маркс тезисы о фейербахе

Произведения, входящие в третий том, относятся к периоду становления научного комму-

низма и образуют важный этап в формировании философских, теоретических основ маркси-

стской партии. Они непосредственно предшествуют первым вполне зрелым произведениям

Маркса и Энгельса.

Характеризуя те задачи, которые поставили перед собой Маркс и Энгельс в этот период,

Энгельс писал впоследствии: «Мы оба уже глубоко вошли в политическое движение; у нас

уже были последователи среди интеллигенции, особенно в западной Германии, и значитель-

ные связи с организованным пролетариатом. На нас лежала обязанность научно обосновать

наши взгляды, но не менее важно было для нас убедить в правильности наших воззрений ев-

ропейский и прежде всего германский пролетариат» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные

произведения, т. II, 1952 г., стр. 327).

Новое революционное мировоззрение Маркса и Энгельса формировалось и пробивало се-

бе путь к рабочим массам в

борьбе против буржуазной и мелкобуржуазной идеологии. При разработке своего материа-

листического мировоззрения Маркс и Энгельс направляли остриё критики, в первую оче-

редь, против объективного идеализма Гегеля и субъективного идеализма младогегельянцев.

В борьбе против идеализма Маркс и Энгельс, выступая в защиту основного ядра материали-

стической философии Фейербаха, в то же время глубоко раскрывали непоследовательность,

ограниченность, метафизический характер фейербаховского материализма. Разрабатывая

своё новое мировоззрение, Маркс и Энгельс соединяли диалектику и материализм в единое,

неразрывное целое, закладывали основы качественно нового, диалектического материализ-

ма.

Том открывается тезисами К. Маркса о Фейербахе. Характеризуя значение этих тезисов,

Энгельс писал в 1888 г., что «они неоценимы как первый документ, содержащий в себе гени-

альный зародыш нового мировоззрения» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения,

т. II, 1952 г., стр. 340).

В «Тезисах о Фейербахе» К. Маркс вскрывает коренной недостаток как фейербаховского,

так и всего предшествующего материализма — его пассивно-созерцательный характер, не-

понимание значения революционной, «практически-критической» деятельности человека.

Маркс подчёркивает решающую роль революционной практической деятельности в позна-

нии и преобразовании мира. Особенно важное значение в этом отношении имеет одиннадца-

тый тезис: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том,

чтобы изменить его». В этом тезисе сжато сформулировано коренное отличие марксистской

философии от всей прежней философии, в том числе и от домарксовского материализма, яр-

ко выражен действенный, преобразующий характер создаваемой Марксом и Энгельсом тео-

рии, её неразрывная связь с революционной практикой.

В противоположность Фейербаху, который рассматривал человека абстрактно, неистори-

чески, Маркс выдвигает положение о том, что в действительности сущность человека «есть

совокупность всех общественных отношений». Маркс распространяет, таким образом, мате-

риализм на понимание человеческого общества.

Когда К. Маркс писал свои «Тезисы о Фейербахе», он, по словам Энгельса, уже завершал

в главных чертах развитие своей материалистической теории истории. Как впоследствии

вспоминал Маркс, с приездом Энгельса весной 1845 г. в Брюссель они решили сообща раз-

работать свои взгляды, что и было ими выполнено в форме критики послегегелевской не-

мецкой философии. Результатом этой совместной работы К. Маркса и Ф. Энгельса явился

большой труд — «Немецкая идеология», который им не удалось, однако, опубликовать. «Мы

тем охотнее, — писал Маркс впоследствии, — предоставили рукопись грызущей критике

мышей, что наша главная цель — выяснение дела самим себе — была достигнута» (К. Маркс

и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. I, 1952 г., стр. 323).

К. МАРКС

ТЕЗИСЫ О ФЕЙЕРБАХЕ

1

Главный недостаток всего предшествующего материализма — включая и фейербаховский

— заключается в том, что предмет, действительность, чувственность берётся только в форме

объекта, или в форме созерцания, а не как человеческая чувственная деятельность, прак-

тика, не субъективно. Отсюда и произошло, что деятельная сторона, в противоположность



материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так как идеализм, конечно, не

знает действительной, чувственной деятельности как таковой. Фейербах хочет иметь дело с

чувственными объектами, действительно отличными от мысленных объектов, но самоё че-

ловеческую деятельность он берёт не как предметную деятельность. Поэтому в «Сущности

христианства» он рассматривает, как истинно человеческую, только теоретическую деятель-

ность, тогда как практика берётся и фиксируется только в грязно-торгашеской форме её про-

явления. Он не понимает поэтому значения «революционной», «практически-критической»

деятельности.

2

Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью, — вовсе не

вопрос теории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность, т. е.

действительность и мощь, посюсторонность своего мышления.

Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующегося от практики,

есть чисто схоластический вопрос.

3



Материалистическое учение о том, что люди суть продукты обстоятельств и воспитания,

что, следовательно, изменившиеся люди суть продукты иных обстоятельств и изменённого

воспитания, — это учение забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми и что

воспитатель сам должен быть воспитан. Оно неизбежно поэтому приходит к тому, что делит

общество на две части, одна из которых возвышается над обществом (например, у Роберта

Оуэна).

Совпадение изменения обстоятельств и человеческой деятельности может рассматривать-

ся и быть рационально понято только как революционная практика.

4

Фейербах исходит из факта религиозного самоотчуждения, из удвоения мира на религи-

озный, воображаемый мир и действительный мир. И он занят тем, что сводит религиозный



мир к его земной основе. Он не замечает, что после выполнения этой работы главное-то ос-

таётся ещё не сделанным. А именно, то обстоятельство, что земная основа отделяет себя от

самой себя и переносит себя в облака как некое самостоятельное царство, может быть объяс-

нено только саморазорванностью и самопротиворечивостью этой земной основы. Следова-

тельно, последняя, во-первых, сама должна быть понята в своём противоречии, а затем прак-

тически революционизирована путём устранения этого противоречия. Следовательно, после

того как, например, в земной семье найдена разгадка тайны святого семейства, земная семья

должна сама быть подвергнута теоретической критике и практически революционно преоб-

разована.

5

Недовольный абстрактным мышлением, Фейербах апеллирует к чувственному созерца-

нию; но он рассматривает чувственность не как практическую, человечески-чувственную

деятельность.

6

Фейербах сводит религиозную сущность к человеческой сущности. Но сущность человека

не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть сово-

купность всех общественных отношений.

Фейербах, который не занимается критикой этой действительной сущности, оказывается

поэтому вынужденным:

1) абстрагироваться от хода истории, рассматривать религиозное чувство [Gemut] обособ-

ленно и предположить абстрактного — изолированного — человеческого индивида;

2) поэтому у него человеческая сущность может рассматриваться только как «род», как

внутренняя, немая всеобщность, связующая множество индивидов только природными уза-

ми.

7

Поэтому Фейербах не видит, что «религиозное чувство» само есть общественный про-

дукт и что абстрактный индивид, подвергаемый им анализу, в действительности принадле-

жит к определённой общественной форме.

8

Общественная жизнь является по существу практической. Все мистерии, которые уводят

теорию в мистицизм, находят своё рациональное разрешение в человеческой практике и в

понимании этой практики.

9

Самое большее, чего достигает созерцательный материализм, т. е. материализм, который

понимает чувственность не как практическую деятельность, это — созерцание им отдельных

индивидов в «гражданском обществе». К. МАРКС 4

10

Точка зрения старого материализма есть «гражданское» общество; точка зрения нового

материализма есть человеческое общество, или обобществившееся человечество.

11

Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы

изменить его.