консультация Жестокое обращение с детьми

Консультация «Жестокое обращение с детьми. Что это?»

Дорогие родители, уважаемые коллеги! Мы хотим напомнить вам, что во многих странах мира ежегодно Апрель объявляется месяцем по предотвращению насилия над детьми. В это время повсюду проводятся различные мероприятия, направленные на защиту детей от насилия. Символом борьбы с жестоким обращением с детьми стала синяя лента. В апреле ее изображение появляется на плакатах, открытках, значках. Синюю ленту привязывают к антеннам автомобилей, веткам деревьев и т.д.

Во многих странах мира ежегодно апрель объявляется месяцем по предотвращению насилия над детьми. Символом месячника стала синяя лента.

Начало этой традиции положила история, произошедшая весной 1989 года. Жительница Норфолка (США) Бонни Финей узнала о гибели своего четырёхлетнего внука Майкла. Сначала мальчик оказался в больнице с травмами, затем его пытались вернуть родной матери, но ребёнок плакал, кричал, что мама его не любит, и не хотел возвращаться. Бабушка по состоянию здоровья не могла заботиться о внуке и взять его к себе. Суд решил, что лучшим местом для ребёнка будет его родной дом. С того момента Бонни Финей своего внука больше не видела. Вскоре её младшая внучка также попала в больницу с переломом ноги в четырёх местах, а на руках девочки были следы ожогов от сигарет. Только после этого начались поиски пропавшего Майкла. Оказалось, что мальчик был убит другом матери, помещён в ящик от инструментов, а затем утоплен в болоте. Случившееся настолько потрясло Бонни, что она решила посвятить свою жизнь борьбе с насилием над детьми. Во время похорон внука она привязала синюю ленту к антенне своего фургона. Почему синюю? Женщина объясняет это тем, что не может забыть синяки на теле своих внуков. Синий цвет служит постоянным напоминанием о том, что необходимо бороться с насилием и защищать детей от жестокого обращения. Вскоре к Бонни присоединилось множество людей, различных агентств и общественных объединений, которые также считают насилие над детьми недопустимым. . Проблема жестокости родителей в отношении детей актуальна во всех странах. Испокон веков считалось, что самое безопасное место для детей – это их родной дом и семья. Однако факты ставят это утверждение под сомнение. По данным статистики, только в России около 17 тысяч детей ежегодно становятся жертвами насильственных преступлений, более 10 тысяч несовершеннолетних при этом становятся инвалидами. Каждый год около 2 млн детей избиваются родителями, для 10-и процентов таких детей побои заканчиваются смертью, более 50 тысяч подростков ежегодно убегают из дома, спасаясь от жестокого обращения, и 2 тысячи ребят кончают жизнь самоубийством. В 2010 году зафиксировано более 3200 случаев жестокого обращения с детьми, около 1700 родителей лишены родительских прав…Четыре основные формы жестокого обращения с детьми:

Физическое насилие - преднамеренное нанесение физических повреждений.

Сексуальное насилие (или развращение) - вовлечение ребёнка с его согласия и без такого в сексуальные действия со взрослыми с целью получения последними удовлетворения или выгоды.

Психическое (эмоциональное) насилие - периодическое, длительное или постоянное психическое воздействие на ребёнка, тормозящее развитие личности и приводящее к формированию патологических черт характера.

К психической форме насилия относятся:

 открытое неприятие и постоянная критика ребёнка;

 угрозы в адрес ребёнка в словесной форме;

 замечания, высказанные в оскорбительной форме, унижающие достоинство ребёнка;

 преднамеренная физическая или социальная изоляция ребёнка;

 ложь и невыполнение взрослыми своих обещаний;

 однократное грубое психическое воздействие, вызывающее у ребёнка психическую травму:

 Пренебрежение нуждами ребёнка-это отсутствие элементарной заботы о ребёнке, в результате чего нарушается его эмоциональное состояние и появляется угроза его здоровью или развитию.

Как отличить наказание от насилия

— Мне хотелось бы начать нашу беседу на тему семейного насилия в отношении ребенка с вопроса о его последствиях: каковы они и как проявляют себя в ребенке?

— Разные дети по-разному воспринимают и переживают насилие над собой. Одни живут в страхе и всех боятся как в самой семье, так и тогда, когда они выходят за ее пределы. Часто бывает так, что до конца своей жизни ребенок, травмированный в семье, ведет себя как жертва. Другие наоборот, не будучи способными защитить себя в семье, выходя за ее пределы, подавляют других точно так же, как подавляли их. Делают все, чтобы другие дети их боялись, и в обществе других детей они являются не жертвами, а агрессорами. Травма от насилия в семье является, как правило, очень глубокой в том случае, если ребенок не получает защиты со стороны других людей — членов своей семьи, учителей, если он остается с насилием один на один. К сожалению, часто дети «из избы мусор не выносят»: в садике они еще делятся подробностями своей жизни, но в школьном возрасте никому ничего о своих бедах чужим людям не рассказывают.

— Как найти грань между излишне строгим воспитанием ребенка и насилием в отношении его? Взрослые часто упрямо настаивают на том, чтобы ребенок выполнял их просьбы или требования, вплоть до ремня или другого телесного наказания. Насилие ли это?

— Насилие — это когда ребенка наказывают просто так, ни за что, просто потому, что родителям захотелось отвести душу, «пнуть кошку». Так они отыгрываются на ребенке за свое плохое настроение. Но если болезненное моральное или физическое наказание следует за дело — то это воспитательная мера, а не насилие.

— Есть ли какие-то допустимые границы в применении в отношении ребенка болезненных для него наказаний?

— Они обязательно должны быть. Бывает так, что родитель не рассчитал своих сил, вошел в раж и забил ребенка до смерти или нанес ему тяжелые травмы. Это уже насилие, которое должно караться. Но грань может быть очень тонкой. При авторитарном стиле семейного общения, родители часто применяют в отношении детей различные насильственные средства наказаний и побуждений — словесные, психологические и физические. И дети у таких родителей вырастают очень жизнеспособными и работоспособными. Не могу сказать, что это всегда так, но чаще всего целеустремленность у детей, выросших в строгости, выше, чем у их ровесников, которые росли в семьях, где какие-либо наказания были редкостью. Если авторитарный стиль общения качественно выдерживается родителями, то ребенок добивается больших успехов, и потом будет благодарен им. Если родительская строгость направлена на выполнение ребенком недельного или дневного расписания, потому что это надо, надо для развития и образования ребенка, то она оправдана. Но есть вещи, которые вредят развитию личности, которые недопустимы.

— А не становятся ли дети, выросшие у авторитарных родителей, менее способными принимать какие-то свои, самостоятельные решения, зависимыми от своих родителей?

— В разных семьях — по-разному. Это зависит от степени авторитарности. Где-то родители «передавливают» ребенка, а где-то строгостью добиваются какой-то конструктивной и необходимой ребенку цели. Судьбы детей уникальны и при схожем подходе родителей к воспитанию из родительской семьи порой выходят совершенно разные личности. И все-таки строгость обязательно должна присутствовать в отношениях с детьми. С ребенком нельзя играть в демократию. В разговоре с родителями я всегда спрашиваю их: «Кому вы наливаете первую тарелку супа за обедом?» Обычно они отвечают: «Ребенку». Тогда я говорю: «Значит, ребенок — главный в вашем доме». Совершенно неправильно, если ребенок становится главным членом семьи. Из-за этого даже разваливаются родительские пары. На самом деле, если папа и мама однажды начали свою жизнь вдвоем, то им и следует продолжать ее с опорой друга на друга и в тесной связи между собой. Когда в семье появляется третий, ему нужно дать место в своей жизни и идти дальше всем вместе по этой жизни, а не сопровождать и не нести этого третьего на руках. Нужно выполнять свои родительские обязанности. Я считаю, что стиль воспитания должен быть смешанным. Можно иногда либеральничать, но нельзя совсем отказываться от принципиально важных требований и наказаний за их невыполнение. Нельзя относиться к поведению ребенка и его поступкам попустительски. Вы посмотрите, сколько в наши дни вырастает детей, которые натурально терроризируют своих родителей, а те готовы идти на любые уступки, только бы не вступать в конфликты со своими детьми!

— Как вы относитесь к телесным наказаниям? В наше время многие считают их пережитком.

— Я считаю, что в каких-то ситуациях ребенок должен прочувствовать совершенную им ошибку «через тело». Что же до насилия, то оно бывает не только физическим, но и психологическим. Например, один мальчик потерял интерес к учебе, не хотел идти в школу; постоянно стремился оставаться с мамой. У него пропал аппетит. Он рассказывал: «Папа достает меня каждый день: выучил ли я уроки, не выучил ли… Плохо убрано на столе, не так что-то лежит… У него ко мне постоянно придирки, по каждому поводу». Я разобралась в причинах этих придирок. Во-первых, отношения супругов были на грани развода. А сын был похож на маму: такой же мягкий, и папа проецировал свое отношение к супруге на этом ребенке. И доходило до того, что они попросту сваливал со стола на пол все вещи сына, если они не были прибраны, и мальчишка в результате такого обращения с собой дошел до грани: перестал спать, есть, ходить в школу. Когда мы стали с ним рисовать, то он нарисовал себя, папу и нарисовал между ними стену. Мама привела ко мне мальчика после попыток суицида с его стороны.

— То есть, даже мелкие придирки, которые не имеют отношения к физическим наказаниям, на самом деле могут расцениваться как насилие?

— Да, они могут быть насилием. Когда они продолжаются изо дня в день, по чуть-чуть. Это доводит ребенка до самоубийства. Насильственность действий родителей ее всегда очевидна для них самих. Они могут в отношениях с ребенком открыто демонстрировать свой характер, свои настроения, не догадываясь, насколько болезненны эти проявления для их сына или дочери. Тогда насильственность определяется по ее последствиям — признакам стресса в состоянии ребенка: обмороки, утрата или повышение аппетита, расстройство сна, расстройство стула, повышение температуры, плаксивость — первые признаки неблагоприятной для ребенка ситуации в семье.

— Есть ли какие-то рамки, дальше которых терпимость к поступкам и поведению ребенка не должна заходить?

— Ребенок — это ребенок; его надо принимать таким, какой он есть. Отделять ребенка от его поступков. Я считаю, что наказания должны быть разными. Маленького ребенка можно через игры приучать к мягким методам подчинения. В игровой форме заставить, например, собирать игрушки. До трех лет все воспитательные действия должны проводиться в форме игр, с разными приговорочками, стишками, песенками. Ребенка постарше можно ставить в угол. Так он не сможет отвлечься от наказания на какую-то другую игру и будет раздумывать о своем поступке. Можно заставить ребенка попросить прощения и освободить его от стояния в углу через пять минут, а не через час. Есть такая проблема: часто один родитель разрешает то, что другой запрещает. Ребенок при этом думает: «Вы между собой-то разберитесь, а я пока буду поступать так, как хочу». И он не будет слушаться родителей, хотя они и наказывают его, пока они не определятся совместно, что такое хорошо, а что такое плохо. Иногда ребенка можно и обидно обозвать, и ремнем выпороть за какой-либо проступок, но иногда и за очень серьезные вещи нужно всего лишь поговорить с ним, сказать ему: «Ну, что же ты делаешь? Так же нельзя делать».

— Насколько порог терпимости к проступкам ребенка должен снижаться по мере его взросления? Должно ли быть более жестким отношение к ребенку во время его переходного возраста или если ребенок является «трудным»?

- Но трудный ребенок вырастает из малыша. Он вырастает как плод вашего воспитания, из тех ситуаций, когда вы в прошлом наказывали или не наказывали его. Нужно настойчиво и внимательно заниматься ребенком с малых лет. Нельзя, например, позволять своему ребенку плеваться, где ни попадя. Ребенка надо сразу же останавливать, а потом и наказать. Ребенку нужно объяснять ситуацию сразу, как только она произошла, иначе потом он ее забывает и не чувствует связи между наказанием и своим поступком. Нужно вовремя остановить то действие, которое он совершает, если оно не верно, а для этого нужно часто быть с ребенком, нужно тратить на него много времени и сил. Суровое наказание вызвано в большинстве случаев невозможностью найти какое-то другое решение проблемы. Если родители бьют ребенка, то, как правило, тогда, когда они уже не знают, что можно еще сделать с ним. Это — вынужденный переход границ. Наказание в этом случае родительского отчаяния может перерасти в насилие. Родителям нужно держать себя в руках.

Не всегда телесное наказание — самое сильное средство. Я знаю такую ситуацию: ребенок унес из магазина спортивную сумку. Родители его немедленно выпороли, и сказали: «Этого делать нельзя». Но сумка осталась дома. Я считаю, что его можно было не пороть, но нужно было, чтобы ребенок прошел стадию стыда за совершенный грех. Нужно было вместе с ним прийти в этот магазин и вернуть эту сумку с извинениями: «Возьмите это обратно и простите моего сына». Ребенок будет упираться жутко, но его нужно обязательно заставить пройти через этот пункт стыда. В нем должно проснуться чувство и стыд. Так же можно поступить, если ребенок забрал только игрушку из детского сада, ведь это уже воровство. Чувство стыда должно быть разбужено как можно раньше.

— Что делать, например, если ребенок требует купить ему какую-то игрушку, плачем, топает ногами?

— Психологи рекомендуют к этому относиться спокойно; сохранять выдержку — не бить ребенка, не ругаться с ним. Ребенка нужно унести подмышкой и дома переговорить с ним.

— Но не купить?

— Нет, конечно! Если на это нет средств, или это не необходимая вещь, или вы не хотите покупать ее, то конечно нет. Нужно воспитывать в ребенке волю, навык отказываться без внутреннего надлома от своих желаний, которые оказываются недостижимыми. Ребенок не научается этому, если ему потакать во всем, а надо, чтобы у него появилась сила воли отказываться, отступать в тех ситуациях, когда его желание не связано с жизненно важными вещами.

— Вывод такой: не всякое жесткое наказание — это насилие. Главное, чтобы оно было адекватным совершенному поступку?

— Главное, чтобы оно было на пользу. Наказание должно быть направлено не на то, чтобы унизить ребенка, а на предотвращение повторения конкретного совершенного им сейчас поступка. Насилие же приводит к унижению, оскорблению и боли для ребенка.

— Из двух крайностей, какую вы бы назвали менее вредной: излишнюю жестокость или чрезмерное попустительство?

— Одинаково опасны обе крайности. В любом случае, с ребенком всегда нужно договариваться и своим личным примером показывать, как следует, а как не следует поступать. Родители часто не понимают, что дети повторяют их поведение, и почти никогда не пытаются договариваться с ними. Обычно ребенку либо попустительствуют во всем, либо за любым его непослушанием следует жесткое наказание. Но я считаю, что иногда человека нужно обидеть, для того чтобы он задумался. Как говорится: посеешь привычку — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу. Одно вытекает из другого. Поступки ребенка нужно отслеживать, оценивать и корректировать. Разница между наказанием и насилием в том, что насилие разрушительно влияет на развитие личности, а наказание корректирует отношение личности к конкретным своим поступкам. Родители должны корректировать и направлять своего ребенка, чтобы он, невзирая на то, что воспитательные меры родителей будут иногда наносить ему обиду, понимал разницу между тем, что правильно.

Жестокое обращение с детьми — это не только побои, нанесение ран, сексуальные домогательства и другие способы, которыми взрослые люди калечат ребёнка. Это унижение, издевательства, различные формы пренебрежения, которые ранят детскую душу.

Ребенку легко причинить вред. Уязвимость детей к насилию объясняется их физической, психической и социальной незрелостью, а также зависимым, подчиненным положением по отношению к взрослым, будь то родители, опекуны, воспитатели, учителя. Большую роль в распространении жесткости к детям играет неосведомленность родителей или лиц их заменяющих, о том, какие меры воздействия недопустимы по отношению к ребенку, непонимание, что не каждое наказание идет ему на пользу. Немаловажное значение имеет и низкое правовая культура населения, недостаточные знания законодательных норм, охраняющих права ребенка и гарантирующих наказание насильников. В том числе нарушение основных прав человека и ребенка.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации, Конвенцией о правах ребенка, Семейным Кодексом Российской Федерации, законодательными актами как на федеральном, так и на региональном уровнях, ребенок имеет множество прав и одним из самых главных его прав является право на проживание и воспитание в семье, а также на уважение его человеческого достоинства. Если же права ребенка грубо нарушаются и ребенок оказывается в обстановке, не отвечающей требованиям его воспитания и обучения, в Семейном кодексе и в законодательных актах указаны меры социальной защиты детей и подростков.

В российском законодательстве существует несколько видов ответственности лиц, допускающих жестокое обращение с ребёнком.

1. Административная ответственность.

Лица, допустившие пренебрежение основными потребностями ребенка, не исполняющие обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних, подлежат административной ответственности в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (ст. 5.35). Рассмотрение дел по указанной статье относится к компетенции комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав.

2. Уголовная ответственность.

Российское уголовное законодательство предусматривает ответственность лиц за все виды физического и сексуального насилия над детьми, а также по ряду статей — за психическое насилие и за пренебрежение основными потребностями детей, отсутствие заботы о них. Примеры: ст. 111 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью), ст. 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью), ст.113 (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта), ст.115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст.116 (побои), ст.117 (истязание), ст. 118 (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности), ст. 131 (изнасилование), ст.132 (насильственные действия сексуального характера), ст.133 (понуждение к действиям сексуального характера), ст. 134 (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста); ст. 135. (развратные действия), ст.125 (оставление в опасности), ст.124 (неоказание помощи больному), ст. 156 (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего), ст. 157 (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей), ст. 110 (доведение до самоубийства), ст. 119 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) и другие.

3. Гражданско-правовая ответственность.

Жестокое обращение с ребенком может послужить основанием для привлечения родителей (лиц, их заменяющих) к ответственности в соответствии с семейным законодательством. Пример из Семейного кодекса Российской Федерации: ст. 69 (лишение родительских прав), ст. 73 (ограничение родительских прав), ст. 77 (отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью).

4. Дисцилинарная ответственность. [15]

Могут быть подвергнуты лица, в чьи обязанности входит обеспечение воспитания, содержания, обучения детей, допустившие сокрытие или оставление без внимания фактов жестокого обращения с детьми.

В заключение необходимо сказать вот о чем. Установление ограничений примешивает чувство враждебности к испытываемой ребенком по отношению к родителю любви. Чувства враждебности, а иногда и ненависти к тому, кого любишь, могут возникнуть как у ребенка к родителям, так и у родителей к ребенку.

Естественность амбивалентных отношений хотя и чревата потенциальными конфликтами, но в то же время имеет и позитивную сторону, которая состоит в том, что конфликт приводит в действие механизмы уживчивости, приспособления к реакциям, как ребенка, так и родителей.

Ребенок учится справляться с чувством враждебности; воспринимать моральные установки и требования родителей; у него формируются качества разумной уступчивости перед авторитетными руководителями, а также стремление к самоутверждению.

Таким образом, установление ограничений становится существенным фактором во взаимоотношениях ребенка и родителей. Последствия для обеих сторон имеют жизненно важное значение.