о музыкальных инструментах

О музыкальных инструментах

Происхождение арфы

Знаешь, арфа моя, что звенит под рукой,

В незабвенные дни была Девой Морской,

И вечерней порой, беспредельно нежна,

В молодого скитальца влюбилась она.

Но, увы, не пленился певец, в свой черёд,

Тщетно плакала дева всю ночь напролёт,

И пришлось, чтоб’ терзанья ее прекратить,

В сладкозвучную арфу ее превратить.

Вот как сжалились древле над ней небеса:

Стали струнами арфы ее волоса,

Но ещё воздымалась блаженная грудь,

Чтобы чары любви в перезвоны вдохнуть.

Так любовью и скорбью звенит под рукой

Арфа в образе дивном наяды морской:

Ты о ласках любви ей вещать повели

И о муках разлуки, когда я вдали!

Томас Мур

Аккордеон

Весь золотой, кофейный,

Лиловый по краям,

Аккордеон трофейный

Попал однажды к нам.

Он индевел ночами

В седые холода,

Он обливался щами

В толкучке иногда.

Валялся в мокрых травах,

Соскакивал в ручьи,

Среди портянок ржавых

Сушился на печи.

От края и до края

Прошла — дорог не счесть! —

Богатая, чужая,

Сверкающая вещь.

Ремни нежны и узки,

весь в перламутре он.

Как плакал он по-русски,

Чужой аккордеон!

Напев летел в обозы,

До сердца пробирал…

И старческие слёзы

Обозник вытирал.

Слышна по всей округе





Была его игра…

И на плече подруги

Рыдала медсестра.

Евгений Винокуров

Оркестр

Копну могучей шевелюры

На струны скрипки уронив,

Скрипач пилил из увертюры

Какой-то сбивчивый мотив.

Флейтист был робок.

Словно флягу,

Поднявши флейту в вышину,

Как в зной по капле цедят влагу,

Он ноту пробовал одну.

Но, вскинув пару тощих прядок,

Встал дирижёр и подал знак,

И тотчас же обрел порядок

Оркестра шумный бивуак.

В молчании пред дирижером

Оркестр в колонне по пяти

Застыл, готовый по просторам

На смерть и подвиги идти.

И вздрогнул мир, и пали стены,

И даль темна и глубока,

И свет пожаров вместо сцены,

И звёзды вместо потолка.

Евгений Винокуров

Божественную музыку небес

Орган неустающий зажигает.

Он растворяет мглу немых завес,

И струны душ Незримое ласкает.

О, эти звуки, я вас узнаю,

Безумна и прозрачна ваша сладость,

За что, за что, скупой, ничтожной мне

Такая незаслуженная радость?

Моя душа, как пленница земли,

Из круга опостылого взовьется

В свои края, дворцы, мечты свои,

И яркий свет на нищий день прольется.

Органа плачь всесильною волной

Заполнит пустоту уставших глаз,

Он все простит, заметив сразу в нас

Мир наших душ, мир хрупкий, мир родной.

М.Скребцова