практическая №1

Практическая работа № 1. Тема: «Поэтические традиции в эпоху оттепели»

Поэтическая традиция эпохи «оттепели» и ее связь с Серебяным веком. Творчество И. Бродского, В. Соколова, А. Кушнера, О. Чухонцева, В. Шефнера и др.

Годы «оттепели» стали для русской поэзии не только временем возрождения, но и временем расцвета. С появлением блестящих поэтических дарований интерес к стихам многократно возрос. Громадные залы Лужников, концертного зала им. П.И. Чайковского, Политехнического музея в Москве, театральные и концертные залы Ленинграда и других городов страны заполнялись до отказа, когда объявлялся вечер поэзии. Долгие часы благодарные слушатели внимали голосам любимых поэтов. С книжных прилавков буквально сметались поэтические сборники. Заметно увеличилась площадь, какую отдавали стихам «толстые» журналы и альманахи. Был основан и в течение ряда лет выходил пользовавшийся колоссальной популярностью альманах «День поэзии».

Пафосом поэзии тех лет было утверждение ценности неповторимой человеческой личности, человеческого достоинства:

Уходят люди… Их не возвратить.

Их тайные миры не возродить.

И каждый раз мне хочется опять

От этой невозвратности кричать.

(Евг. Евтушенко)

Один поэт негодовал по поводу общества, где человеком распоряжаются как винтиком, другой был убежден: «Людей неинтересных в мире нет», третий провозглашал: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек».

Поэзия 1960-х решительно уходила от идеологических штампов, обретала полемичность, совершала художественные открытия.

Выдающиеся успехи науки и техники: запуск первых спутников, выход человека в космическое пространство и т.п. – оказали влияние на общественное сознание:

Что-то физики

В почете,

Что-то лирики

В загоне, — писал Б.Слуцкий.

Некоторые поэты попытались осмыслить эту ситуацию по-другому:

И пусть электронному зренью

Доверено многое, но

Все грани любого явленья

Искусству лишь видеть дано.

И где-то в работе бессрочной,

Что к легким успехам глуха,

С наукой смыкается точной

Точеная точность стиха.

(В. Шефнер)

Благоприятная обстановка сотворила истинное чудо. Известные поэты 1920 — 1930-х годов, давно уже либо замолчавшие, либо забывшие вкус настоящих творческих побед, вновь обрели голос: М. Светлов – сборник «Охотничий домик» (1961), Н.Асеев – сборник «Лад» (1961), Л. Мартынов – сборник «Первородство» (1965) и др.

Но главная роль в поэтическом буме 1960-х годов, конечно же, принадлежала молодым. Вот когда сбылась мечта В. Маяковского: «Чтоб больше поэтов, хороших и разных».

Современники выделяли в поэзии 1960-х две ветви. Одни поэты, продолжая традиции В. Маяковского, нашли себя на эстраде, служа так называемой громкой поэзии (Р. Рождественский, Б. Ахмадулина, Евг. Евтушенко, А. Вознесенский и др.). Наследуя русской философской и пейзажной лирике, их оппоненты исповедовали «тихую» поэзию (А. Жигулин, Н. Рубцов, Вл. Соколов, Я. Смеляков и др.). Время заставило отказаться от этой искусственной классификации, основанной на упрощенном понимании творческой манеры многих поэтов.

В 1950-е годы возник и в дальнейшем приобрел широкую популярность жанр авторской песни – Б. Окуджава, А. Галич, Ю. Визбор, В. Высоцкий и др.

Ведущим жанром в поэзии 1960-х была лирика – гражданская, философская, любовная, пейзажная и т.д. Актуальность содержания, многообразие творческих индивидуальностей, высокий уровень стихотворного мастерства – отличительные черты русской поэзии периода «оттепели».

По мере сил поэзия заполняет духовный вакуум, восстанавливая утраченное чувство преемственности. С этим связано и повышенное чувство важности собственного прошлого – традиции. Вместе со всей литературой поэзия с особым знанием начинает произносить слова «дом», «род», «память». Но дом – это не только стены, вещи, хотя они тоже одушевляются, храня отпечаток ушедшей жизни. В первую очередь это люди, построившие его, его обжившие. Поэма Олега Чухонцева так и называлась – «Свои»; она, как и многие стихи, о родных, об ушедших, в память о них:

…. и дверь впотьмах привычную толкнул –

а там и свет чужой, и странный гул –

куда я? где? – и с дикой догадкой

застолье оглядел невдалеке,

попятился – и щелкнуло в замке.

И вот стою. И ручка под лопаткой.

Сила поэтического воспоминания такова, что легко опредмечивает воображаемое, более не существующее. В прошлое можно снова войти, неожиданно для себя переступить его порог. Это стихотворение так и начинается – с видения и с многоточия, а завершается итогом тому, что было:

И прожитому я подвел черту,

Жизнь, разделив на эту и ту;

Та жизнь была беспечна и легка,

Легка, беспечна, молода, горька,

А этой жизни я еще не прожил.

Это стихотворение стоит последним в сборнике О. Чухонцева «Слуховое окно».

У Олега Чухонцева слышится свободная речь, свободная мысль. Она именно слышится – в вольном дыхании фразы, приближенной к речи, как будто, не перестающей быть речью. Поэт действительно говорит, начиная и обрывая речь там, где сочтет нужным, даже на полуфразе, на полуслове.

…И уж конечно буду не ветлою,

не бабочкой, не свечкой на ветру.

- Землей?

- Не буду даже и землею,

но всем, чего здесь нет. Я весь умру.

- А дух?

- Не с букварем же к аналою!

Ни бабочкой, ни свечкой, ни ветлою.

Я весь умру. Я повторяю: весь.

….- А Божий Дух?

— И он не там, а здесь.

Несколько вопросов (это стихотворение целиком, а не отрывок), за каждым – философская концепция жизни. И ответ на них – очень определенный, повторяющийся, с раздражением: разве непонятно? Об этом многие стихи О. Чухонцева, признанного одним из самых замечательных поэтом на рубеже 70-80х гг.

2.«Чистая» поэзия И. Бродского.

Поэзия Бродского поражает поэтическая мощь в сочетании с дивной изощренностью, замечательной виртуозностью. Сложнейшие речевые конструкции, разветвленный синтаксис, причудливые фразовые периоды опираются у Бродского на стиховую музыку, поддержаны ею. Не вяло текущий лиризм, а высокая лирическая волна, огромная лирическая масса под большим напором. На своем пути она захватывает самые неожиданные темы и лексические пласты.

Бродский говорил: «Поэт должен тормошить читателя, брать его за горло», пишет Александр Кушнер в книге «Апполон в снегу».

В поэзии Бродского просматривается лирический герой, читатель следит за его судьбой, любуется им и ужасается тому, что с ним происходит. Необходимо сказать об одной редкой особенности – ориентация не только на отечественную, но и на иноязычную традицию. Ведь большую часть своей творческой жизни Бродский прожил в англоязычном мире. Следовательно, есть основание говорить, что ссылка и изгнание сформировали отношение Бродского к миру – отстраненное, исполненное ностальгии, который не позволено обнаруживать себя, пронзительного чувства своего небытия, ставшего привычкой.

В одном из своих эссе Бродский сделал поправку к основной формуле марксизма, сказав, что конечно, бытие определяет сознание, однако, помимо этого его определяют и многие другие обстоятельства, прежде всего – мысль о небытии. Эта мысль важна для Бродского и разнообразна у него. Под ее знаком существует вся его поздняя поэзия. Она не сводится только к мысли о смерти, но напротив, окрашивает мысль о жизни, которая в гораздо большей степени есть не присутствие, а отсутствие: собственное отсутствие там, где сейчас ты хотел бы быть: «Да и что вообще есть пространство, если не отсутствие в каждой точке тела» — сказано в стихотворении «К Урании», посвящающем поздний сборник музе астрономии (1987).

Страсть более не дышит в текстах Бродского, как будто он, памятуя о своем больном сердце, не может позволить себе ее взрыв и включает метроном ритма, отодвигает изображаемое на длину взгляда, в даль воспоминания:

…..Когда ты невольно вздрагиваешь, чувствуя, как ты мал,

Помни: пространство, которому, кажется, ничего

не нужно, на самом деле нуждается сильно

во взгляде со стороны, в критерии пустоты.

И сослужить эту службу способен только ты. (Назидание, 1987)

Размеренная, длинная строка позднего Бродского, кажется, произвела наибольшее впечатление на поэтов (особенно на молодых), стала предметом их подражания, но оставила более равнодушными читателей. Отчасти здесь можно прибегнуть к универсальному объяснению, некогда данному Пушкиным падению интереса публики к стихам Баратынского (одного из самых чтимых Бродским русских поэтов): «… лета идут, юный поэт мужает, талант его растет, понятия становятся выше, чувства изменяются. А читатели те же, и разве только сделались холоднее сердцем и равнодушнее к поэзии жизни. Поэт отделяется от них и мало-помалу уединяется совершенно…».

Многие стихи Бродского подсказывают прощальный эпиграф. Можно брать почти на удачу. Особенно из поздних стихов, когда он сделал небытие своей темой, ибо жил ощущением покинутого пространства, оставленного телом и навсегда сохраняющего память о нем:

Навсегда расстаемся с тобой, дружок.

Нарисуй на бумаге простой кружок.

Это буду я: ничего внутри.

Посмотри на него – и потом сотри.

«То не Муза воды набирает в рот…»

«Меня поразило отсутствие в них малейших признаков советского. – рассказывает в своем интервью, – Адам Михник. – Знаете, что-то советское можно было при большом желании найти даже у Ахматовой, у Пастернака, у Мандельштама. У Бродского какие бы то ни было признаки советского отсутствовали начисто. Это была чистая поэзия без политических примесей той жизни, которая текла вокруг него. Поражало прежде всего это. Советские диссиденты, как мне кажется, меньше раздражали партийное начальство и КГБ, нежели Бродский. Все-таки диссиденты были борцами с системой и, как таковые, этой системе принадлежали. А Бродскому удавалось быть, как вы справедливо сказали, вне системы и в поведении, и в поэзии. Это вызывало действительно лютую ненависть у советского руководства и чекистов…».

Из опыта изгнанничества развилось поэтическое зрение. Может быть, этот же опыт позволил Бродскому взглянуть на русскую поэзию со стороны и исполнить свою судьбу в ней – быть завершителем. Завершить столетие, до конца которого он немного не дожил (и знал что не доживет: «Век скоро кончится, но раньше кончусь я…»). Завершить нечто чрезвычайно важное…

Время поэтического бума.

Время это было не долгим. В конце 50х годов молодые поэты, продолжив традицию Маяковского, читали стихи в зале Политехнического института. Скоро на них прикрикнули, затопали ногами, и Андрей Вознесенский в 1962 г пишет «Прощание с Политехническим»:

В политехнический!

В политехнический!

По снегу фары шипят яичницей,

Милиционеры свистят панически

Кому там хнычется?!

В политехнический!

Кто были эти возмутители поэтического и общественного спокойствия? Вознесенский тогда же написал «Нас много, Нас может четверо…»: Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко, Роберт Рождественский и сам автор. Рождественский довольно скоро выпал из этой группы, но завоевал известность как автор многих широко известных песен «А эта свадьба пела и плясала», «Я, ты, он, она — вместе целая страна». Четвертым в этой группе стал Булат Окуджава.

Важнейшим условием поэзии того времени, было единомыслие со своим слушателем, со своим читателем. В том же «Прощание с Политехническим»:

12 скоро. Пора уматывать.

Как ваши лица струятся матово.

В них проступают, как сквозь экраны,

все ваши радости, досады, раны.

Вы, третья с краю

с копной на лбу,

я вас не знаю,

Я вас люблю!

Эта поэзия поражала воображение своей неофициальностью, независимостью, своим нежелание приспосабливаться. Она формулировала новые жизненные принципы и, как казалось, по ним существовала. Формулировками, прежде всего, отличался и был силен Е. Евтушенко. Его темперамент и характер словесного дара располагал к такому написанию. Евтушенко запомнился своим сборником «Нежность».

Д. Самойлов переживающий своим стихом дистанцию, все более отдаляющую нас от тех, в ком продолжался серебряный век русской поэзии, благодаря чему век был почти современным нам:

Вот и все. Смежили очи гении.

И когда померли небеса

Словно в опустевшем помещении

Стали слышны наши голоса.

Тянем, тянем слово залежалое,

Говорим и вяло, и темно.

Как нас чествуют и как нас жалуют!

Нету их. И все разрешено.

Это восьмистишие Д. Самойлова помечено 1966 г – годом смерти Ахматовой. Оно кажется удачным эпиграфом к двум последующим десятилетиям в нашей поэзии.

Стихи Самойлова – знак определенного стиля, далеко не только поэтического, в котором сама легкость, уклончивость приобретали значение высказывания. Как будто бы не о главном …

Многое в его стихах – как будто бы…

Как будто бы поэзия – игра, как будто бы все в ней только сиюминутно, бегло, неповторимо.

Шестидесятники гордятся тем, что они небывало расширили состав поэтической аудитории. Они выступили популяризаторами русской поэтической традиции. Внешний успех заставлял приспосабливаться к массовому вкусу, жизненное благополучие – к условиям подцензурной смелости. Все это вместе взятое заставило пожалеть о ненаписанном, неисполненном, не рожденном…..1965 г датирует Вознесенский «Плач по двум не рожденным поэмам».

4.«Интеллектуальная поэзия» А. Вознесенского. «Архитектура» стиха. «Видеомы». Жанровый поиск.



Тянутся друг к другу слова, предметы, понятия, радуются своему внезапному сходству. Встретившись, расстаются — с грустью или болью. Расстаются навсегда, но тяга к сближению передается другим словам, предметам, понятиям — новые возникают союзы, новые звучат диалоги.

Мир строится непрерывно. Таков основной закон поэтики Вознесенского, такова эмоциональная логика его образов и сюжетов.

В 1975 г. А. Вознесенский выпустил сборник «Дубовый лист виолончельный», ставший, по сути дела, его первым избранным, первым итогом. За ним в 1976 г последовала новая книга «Витражных дел мастер». Первая ее часть названа «Ностальгия по настоящему»:

Я не знаю, как остальные,

Но я чувствую жесточайшую

Не по прошлому ностальгию –

Ностальгию по настоящему

Одиночества не искупит

В сад распахнутая столярка

Я тоскую не по искусству,

Задыхаюсь по-настоящему.

«По настоящему» и «по-настоящему» — разница не только в дефисе, разница смысловая. В первом случае «настоящее» которое осмысливается в противоположность «прошлому»; во втором – в противоположность «искусственному», поддельному, ложному. Только в момент совпадений этих двух значений у Вознесенского пишутся искренние и, настоящие стихи.

Когда же поэт стремится подняться над сиюминутностью настоящего к духовным (неподдельным) ценностям, здесь все чаще срывы. По его стихам можно с легкостью отследить какие проблемы волновали тогда общество. «Эмиграция сегодня в моде», значит, с настойчивостью в пределах одной журнальной появляются публикации (Новый мир. – 1989. — №1) А. Вознесенский метафоризирует на эмиграционные темы: «Моей жизни часть эмигрировала…» И на той же странице:

Мозг умирает. Душа –эмигрантка быстро, как женщина, вещи свои соберет…..

Еще ранее, при первых признаках нового религиозного возрождения, Вознесенский наполнил стихи соответствующим словарем: обедня, крестный ход, икона, собор.

Значение поэта определяется вовремя сказанным и услышанным словом. И теми открытиями, которые продолжают развитие поэзии. Вознесенскому удалось и то и другое. Он соединил авангардное направление в поэзии с ясностью чувств природной лирики. В начале 60-х он нашёл проникновенную форму для высказывания гражданской позиции. Сейчас не принято изъясняться в любви к Родине, а тогда прозвучало пронзительное:

«Россия, любимая, с этим не шутят.

Все боли твои – меня болью пронзили.

Россия, я – твой капиллярный сосудик,

мне больно когда – тебе больно, Россия».

Много спорили, где ставить запятую: перед «когда» или после, и поэт усилил её тире. Он отстаивал свой вариант: потому что вся Россия страдает, если кому-то одному больно. Слово для Вознесенского – самодеятельная сила, живой разум, как у Хлебникова. Нынешние концептуалисты признали его своим предшественником. Самое поразительное, что этот поэт всё время менялся. И нашёл образ своего творчества: крест-палиндром АксиомаСамоискА. Так и жил. Искал источник обновления в самом себе. Не в самодовольстве, а в самообновлении.

По базовому образованию Вознесенский – архитектор. Думая, что распрощался с архитектурой словами:

«Прощай, архитектура!

Пылайте широко,

Коровники в амурах,

Райкомы в рококо», -

он сменил вид деятельности лишь формально, занявшись архитектурой внутри слов.

Вознесенский строил свои композиции из букв, и называл их «видеомы». Эти стихи лучше не читать, а рассматривать, пытаясь понять, как это сделано (т.е. оценивать как архитектурную конструкцию), и находить в них неожиданные и интересные превращения.

Интеллектуальная поэзия 1960Интеллектуальная поэзия 1960

Андрей Вознесенский экспериментировал и в области художественной формы. Он создавал «видеомы», в которых стихи совмещались с рисунками, фотографиями, шрифтовыми композициями. Он считал, что такая визуальная поэзия соединяет зрительное восприятие с духовным.

Из интервью Вознесенского корреспонденту «Известия» Наталье Кочетковой:

- Все говорят, что моя поэзия очень визуальна и метафорична. Есть идеологическое инакомыслие, которое еще могло пройти, если поменять конец или что-то изменить. Художественное же инакомыслие воспринималось всегда в штыки. В качестве образца такого новаторства называли поэму «Мастера», стихотворение «Я – Гойя». Все это было связано с живописью. Изобразительный образ шел параллельно поэтическому. — Своей первой видеомой я считаю плакат, нарисованный к столетию Пастернака, где он распят, как Христос. Тогда это выглядело довольно непривычно, издательство даже испугалось ставить свое название на постере.

Интеллектуальная поэзия 1960Интеллектуальная поэзия 1960



Никакое другое искусство не находится столь близко к поэзии, как изобразительное, и чаще всего те образы и метафоры, которые не могут до конца выразиться словами, выражаются в этом.

Когда появились видеомы, это стало своего рода концентрацией поэтического. Поэтому в видеомах фигурируют поэты: Ахматова, Есенин, Маяковский, Мандельштам. Это попытка метафорически, изобразительно прочесть поэта. Получается, что видеомы, это креолизованные тексты, являющиеся рефлексией на происходящее в обществе и языке.

5.«Традиции «есенинско-крестьянского» (В. Баевский) стиха в поэзии 60-80-х годов. Творчество Н. Рубцова, О. Фокиной, С. Викулова, В. Солоухина, Н. Тряпкина. Поэтический мир Н. Рубцова.

В отличие от «поэтов-шестидесятников», Рубцов совершенно игнорирует традиции поэзии модернизма. Он почти полностью освобождает свои стихи от сложной метафоричности, перенося главный акцент на напевную интонацию, достигающую подчас высоких пронзительных нот. Его поэзия стала весомым аргументом в пользу традиционности (в противовес — эксперименту, новизне). Сам Рубцов не без вызова писал:

Я переписывать не стану

Из книги Тютчева и Фета,

Я даже слушать перестану

Того же Тютчева и Фета.

И я придумывать не стану

Себе особого Рубцова,

За это верить перестану

В того же самого Рубцова.

Но я у Тютчева и Фета

Проверю искреннее слово,

Чтоб книгу Тютчева и Фета

Продолжить книгою Рубцова.

Причем интересно, что традиция, в которую Рубцов «встраивал» свое творчество, выглядела весьма избирательно, соединяя фольклорную песню (Рубцов нередко исполнял свои стихи под гитару или под гармошку), поэзию Тютчева, Фета, Полонского, Блока и, конечно, Есенина. Этот ряд постоянно перебирается в статьях и мемуарах о Рубцове. В самом «наборе» ориентиров звучал вызов: натурфилософы Тютчев и Фет поднимаются на знамя в противовес официально залакированному «социальному» Некрасову, «мистик» Блок и «упадочник» Есенин – в противовес официальному «поэту социализма» Маяковскому.

Здесь, конечно, упущено еще одно существенное звено. Между Блоком и Есениным располагалась так называемая «новокрестьянская поэзия», представленная в первую очередь Николаем Клюевым и Сергеем Клычковым: «тихая лирика» вообще и Рубцов в частности подключаются именно к этой оборванной тенденции, принимая из рук «новокрестьянских поэтов» такие качества, как религиозный культ природы, изображение крестьянской избы как модели мира, полемическое отталкивание от городской культуры, живой интерес к сказочному, легендарному, фольклорному пласту культуры.

В своих, не всегда совершенных, но эмоционально очень убедительных стихах Рубцов первым не интеллектуально, а суггестивно обозначил очертания нового культурного мифа, в пределах которого развернулась и «тихая лирика», и «деревенская проза», и вся почвенническая идеология 1970 — 1980-х годов.

Исходной точкой рубцовского поэтического мифа становится образ современной русской деревни (речь, понятно, идет о 1960 — 1970-х) колхозной, вымирающей, разрушающейся. Вполне узнаваемые детали деревенского быта вплетались Рубцовым в образы, явственно окрашенные в эсхатологические и апокалиптические тона:

Седьмые сутки дождь не умолкает.

И некому его остановить.

Все чаще мысль угрюмая мелькает,

Что всю деревню может затопить.

Ночь, тьма, разрушенное кладбище, гниющая лодка, дождь – вот \ устойчивые символы поэзии Рубцова, наполняющие его образ современной деревни метафизическим ужасом, чувством близости к хаосу.

При всем при том, рисуя эту, казалось бы, гибнущую деревню, автор чувствует, что в ней есть нечто такое ценное и достойное, чего нет в модернизированном мире. Это, по меньшей мере, ощущение некоего покоя или, скорее, – тоска по покою, жажда покоя, тяга к покою, которая пронизывает поэтический мир Рубцова. Это тоже полемика с пафосом движения и ускорения, который доминировал в поэзии «шестидесятников».

Поэтический мир Рубцова, и в особенности его пейзаж, несет на себе отпечаток элегической традиции. Вообще в жанровом плане Рубцов по преимуществу элегический поэт. Рубцов сохраняет традиционные атрибуты элегии, правда, порой с неожиданно свежим эпитетом, как бы сбивающим уже привычную позолоту с образа. Но главный эстетический эффект у Рубцова образуется нагнетением подробностей и деталей элегического пейзажа, их сгущенностью в одном колорите. Показательно стихотворение «Звезда полей» (1964), опирающееся на мотивы старинных песен: «Звезда полей над отчим домом и матери моей печальная рука. . .», «Гори, гори, моя звезда. . .»

Звезда полей во мгле заледенелой,

Остановившись, смотрит в полынью.

Уж на часах двенадцать прозвенело,

И сон окутал родину мою. . .

Но только здесь во мгле заледенелой

Она восходит ярче и полней.

И счастлив я, пока на свете белом

Горит, горит звезда моих полей. . .

В этом стихотворении создан предельно обобщенный пейзаж. Вся Родина представлена спящей в глубокой тишине. Ее освещает только одна звезда полей. С одной стороны, образ заледенелой мглы, а с другой — радость одинокого человека, которому становится тепло и ласково на душе оттого, что звезда полей горит над его головой: «И счастлив я, пока на свете белом/ Горит, горит звезда моих полей». Так возникает предельно хрупкое, но все же единство между лирическим героем и всем миром вокруг него.

Рубцов одним из первых вскрыл главный, внутренний порок целой советской эпохи – это порок без-святости, безбожия (в смысле отсутствия интуитивно признаваемого нравственного закона), за развалинами северной деревни просвечивается образ руин духа. За кажущейся безыскусностью лирики Рубцова стоит вроде бы очень непритязательная личность – просто человек, плоть от плоти этого самого деревенского мира. А вот муки которые он переживает, это как бы обнажение той сердечной муки которая далеко выходит за пределы деревенского мира – муки одиночества, беззащитности перед хаосом жизни, муки богооставленности и щемящей тоски по святости и вере.

6.Поэзия бардов.

Поэзия молодых столкнулась с непредусмотренной трудностью. Трудно писать, когда все под запретом, когда ничего нельзя; но, как оказалось, не менее трудно — когда все можно. Во всяком случае, слово звучит иначе; ему требуется новая значительность, ибо оно теперь не продержится одной иронией. Однако не только молодые почувствовали все, но особенно остро в тех областях, которые изначально сложились как внелитературные, непечатаемые. Такой была например авторская песня.

Галич, Высоцкий, Окуджава и Ким. Они представляли поэтическое слово для миллионов, но в поэзии их как бы не было.

Существует расхожая поэтическая метафора – поэтический голос, хотя она и расхожа, в ней есть смысл.



У поющего поэта «голос» озвучивает текст, неотделим от физического голоса, от облика, от исполнителя. Это не худшая поэзия. Это просто другая поэзия и даже другой род искусства, где слово слито с игрой, с интонацией.

Интонация, может быть, самое важное. Ее едва ли не более всего опасались: уж кажется, и тема, и текст – все совершенно невинно, а тем не менее официального одобрения не вызывает.

К тому же мнение поэта, как правило оказывалось несогласным, подчеркнуто неофициальным, опровергающим стиль монументально – мемориальной торжественности. Символично, что одна из первых популярных песен В. Высоцкого «Братские могилы» — о тех, кто уходит, не оставив имени, не заслужив памятника:

На братских могилах не ставят крестов.

Но разве от этого легче?

Словесно это была поэзия, рождавшаяся в разломе речевого штампа: «Ведь бокс – не драка, это спорт отважных», «теперь дозвольте пару слов без протокола: Чему нас учит семья и школа?». Выписывать можно бесконечно, ибо это стиль. Стиль поэзии, которая существовала по закону «смеховой культуры» (термин М. Бахтина), противостоящей любой официальности, опровергающей ее пародийным приемом. Это был стиль, приглашавший мыслить без формул, жить без наград и умирать без памятника.

Это случилось после того, как авторская песня сменила искреннюю популярность на запоздало дозволенную славу. И она не стала от этого лучше. Упало прежде всего литературное, собственно поэтическое значение песни. Об этом точно говорил Б. Окуджава (Советская культура. – 1987. – 28апреля): заорганизованность, влияние эстрады…. Авторская песня, теперь изменившая своему прежнему образу существования – в магнитофонной записи, проходит испытание гласностью.

Литература 11класс учебник для общеобразовательных учреждений в двух частях часть2 под редакцией журавлева 13 издание Москва просвещение 2008 год 445 с

Александр Кушнер Апполон в снегу: заметки на полях. – Советский писатель ленинградское отделение 1991. – С. 392-396. 511





Практическая 1

Шевчук Юрій ЕП-13м

Практична 1

Питання для самостійного опрацювання:

Назвати основні види практичної діяльності в сфері економічної діагностики підприємства, які здійснюються на виконання вимог законодавства України.

Основні види практичної діяльності в сфері економічної діагностики підприємства, які здійснюються на виконання вимог законодавства України: періодичне проведення аудиту публічних акціонерних товариств, рейтингування фінансових установ, отримання дозволів Антимонопольного комітету України, оцінка майна підприємств тощо.

Навести приклади економічної діагностики країн, які здійснюються міжнародними установами.

Міжнародними установами здійснюється ціла низка різних видів економічної діагностики: процедура «due diligencе», Accounting/Financial services» або фінансовий консалтинг, послуги «Tax/Legal Advice», тобто консалтингова діяльність в сфері оподаткування і правового забезпечення, управлінський консалтинг або «Management consulting».

Завдання 1. Доберіть правильний термін до кожного визначення, що наведене нижче:

1. Система господарської діяльності країни, галузі, сукупності суб’єктів господарювання, окремого підприємства це б) об’єкт діагностики

7.Забезпечення необхідної добросовісності є основним завданням процедури

к) due diligencе

2. Професійну діяльність з надання допомоги клієнту за рахунок використанні цінної інформації і рекомендацій, що надаються консультантом, називають процедурою м) економічної діагностики підприємства

8. Фізична особа, яка володіє певними знаннями і навичками (дослідник, аналітик, аудитор, оцінювач), це ж) суб’єкт діагностики;

3. До джерел інформації, яка використовується в ході економічної діагностики відносять:

н) звіти публічних акціонерних компаній;

п) огляди ринків;

р) результати опитувань покупців товару.

9. Вимоги до інформації, що використовується в ході економічної діагностики:

в) єдність;

л) оперативність надходження;

і) об’єктивність відображення процесів;

4. Види зіставлень, які використовуються при проведенні економічної діагностики

г) стандартні;

є) класифікаційні;

10. До методів , які використовуються ході економічної діагностики відноситься:

е) клінічний підхід;

й) нормативні;

5. Здатність відтворювати процеси і нагромаджувати інформацію у зворотному порядку є однією із особливостей и) логічне моделювання;

11.З метою розпізнавання стану об’єкта в умовах, коли важлива інформація є недоступною, обмеженою або застарілою проводиться д) економічна діагностика;

6. До одного із видів економічної діагностики відноситься о) стратегічна діагностика; а) оперативна діагностика;

12.Надання спеціалізованих консультацій це з) завдання економічної діагностики;

Поміркуємо разом.

1.Чи можна знайти спорідненість між поняттями «економічний аналіз», «економічна діагностика», «рейтингування», «оцінка майна».



Так, звісно, між даними чотирма поняттями існує тісний взаємозв’язок, оскільки деякі з них є майже синонімами, а інші похідні від першого. А якщо детальніше, то «економічна діагностика» є тим же «економічним аналізом», проте використовує при цьому не тільки ту обмежену кількість, переважно, числових методів, для використання яких необхідні дані фін. звітності, по реалізації товарів тощо, які до речі, часто-густо, відсутні у відкритому доступі, але і використовує велику кількість (до 20ти) методик, які дозволяють дослідити об’єкт і зробити певні висновки без тієї інформації, що необхідна «економічному аналізу», а от вже «рейтингування» та «оцінка майна» є одними із інструментів проведення економічної діагностики і, до речі, «оцінка майна» може використовуватись також і при «економічному аналізі».

2. На виконання вимог законодавства Вам як працівнику відділу корпоративних прав публічного акціонерного товариства необхідно отримати незалежний експертний висновок, сформулюйте критерії, якими Ви будете керуватись, обираючи незалежного консультанта для виконання цієї роботи за кошти Вашого підприємства.

По-перше, якщо попередні незалежні консультанти добре справлялися зі своїми обов’язками, то логічно буде припустити, що краще для перевірки буде скористатися послугами попередніх консультантів. Проте, якщо припустити ситуацію, що необхідно скористатися послугами нового консультанта, то при його пошукові слід керуватися такими критеріями, а саме:

1) Краще всього звертатися до юридичної особи;

2) Дізнатися як давно функціонує дана юридична особа;

3) Дізнатися як багато даних процедур було нею здійснено;

4) Знайти відгуки клієнтів про дану компанію.



На основі вищенаведених даних прийняти зважене рішення щодо того, чи користуватися послугами даної компанії чи продовжувати пошуки далі, доки не знайдеться юридична особа, що задовольнить всі наведені критерії в позитивному сенсі.



3. Яку роль відіграють в економіці України компанії, які пропонують на оплатній основі послуги в сфері економічної діагностики підприємств.

Якщо коротко, то такі компанії двома опосередкованими шляхами позитивно впливають економічну міць нашої держави.

По-перше, здійснюючи свою операційну діяльність ці компанії сплачують необхідні податки та інші обов’язкові платежі, таким чином наповнюючи державну казну.

По-друге, їх основна діяльність полягає в економічній діагностиці підприємств, що дозволяє своєчасно виявити причину негативного симптому в процесі діяльності підприємства(чи навпаки), що в свою чергу дозволяє на поточну або на стратегічний проміжок часу уникнути банкрутства підприємства, що опосередковано зміцнює економічно-соціальну сферу нашої держави.

4.Подумайте над тим, якими навичками повинен володіти фахівець, що закінчив навчання за спеціальністю «Економіка підприємства» і бажає зайнятись консалтинговою діяльністю.

На мою думку, фахівець який бажає зайнятись такою діяльністю, в першу чергу повинен мати багатий досвід стосовно питань аудиту, управління підприємства, принципів його функціонування та інших сферах, які прямо чи безпосередньо стосуються суб’єкта господарювання. При чому такий досвід має бути мінімум від 5ти років, а ще краще не менше ніж 10 років, що свідчить про те, що фахівець, який тільки закінчив навчання, апріорі не може займатись консалтинговою діяльністю, оскільки він елементарно не міг ніде за час навчання напрацювати того досвіду, що необхідний для провадження такої діяльності. Крім досвіду, такий фахівець повинен мати аналітичний склад розуму, розумітися на точних науках, а також мати не стандартне («не рамкове») мислення, щоб була можливість, за необхідності робити висновки з опосередкованої інформації.