Христианизация нерусских народов

Христианизация нерусских народов

Общеизвестно, что важным составным элементом политической системы имперской России была православная церковь. Будучи государственной религией, православие являлось идеологией, скрепляющей подданных единой империи, и, по сути, одной из базовых задач колонизации (помимо расширения территории и получения статуса сверхдержавы) была реализация идеи православия. Его несло с собой Российское государство, а включение в его границы новых земель должно было означать расширение пределов православного мира и увеличение православного народа, поэтому с самого начала был сделан упор на христианизацию нерусских народов.

Именно для реализации такой масштабной цели, как христианизация нерусских народов империи на территории всего Приволжского региона, в 1740 г. был создан специально утвержденный государственно-церковный орган – Контора новокрещенских дел, или Новокрещенская контора с центром в городе Свияжск при Свияжском Богородицком монастыре.

Правовое поле, в рамках которого действовала Новокрещенская контора, помимо общероссийских законодательных актов, касающихся всех жителей страны, формировал блок императорских указов об иноверческих и новокрещеных жителях империи. В первую очередь речь идет об указе императрицы Анны Иоанновны от 11 сентября 1740 года «Об отправлении архимандрита с некоторым числом священнослужителей в разные губернии для обучения новокрещеных христианскому закону и о преимуществах, новокрещеным дарованных», который являлся, по сути, программой крещения нерусских народов Российской империи и которым руководствовались в своей деятельности Новокрещенская контора, местные органы власти, миссионеры. Согласно этому указу, государство предоставляло различные по характеру экономические льготы вновь обращенным в православие лицам, а также гарантировало освобождение от рекрутской повинности и наказания за маловажные преступления (льготы для новокрещенцев: освобождение от податей и рекрут. повинности на 3 года, выдача крестов, наград деньгами и одеждой. Подати и рекрут. повинность новокрещенцев перекладывались на некрещёных). Указ не только установил начало активной миссионерской деятельности в масштабах нескольких губерний, но еще и предписывал программу-минимум обучения крещеных основам христианской веры и организацию 4 новокрещенских школ.

Во главе Конторы был поставлен архимандрит Дмитрий Сеченов, которому подчинялся штат священнослужителей из пяти человек, а также для миссионерских поездок по губерниям выделялось необходимое число солдат. В 1741–1742 гг. Сеченов также поставил перед Синодом вопрос о массовом строительстве церквей, переселении некрещеных иноверцев, освобождении принявших православие от рекрутской повинности и от наказания за совершение нетяжкого преступления.

Деятельность Новокрещенской конторы проходила в тесном сотрудничестве с Нижегородской духовной консисторией под руководством правящего архиерея.

1 сентября 1742 г. архимандрит Свияжского Богородицкого монастыря, управитель конторы Дмитрий Сеченов был назначен архиереем Нижегородской епархии, которого в 1748 г. на посту правящего архиерея епархии сменил еще один видный деятель Новокрещенской конторы Вениамин Пуцек-Григорович. Таким образом, мы видим, что именно в этот период правящими архиереями Нижегородской епархии становятся два бывших деятеля Конторы – Дмитрий Сеченов и Вениамин Пуцек-Григорович.

Оба епископа продолжили активную миссионерскую деятельность и на подвластной им территории Нижегородской губернии. За несколько лет пребывания Дмитрия Сеченова в должности правящего архиерея в Нижегородской губернии количество крещеных возросло значительно, появились целые волости, в которых, кроме татар, некрещеных иноверцев не было.



Переселением крещеных и некрещеных иноверцев, а также защитой новокрещеных от всяких обид и притеснений занимался специальный чиновник конторы. С 1742 г. им являлся профессиональный военный в отставке Борис Ярцев, его помощником в Нижегородскую губернию в 1745 г. был определен майор в отставке Г. Ларионов, имевший родовую вотчину в Курмышском уезде губернии. Судя по документам, работу Ларионова по защите новокрещен от обид и притеснений нельзя назвать эффективной – каких-либо реальных результатов по справедливому разрешению дел на основе многочисленных челобитных новокрещен о притеснениях и взятках местных священнослужителей он на своем посту не добился.

К 1745 г. некрещеными на территории епархии остались лишь татары, в деревнях которых число новокрещен было незначительно: к 1749 г. в 11 из всех 25 татарских селений наблюдалось всего 226 человек новокрещен (то есть 59 на 432 дворов соответственно).

К 1747 году в Нижегородской епархии насчиталось 50 430 новокрещеных, что составляло практически абсолютное большинство мордвы, чуваш, мари. За этот же период времени на миссионерские цели из Новокрещенской конторы в Нижегородскую консисторию в два этапа (1744 г. – 2000 руб., 1745 г. – 3000 руб.) была выделена значительная по тем временам сумма в 5000 рублей: «…из Конторы в епархию к новопостроенным в новокрещенских жительствах церквям церковной утвари и на роздачу одежды неимущим и убогим, крестов и икон отпущено 6000 рублей, из которых в 1745 году получено из конторы 3000 рублей». Точных данных о том, сколько же всего денежных средств было предоставлено для новокрещенских нужд Нижегородской епархии, нет, но полагаем, что сумма если и выделялась, то уже не столь значительная, так как к этому времени некрещеными в губернии оставались лишь татары-мусульмане, а сама Новокрещенская контора в 50-е гг. стала испытывать определенные материальные трудности из-за постоянного недофинансирования со стороны государства.

В течение первых шести лет деятельности Конторы на территории епархии было построено 52 церкви, имевшие положенный штат церковнослужителей и оборудованные необходимой утварью. Строительство храмов осуществлялось не без сбора пожертвований со стороны самих новокрещен.

Помимо вышеизложенного, за время деятельности Новокрещенской конторы в губернии был осуществлен учет всех новокрещеных и некрещеных жителей края, обеспечены необходимым числом священно- и церковнослужителей селения новокрещен, инициированы дела об отступничестве от православия с вынесением сурового наказания, поднят вопрос об обучении новокрещенских детей-сирот в Нижегородской семинарии.

За одиннадцать лет архиерейского правления епископом Вениамином и архимандритом Дмитрием были рассмотрены и вынесены решения по многим новокрещенским проблемам: о строительстве церквей в селах, об уплате положенных льгот, об освобождении от рекрутства, долговой кабалы или от наказания за преступления за принятие крещения, о чинимых священнослужителями притеснениях и обидах.



Однако по своей сути крещение для большинства нерусских народов губернии являлось формальным актом, местное население было вынуждено принимать христианство, чтобы не уезжать с обжитых мест. По закону было разрешено забирать земли у тех, кто отказывался креститься, и запрещено отбирать поместные земли у тех, кто принял христианство. Право продажи поместья имеют только крещеные люди, земли крещеных по наследству переходили только крещеным, правом получения и передачи наследства могли пользоваться только крещеные, владеть вотчинами и крестьянами могли только крещеные.

В последние годы своего существования Новокрещенская контора уже не проявляла особой активности, да и власти не обращали такого пристального внимания делу крещения иноверцев, так как в количественном плане основная часть их уже была крещена. К тому же к середине 50-х гг. Лука Канашевич полностью взял в свои руки дело крещения, а Новокрещенская контора стала исполнительным органом воли казанского архиерея.

Таким образом, отчасти благодаря тому, что во главе Нижегородской консистории в 40–50 гг. XVIII века стояли два активных миссионерских деятеля Новокрещенской конторы, процесс христианизации, пусть пока во многом формальный, на территории Нижегородской губернии, за исключением татар, был завершен.



Как известно, ряд поволжских народов (мари, мордва, чуваши) до принятия христианства являлись последователями языческих религий. Спешный переход от язычества к православию, без сомнения, имел серьезные духовные последствия для этих народов. Претерпевают изменения элементы материальной культуры и быта, формы традиционного брака, нормы повседневной морали и семейно-брачных отношений. В силу этого насильственное крещение вызывало сопротивление народов и длительное существование в народной религии дохристианских представлений, образов, обрядов, образовавших причудливый симбиоз с образами православной религии.