022-2027 году пенсия по старости будет назначена тем лицам, в отношении которых обязательства по выплате ее страховой части накоплены за счет уплаты страховых взносов по тарифу 14%. При этом все плательщики взносов в указанный период будут лицами 1967 года рождения и моложе, и тариф взносов на страховую часть трудовой пенсии составит 8%. В этой связи ранее принятые обязательства по выплате пенсий будут обеспечены текущими взносами в 8/14 (=0,57) раза меньше против системы, не предусматривающей отвлечение средств на накопление дифференцированно по возрастным группам. В этой связи можно говорить о заложенном в системе обязательного пенсионного страхования «межпоколенческом» финансовом дефиците, усиливающем демографические проблемы.

Переходное поколение работников, в отношении которых обязательства по выплате страховой части трудовой пенсии накапливались за счет взносов по тарифу 12%, а 2 процентных пункта отправлялось на накопление, лишено такой возможности в 2005 году. Это решение осложнит исполнение «завышенных» накопленных обязательств по выплате страховой части трудовой пенсии начиная с 2022-2027 годов. Одновременно следует обратить внимание, что всякое решение по увеличению тарифа взносов на страховую часть трудовой пенсии в настоящем усилит масштаб «межпоколенческого» дефицита в будущем.

Вместе с тем, масштабы проблемы несбалансированности ПФР сильно преувеличены с точки зрения угрозы финансовой стабильности в стране. Так, долгосрочный прогноз расходов на пенсионное обеспечение предусматривает рост этих расходов с 4,8% ВВП в 2007 году до 5,5% ВВП в 2010 году (в пределах согласованных мер по повышению пенсий) и сохранение достигнутого показателя в период до 2020 года. В предыдущий период (1989-2006 годы) расходы на пенсионное обеспечение находились в пределах 4,5-6,5% ВВП. Реальную угрозу для финансовой стабильности могло бы представлять только существенное, ранее никогда не имевшее место в российской практике увеличение расходов на пенсии, например, до среднеевропейского уровня 12-12,5%.

Однако подобного существенного для экономики перераспределения доходов групп населения не предвидится в рамках действующей пенсионной системы. Значительный с точки зрения финансистов рост объема расходов государственного бюджета на покрытие дефицита распределительной части пенсионной системы объясняется снижением относительного объема страховых взносов, уплачиваемых работодателями, который должен являться основным источником доходов системы обязательного пенсионного страхования. Однако, за период до 2020 года сумма взносов на страховую и накопительную части трудовой пенсии сократится с 2,84% ВВП до 1,84% ВВП, в том числе на страховую часть пенсии (на текущие выплаты) — с 2,48% ВВП (52% расходов на пенсионное обеспечение) до 1,19% ВВП (24% расходов на пенсионное обеспечение).

Таким образом, анализ причин несбалансированности ПФР, выявляет более серьезную проблему — проблему замещения страховых источников доходов пенсионной системы бюджетными источниками, что, безусловно, деформирует обязательное пенсионное страхование в долгосрочной перспективе и угрожает его финансовым основам.

Названный выше фактор увязки страховых взносов с единым социальным налогом, влияющий на нарастание несбалансированности ПФР, также увеличивает масштабы второй проблемы, связанной со снижением соотношения среднего размера пенсии со средней заработной платой в долгосрочной перспективе до 17-18% (против сегодняшнего и так невысокого показателя 24 — 25%, приложение 2). В практическом плане это означает, что пенсионная система при сохранении действующих норм по формированию ее доходной части будет воспроизводить и усиливать социальное неравенство по уровню и качеству жизни между работающим и нетрудоспособным населением.

Обе из указанных проблем отражают противоречие между проводимой государством политикой по укреплению страховых принципов в системе обязательного пенсионного страхования (прежде всего — эквивалентности страхового обеспечения уплаченным страховым взносам) с одной стороны, и налоговой, а также бюджетной политикой с другой стороны. В двух последних направлениях политики основные усилия государства сосредоточены на снижении налоговой нагрузки на товаропроизводителей в целях высокого экономического роста и на сдерживании роста бюджетных расходов, в том числе на социальную политику, в пределах роста российской экономики, причем в части, не связанной с ростом мировых цен на углеводородное сырье.

Соотношение среднего размера пенсии со среднемесячной заработной платой в стране не соответствует уровню минимального социального обеспечения, закрепленному в Конвенции №102 Международной организации труда (40% заработка за 30 лет стажа).

При этом целесообразно напомнить, что в распределительной части системы обязательного пенсионного страхования баланс доходов и расходов описывается формулой:

ТАРИФэф × ЧР + ТРАНС(%ФОТ)= Кзамещ × ЧП (1)

где

ТАРИФэф – эффективный тариф взносов на страховую часть трудовой пенсии;

ТРАНС(%ФОТ) – процентное соотношение объема бюджетных трансфертов на покрытие дефицита и фонда оплаты труда (ФОТ);

ЧР – численность работающих по найму;

ЧП – численность пенсионеров по труду;

Кзамещ – соотношение средней страховой части пенсии и средней зарплаты («макроэкономический» коэффициент замещения).

Соотношение (ЧП/ЧР) в зарубежных источниках называют коэффициентом системной нагрузки (на плательщиков взносов со стороны получателей выплат, system dependency ratio).

Исходя из приведенной формулы (1), бюджетные трансферты (в процентах ФОТ) равны произведению коэффициента замещения на коэффициент системной нагрузки за вычетом эффективного тарифа взносов:

ТРАНС(% ФОТ) = Кзамещ × (ЧП / ЧР) – ТАРИФэф (2)

На рисунке показан вид рассчитанной по формуле (2) теоретической зависимости между желаемым коэффициентом замещения и бюджетными трансфертами, требуемыми на покрытие дефицита по выплате страховой части трудовой пенсии в соответствующем желаемом размере, с учетом прогноза коэффициента системной нагрузки в 2010 – 2020 годах и эффективного тарифа взносов на указанную часть пенсии.

В предположении, что базовая часть трудовой пенсии в среднем замещает 10% средней зарплаты в стране, для достижения среднего коэффициента замещения на уровне 40%, потребовалось бы в 2010 увеличить объем трансфертов до 15% ФОТ (или, например, повысить тариф отчислений более, чем на 15 процентных пунктов), в 2020 году – до 25%ФОТ. И наоборот, сбалансировать взносы и выплаты по страховой части трудовой пенсии в 2010 году возможно ценой снижения коэффициента замещения до уровня ниже 20%, что, однако, в дальнейшем из-за роста системной нагрузки не освобождает от появления дефицита (5-10% ФОТ).

Таким образом, тарифная политика, направленная на увеличение отчислений на финансирование страховой части трудовой пенсии, может решить две задачи – снизить потребность в объемах трансфертов из федерального бюджета и предотвратить снижение среднего коэффициента замещения. Вместе с тем, «восстановление» страхового тарифа на пенсионные цели на уровне 29% выплат работнику, имевшем место до 2000 г., а тем более его повышение до требуемого (подтвержденного актуарными расчетами) уровня 40% не представляется реальным. В этой связи решения по допустимому изменению страхового тарифа должны быть подкреплены поиском дополнительных способов направления финансовых ресурсов страны на цели пенсионного обеспечения.

Третья проблема — проблема низкого уровня пенсионного обеспечения — в значительной мере связна с внешними для пенсионной системы условиями, прежде всего с заработной платой застрахованных лиц, с которой уплачиваются страховые взносы.

В настоящее время средний размер трудовой пенсии обеспечивает пенсионеру доход, немного выше прожиточного минимума пенсионера (ПМП). В период до 2010 года средний размер трудовой пенсии за счет увеличения ее базовой части предусматривается повысить до 1,4 ПМП и сохранить достигнутое в следующем десятилетии.

Вместе с тем для работников с различными уровнями заработка результаты участия в системе обязательного пенсионного страхования (по соотношению трудовой пенсии с ПМП и индивидуальным утраченным заработком) будут существенно различаться.

При этом следует обратить внимание на то, что распределение лиц, работающих по найму, по размерам заработка, с которого уплачены страховые взносы, по данным системы персонифицированного учета ПФР имеет отличие от распределения работников по начисленной заработной плате. В качестве последнего обычно рассматриваются результаты выборочного обследования Росстата.

Так, например, обследование, проведенное в апреле 2010 года и охватившее 68 тысяч (23%) организаций всех видов экономической деятельности и всех форм собственности, без предприятий, относящихся к субъектам малого предпринимательства, показало размер средней месячной зарплаты 7816 руб., заработки менее которой получают 2/3 работников.

Реальное распределение работников (по данным СПУ ПФР за 201- год, охватывающее лиц занятых на малых предприятиях) еще более смещено в сторону низких заработков:

Интервал дохода в месяц

Доля наемных работников, в %% к общей численности

по начисленной зарплате (Росстат)

Справочно: нарастающим итогом

по заработку, с которого уплачены страховые взносы (СПУ ПФР)

Справочно: нарастающим итогом

до 0,72* тыс. руб.

1,6

1,6

16,1

16,1

0,72 — 2,6 тыс. руб.

19

20,6

24,6

40,7

2,6 — 5,0 тыс. руб.

25,3

45,9

20,0

60,7

5,0 — 7,4 тыс. руб.

18,2

64,1

12,9

73,6

7,4 — 13,8 тыс. руб.

23,3

87,4

16,3

89,9

13,8 — 23,3 тыс. руб.

9,3

96,7

6,6

96,6

23,3 — 50,0 тыс. руб.

2,7

99,4

2,8

99,3

свыше 50,0 тыс. руб.

0,6

100,0

0,7

100,0

* минимальный размер оплаты труда (МРОТ) по состоянию на апрель 2010 г.

В этой связи можно выделить, по меньшей мере, три категории работников, результаты участия в пенсионной системе для которых будут отличаться от средних показателей:

Категория

За 30 лет стажа получат пенсию:

Сверхнизкооплачиваемые

«зарплата» в размере МРОТ и ниже

около 16% лиц, работающих по найму

свыше 100% утраченного заработка

ниже 45% ПМП

Низкооплачиваемые

зарплата выше МРОТ, но менее половины средней зарплаты в стране

около 45% лиц, работающих по найму

свыше 40% утраченного заработка

ниже 80% ПМП

Средне и высокооплачиваемые

зарплата не менее средней в стране — около 15% лиц, работающих по найму

ниже 30% утраченного заработка

свыше 140% ПМП

Таким образом, около 60% работников вследствие невысоких легальных заработков находятся в «зоне риска», имея ввиду низкий, не обеспечивающий прожиточный минимум размер пенсии, на которую они могут рассчитывать. 15-25% работников будут иметь пенсию, превышающую ПМП, однако соотношение ее размера с утраченным заработком не соответствует минимальным международным стандартам.

Четвертая проблема связана с низкой доходностью инвестирования средств обязательных пенсионных накоплений, а также чрезмерных, способных в среднесрочной перспективе превысить предельный объем государственного внутреннего долга, объемах этих средств, направляемых в государственные ценные бумаги. При этом за первые пять лет реформы средства пенсионных накоплений, несмотря на большой потенциал их использования в качестве «длинных денег» для реализации долгосрочных инвестиционных проектов и развития экономики, фактически не востребованы в ее реальном секторе.

При введении накопительного компонента пенсионной системы были приняты прогнозные оценки, которые исходили из того, что размер накопительной части трудовой пенсии (при условии сохранения доходности размещения средств на рынке ценных бумаг, сложившейся в среднем в предшествующее десятилетие, на уровне 5-7% в год сверх роста цен) будет замещать до половины доходов пенсионера. Предполагалось, что это сможет также привести к увеличению средств, направляемых на пенсионное обеспечение, с 5 – 6% ВВП в начале реформы до 9% ВВП к 2050 году за счет использования рыночного механизма перераспределения средств между работающим и неработающим населением.

В настоящее время такой прогноз не подтверждается вследствие того, что 95% участников пенсионной системы, в отношении которых формируются обязательные пенсионные накопления, используют выбор способа размещения средств «по умолчанию». Эти средства направляются через государственную управляющую компанию в государственные ценные бумаги, доходность по которым не обеспечивает рост средств пенсионных накоплений выше уровня инфляции, что ведет к их постепенному обесцениванию и невозможности в перспективе эффективно решить проблему поддержания уровня пенсионного обеспечения в условиях негативных демографических изменений.

При этом по данным социологического исследования ВЦИОМ «Отношение населения к системе пенсионного обеспечения и ходу ее модернизации», проведенного в августе 2011 года, 67% опрошенных считают, что передали свои накопления в управление государственному пенсионному фонду, более 20% не знают, в каком именно фонде – государственном или частном – находятся их пенсионные накопления. Вместе с тем свыше 80% опрошенных не планируют менять организацию, управляющую пенсионными накоплениями.

Кроме того, по данным того же опроса более 40% россиян устраивает прежний распределительный вариант пенсионной системы, а новый -накопительный — устраивает менее 30% опрошенных. Таким образом, за первые 5 лет пенсионной реформы только каждый шестой сторонник формирования накоплений на будущую пенсию решился на активный выбор способа управления средствами пенсионных накоплений и принятие связанных с этим выбором рисков. В то же время 2/3 застрахованных вполне осознанно отказываются от инвестиционных рисков, доверяя управление средствами обязательных пенсионных накоплений государству.

Определенное влияние на сдержанное отношение застрахованных лиц к выбору способа размещения накопленных средств оказывает принятое в 2005 году решение по снижению единого социального налога на пенсионные цели, увязанное с прекращением направления части средств на формирование пенсионных накоплений в пользу лиц 1966 года рождения и старше, вне зависимости от их волеизъявления. В то же время оставлен нерешенным вопрос о дальнейшей судьбе соответствующих пенсионных накоплений, сформированных в объеме более 80 млрд. руб.

За прошедший с 2002 года период выявлены существенные правовые проблемы, возникшие вследствие включения накопительного компонента пенсионной системы, который представляет собой разновидность гражданско-правового страхования, в формат обязательного пенсионного страхования. В силу публично-правового характера отношений по обязательному социальному, в том числе пенсионному страхованию, которые регулируются законом, не могут быть в полном объеме реализованы преимущества накопительного компонента для застрахованных лиц в рамках свободы договорных отношений со страховщиком по условиям и нормам страхования. Кроме того, должным образом не могут быть решены вопросы охвата его действием всех граждан (независимо от возраста), а также вопросы права собственности на пенсионные накопления и их наследования.

Информирование населения о результатах деятельности негосударственных пенсионных фондов и управляющих компаний по инвестированию средств пенсионных накоплений, обеспечивающее доступность гражданам объективных сведений о результатах деятельности пенсионных институтов, позволяющих им принимать осознанные решения о распоряжении этими средствами, в должной мере не осуществляется государственными органами, уполномоченными на осуществление контроля и надзора в этой сфере. Фактически несвойственные государственному учреждению функции по раскрытию информации об инвестировании средств пенсионных накоплений профессиональными участниками рынка ценных бумаг переложены на ПФР, в компетенцию которого такие вопросы входить не должны. Этот подход влечет за собой недостаточную степень информированности граждан и негативно влияет на выбор способа управления средствами пенсионных накоплений.