изучение баллады на уроках литературы

Изучение жанра баллады на уроках литературы с учетом жанровой специфики

Содержание

Введение……………………………………………………………………..…3

Баллада как литературный жанр………………………………..………..5

§1. Жанровые признаки и типология баллад………………………….…….5

§2. Жанр баллады в западноевропейской и русской литературе………..…9

II. Подходы к изучению баллад на уроках литературы………………..….18

§1. Обзор учебно-методической литературы……..…………………….…18

§2. Методические рекомендации по изучению баллады на уроках

литературы в 5-9 классах………..………………………………………32

§3. Элективный курс «Жанр баллады в мировой литературе»

для старших классов профильной школы……………………….…….43

Заключение……………………………………………………………….……48

Литература………………………………………………………….…………50

Введение

Понятие «жанр» является базовым теоретико-литературным понятием современного литературного образования школьников. О важности осмысления жанра произведения писали многие методисты. Так, М.А. Рыбникова в своем труде «Очерки по методике литературного чтения» говорит о необходимости учитывать жанровое своеобразие произведения в процессе его изучения в школе. А.Б. Есин в работе «Принципы и приемы анализа литературного произведения» отмечает, что категория жанра в анализе художественного произведения имеет несколько меньшее значение, нежели категория рода, но в ряде случаев знание жанровой природы произведения может помочь в анализе, указать, на какие стороны следует обратить внимание.

В школе жанр баллады представлен во всех программах, но жанровая специфика не до конца учитывается. На первый взгляд кажется, что вопрос об изучении этих произведений полностью освещен, но анализ методических рекомендаций и периодических изданий показал, что при работе с балладой рекомендуется опираться на традиционные методы и приемы, в основном репродуктивного характера, не используется интеграция, межпредметные связи, работа с диалогом, не учитывается эмоциональный фон. В периодических изданиях за последние два года опубликовано три статьи о балладе, но они несут только теоретические сведения, не представляя никаких методических рекомендаций.

Данные положения определили актуальность работы.

Объектом исследования является баллада как литературный жанр.

Предмет исследования – специфика восприятия и методика изучения баллад в школе.

Цель работы – разработать систему изучения баллады на уроках литературы в 5-11 классах.

В ходе исследования проблемы была выдвинута гипотеза: учет жанровой специфики баллады будет способствовать целостному восприятию данных текстов, а также эстетическому и творческому развитию школьников.

Цель и гипотеза определили задачи исследования:

определить жанрообразующие признаки баллады и выявить её специфику в творчестве отдельных авторов русской и зарубежной литературы;

проанализировать программную и учебную литературу и обобщить методический опыт по изучению баллады в школе;

разработать методические рекомендации по изучению произведений данного жанра в 5-9 классах с опорой на программу В.Я. Коровиной;

разработать элективный курс «Жанр баллады в мировой литературе» для старших классов профильной школы.

Решение поставленных задач оказалось возможным при опоре на следующие методы исследования:

методы теоретического исследования: анализ методических и литературоведческих источников;

методы эмпирического исследования: наблюдение за учебным процессом, беседы с педагогами.

Методологической основой исследования явились труды М.П. Алексеева, Д.М. Балашова, М.Л. Гаспарова, М.И. Кравцова, отражающие специфику произведений жанра баллады.

Базой для разработки методических рекомендаций послужили работы О.А. Ереминой, И.И. Аркина, С.М. Аникиной, И.В. Золотаревой и др.

Практическая значимость исследования заключается в том, что предложенная методическая система может быть использована учителями-словесниками в практике школьного преподавания литературы, а также в высшем образовании (при проведении семинарских занятий, организации внеклассного чтения во время педагогической практики и элективных курсов).

Работа состоит из теоретической главы, посвященной специфике баллады как литературного жанра, которая определяет её особенности. Методическая глава включает анализ учебно-методических источников, периодических изданий. Кроме того, в практической части работы представлены рекомендации по изучению баллады в 5-9 классах, а также разработка элективного курса «Жанр баллады в мировой литературе», предназначенного для старших классов профильной школы.

Баллада как литературный жанр.

§1. Жанровые признаки и типология баллад.

Изучением произведений жанра баллады занимались многие литературоведы. В работах М.П. Алексеева, Д.М. Балашова, М.Л. Гаспарова, Н.И. Кравцова содержатся исторические сведения по изучению баллад. Ученые рассматривают зарождение данного жанра, его исторические изменения. Особое место в работах занимает изучение славянских баллад.

Европейская баллада, зародившись как литературный жанр еще на исходе первого тысячелетия нашей эры, прошла сложный путь развития. Ее происхождение невозможно свести к какому-то одному источнику, истоки и генезис этого удивительного жанра можно найти и в устном народном творчестве, и в мифологии, и в средневековом героическом эпосе, и в истории.

Так, средневековые провансальские, итальянские и старофранцузские баллады обнаруживают связь с весенними хороводными песнями любовного содержания. Провансальское слово balada означает «плясовая песнь» (от balar — «плясать»), итальянское ballata — лирическая танцевальная песня (от ballare — «танцевать»), французское ballade или ballette (буквально — «плясовая песня») — все восходят к позднелатинскому ballāre — «плясать» (развившемуся из греческого βαλλιτμόs — «танец») [12; с. 25].

В скандинавских балладах связь с танцем сохранялась еще и в XX в., но связь эта уже и в средние века не имела следов первобытного обрядового действа. Музыка, пение и танец с самого начала выступали в балладе как самостоятельные искусства, придавая данному типу баллады особую художественную завершенность. Вместе с тем у многих народов Европы баллада уже на ранних стадиях утратила связи с танцем или даже не имела их изначально.

Обнаруживая удивительную, почти универсальную «всеядность» в своих истоках, народная баллада сохранила эту «всеядность» на всем протяжении своего многовекового развития, передав затем ее литературной балладе. Н.И. Кравцов, внимательно исследовавший генезис и особенности славянской народной баллады, подчеркнул важность исторического принципа в подходе к жанру: «Суть дела состоит в том, что многообразие сюжетов: форм и типов (разновидностей) баллад — сложилось не сразу, а является результатом длительного развития жанра, которое состояло в обогащении его в связи с ходом жизни народа. Баллада существовала не изолированно от других жанров, а в непрестанном взаимодействии с ними, что также служило основой возникновения ее разновидностей» [20; с. 197]. Древнейший слой европейских баллад сюжетно во многом перекликается с эпизодами мифологического, животного или героического эпоса. Поскольку эпос (например, кельтский, скандинавский, древнегерманский или южнославянский) донес до нас черты архаических, дофеодальных эпох (военно-родовой общины и даже матриархата), то, естественно, эти же черты отражены и во многих балладах. Хотя в некоторых региональных исследованиях убедительно доказывается первенство эпоса по отношению к балладам (на примере испанских романсов, норвежских баллад и т. д.), в ряде известных случаев баллады сами давали импульсы к возникновению эпоса.

Народная баллада, активно развиваясь в течение многих столетий, постоянно вбирала в себя и перерабатывала самый разнородный материал, черпая его из устных преданий и письменных источников или непосредственно из жизни. Академик М.П. Алексеев, пытавшийся разобраться в огромном море английских и шотландских баллад, пришел к следующему выводу: «Происхождение сюжетов баллад очень различно: иные имеют своими источниками книжное предание, христианские легенды, произведения средневековой письменности, рыцарские романы, даже в отдельных и редких случаях произведения античных авторов, усвоенные через посредство каких-либо средневековых обработок и пересказов; другие восходят к устному преданию, представляют собой вариации «бродячих сюжетов», пользовавшихся международным распространением. Третьи воспроизводят какое-либо историческое событие, видоизменяя, стилизуя его соответственно общим условиям песенной традиции» [2; с. 221]. Столь же пеструю картину представляют сюжеты немецких народных баллад.

С точки зрения разнообразия сюжетов и характера их обработки баллады можно определить как повествовательные песни (или стихотворения) с драматическим развитием сюжета.

Вплоть до настоящего времени наиболее распространенным принципом классификации баллад (как народных, так и литературных) продолжает оставаться классификация по сюжетам, группируемым по тематическому принципу. Так, Н.И. Кравцов подразделял славянские баллады на мифические, исторические, социальные и семейно-бытовые [21; с. 177]. Д.М. Балашов, выделяя среди русских баллад семейно-бытовые, исторические и социально-бытовые, исходил из «преобладания того или иного характера конфликта» [8; с. 19]. В одном из новейших изданий славянского фольклора речь идет о «четырех тематических группах баллад: исторических, любовных, семейных и социальных», выделяемых «в зависимости от характера трагического конфликта» [7; с. 240]. Примерно так же обстоит дело и с классификацией баллад в западноевропейских литературах. Известный исследователь англоязычной народной и литературной баллады Г.М. Лоуз, основываясь на тематическом принципе, делит все баллады на восемь классов: баллады о сверхъестественном, трагических ситуациях, любви, преступлениях и преступниках, шотландской границе, войне и приключениях, баллады смешанного характера, юмористические баллады и пародии [45; с. 9]. Другой крупный знаток англоязычных народных баллад А.Б. Фридман выделяет пятнадцать тематических групп . В одном из важнейших обобщающих трудов по немецкой народной песне отдельные главы посвящены героической балладе, семейной балладе, балладе, основанной на легенде или на предании, и, наконец, балладе-шванку, т. е. балладе, основанной на анекдотическом происшествии. Уже из приведенных примеров классификации баллад по тематическому принципу видно, что, облегчая систематизацию всего балладного фонда, этот принцип мало что дает для понимания основных черт баллады, ее отличий от других эпических или лирико-эпических жанров, в основе которых также может быть трагический или драматический конфликт. Темы и сюжеты баллад настолько разнообразны, что при желании можно с большим или меньшим основанием произвольно выделять любое число балладных групп.

Искусственность тематического подхода заставила ученых искать другие, более существенные признаки баллады. Н.И. Кравцов в отношении славянских баллад пришел к следующему выводу: «Во всех разновидностях есть общее: семейно-личные сюжеты и семейно-личный аспект освещения событий. Это свойственно балладам всех времен и всех народов, а поэтому может быть основным, устойчивым признаком баллады как жанра» [21; с. 197]. Действительно, семья как общественная ячейка, видоизменяясь, сохраняла многие из своих функций и в рамках различных общественных формаций. И все же формулировка Н.И. Кравцова страдает излишней категоричностью. Сюжеты европейских (в том числе и славянских) народных баллад далеко выходят за пределы семейно-личных конфликтов. Литературные же баллады, обнаруживая бесспорную преемственность с народными, вообще подобной классификации не поддаются.

Наиболее полной, как нам кажется, является классификация

А.Б. Фридмана, но для учащихся она слишком подробна и трудна. Более простым в усвоении и понимании представляется подход Д.М. Балашова.

Время появления этих баллад в Европе можно определить весьма приблизительно в сопоставлении с другими жанрами устного народного творчества. При этом важно помнить, что устная народная традиция в Европе никогда не прерывалась и ее исторически засвидетельствованные формы в некоторых регионах уводят в далекие тысячелетия до нашей эры.

Трансформация первичных форм баллады заключалась в усилении лирического начала, расширении круга сюжетов, в усложнении и дифференциации форм.

Таким образом, можно говорить о художественной специфике баллады на основании дошедших до нас текстов XIII—XVI вв., выделив такие особенности баллады как: драматизм развития сюжета, прерывистость повествования, концентрирующего внимание на кульминационных моментах, использование диалога как сюжетообразующего фактора, применение разнообразных форм повтора, усиливающего драматизм ситуации, а также недосказанность, придающую балладам таинственность или даже загадочность. Эти особенности не обязательно проявляются одновременно, наряду с ними могут возникать и другие, свойственные тем или иным национальным формам баллады.

§2. Жанр баллады в западноевропейской и русской литературе.

Свой высший расцвет европейская народная баллада переживала в XIII—XVI вв., хотя в разных странах и разных регионах указанные временные границы могли смещаться в ту или иную сторону или же расширяться по протяженности. От XV—XVI вв. сохранилось обширное количество рукописных (а затем и печатных) сборников песен (например, в Германии, Франции, Испании), где содержались и многие тексты балладного характера. В эту эпоху баллады бытовали и пелись в самых широких слоях городского и сельского населения. Крупнейший исследователь немецких народных песен Ион Майер подчеркивал: «Знание текстов и мелодий во всех слоях народа было распространено до такой степени, что мы сегодня едва ли в силах это себе представить» [43; с. 43 ]. В ряде стран Западной Европы это была эпоха упадка феодальной рыцарской культуры и подъема культуры городской, раннебуржуазной, бюргерской. Это была эпоха Возрождения, которая в Германии, Франции, Испании, Италии и Англии выразилась в широком интересе народных масс к богатствам духовной культуры, в том числе и к песне. В балладах южнославянских народов, очень богатых и разнообразных по содержанию, после победы турок над сербами на Косовом поле (1389) важное место стали занимать мотивы борьбы с иноземными захватчиками.

В XVII и в первой половине XVIII в. интерес к балладам в образованных слоях населения несколько угасает. Хранителями песен балладного типа становятся деревни и городские окраины, где постепенно развивается своеобразный жанр балладообразной городской уличной песни, которую в Германии называли «бэнкельзанг»; исполнение подобных песен обычно сопровождалось музыкой (гармоника, шарманка) и показом отпечатанных в типографии «летучих листков» — текстов с картинками, иллюстрирующими исполняемый сюжет,— которые тут же по сходной цене продавались всем желающим. В городской уличной балладе по-своему перерабатывались и древние и средневековые сюжеты. Создатели и исполнители «летучих листков», как правило, предпочитали старинной народной балладе более злободневные сюжеты и подыскивали для них форму, способную удовлетворить вкусам разнородной ярмарочной толпы. Но в то же время традиции «бэнкельзанга» не умерли, и уже в XX в. этот жанр словно бы возродился в острых социальных балладах и «зонгах» Франка Ведекинда, Бертольта Брехта, Курта Тухольского и Эриха Вайнерта.

Широкий общественный интерес к народной песне, и, пожалуй, в первую очередь к балладе, несколько заглохший, как уже говорилось, в XVII веке, начал снова просыпаться у образованной публики во второй половине XVIII веке на фоне пробуждающегося интереса к истории, к народному прошлому. Первый успех выпал на долю гениальных подделок древнего кельтского эпоса Джеймсом Макферсоном, публиковавшихся в 1760—1773 гг. и получивших всемирную известность под названием «Поэм Оссиана». Оссиан увлек Гёте, Бюргера и ряд других писателей. С большим восторгом чуть позднее были приняты они и в России, где вышли их полные и частичные переводы, а также были созданы многие произведения в подражание «Поэмам Оссиана» или по их мотивам. Романтики Клеменс Брентано и Ахим фон Арним собирают и издают немецкие народные песни «Волшебный рог мальчика». В 1817 г. в Вене был найден и затем издан средневековый мифологически-сказочный эпос «Кудруна», в 1837 г. в Париже была впервые опубликована «Песнь о Роланде», послужившая источником многочисленных литературных баллад в разных странах. В год смерти Байрона (1824), активно участвовавшего в борьбе за свободу Греции, во Франции вышли «Народные песни Греции». Еще на десять лет раньше были изданы сербскохорватские песни Вука Караджича, с восторгом встреченные поэтами и фольклористами всей Европы. В России о серьезном интересе к фольклору свидетельствовало «Собрание разных песен» М.Д. Чулкова, содержавшее наряду с литературными текстами и подлинно народные, в том числе и балладные песни. В 1804 г. в Москве были изданы «Древние русские стихотворения». Это богатство было замечено и Карамзиным, писавшим «Историю государства Российского», и Жуковским, который не только блестяще перевел «Слово о полку Игореве», но и постоянно работал сам над созданием национального русского эпоса, и Пушкиным, внимательно читавшим этот сборник, и многими другими русскими поэтами, писателями, учеными: от А.X. Востокова и В.К. Кюхельбекера до И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого и М. Горького. В.Г. Белинский писал: «Это книга драгоценная, истинная сокровищница величайших богатств народной поэзии, которая должна быть коротко знакома всякому русскому человеку, если поэзия не чужда душе его и если все родственное русскому духу сильнее заставляет биться его сердце» [12; с. 381].

Во всем громадном потоке публикаций старинных текстов эпического и балладно-песенного содержания баллады едва ли не сразу заняли особое место, сыграв во многих европейских литературах роль своеобразного катализатора в поисках новых выразительных возможностей языка поэзии. Хотя первоначальные импульсы в этом направлении исходили из Испании и Англии, первые европейски значимые результаты в создании и осмыслении самого жанра литературной баллады были достигнуты в Германии. Огромную роль здесь уже в период «Бури и натиска» сыграли И. В. Гёте и Г. А. Бюргер.

Гёте записал летом 1771 г. в Эльзасе 12 народных баллад вместе с мелодиями. При этом он тщательно обдумал структуру своего небольшого собрания, лежащего у самых истоков современной фольклористики в Германии. Из всех фольклорных жанров Гёте с особым вниманием относился к балладе, называя ее то «живым зародышем», «прасеменем» всей поэзии, то прообразом искусства, его первичной национальной формой. В 1821 г., уже имея за плечами огромный опыт собственного балладного творчества, Гёте обобщил свои раздумья об этом уникальном жанре в специальной статье о балладе. Специфику неотразимого художественного воздействия баллады он видел в соединении в ней элементов эпоса, драмы и лирики. В ранних балладах самого Гёте («Рыбак», «Лесной царь», «Фульский король») преобладает синтез лирических и драматических элементов, в поздних же балладах («Коринфская невеста», «Бог и баядера», «Баллада») лирический элемент заметно вытесняется эпическим [13; с. 208].

К лучшим произведениям Ф. Шиллера относятся баллады, написанные в основном в 1797 году. Характерной чертой баллад Шиллера является их глубокий внутренний драматизм. В пределах одного сравнительно небольшого стихотворения действие подразделяется как бы на акты, а некоторые из баллад, например «Кубок», «Перчатка», «Поликратов перстень», «Порука» и др., написаны даже в форме драматического диалога. Во всех балладах ощущается рука гениального драматурга. Идейную основу баллад составляют этические проблемы. Поэт стремится отразить в частном случае человеческой жизни закономерность поведения человека, показать силы, управляющие жизнью людей. Само обращение к жанру баллады свидетельствовало о том, что субъективизм и склонность к рефлектированию отступают на задний план, субъективно-лирический элемент уступает место эпическому и в особенности драматическому [13; с. 216].

Непреходящее значение для развития теории баллады имеют наблюдения И.Г. Гердера в 1770-х годах, связанные с его работой над сборником «Народные песни». Не теряют своей ценности для современной фольклористики и идеи Гердера о важности для народной песни «напева», «лада». «Существо песни — в напеве, а не в картине,— писал Гердер в 1779 г.,— ее совершенство определяется мелодическим движением страсти или чувства, которое можно было бы обозначить метким старинным словом лад. Если песня лишена его, если она не обладает своей тональностью, поэтической модуляцией, не выдерживает хода развития этой модуляции,— то сколько картин, какое сочетание приятных красок она ни заключала бы в себе, это уже не песня» [2; с. 80].

Жанр литературной баллады, возродившись к жизни за несколько десятилетий до начала XIX в., достиг своего расцвета и высшей популярности в эпоху романтизма, когда он на некоторое время занял едва ли не ведущее место в поэзии. Популярность и своевременность этого жанра именно в романтическую эпоху объясняются прежде всего его многофункциональностью, способностью служить самым разным (а порой и разнонаправленным) общественным и литературным целям. Популярная баллада (рыцарская, героическая, историческая) могла удовлетворить пробудившийся у широких кругов читателей интерес к национальному прошлому, к средневековью, вообще к старине. Естественный для баллады мифологический или чудесный элемент вполне соответствовал стремлению романтиков ко всему необычному, загадочному, таинственному, а зачастую и к мистическому или потустороннему. Исконное для баллады тяготение к синтезу эпических, лирических и драматических элементов хорошо сочеталось с попытками романтиков создать «универсальную поэзию», «смешать искусственную поэзию и естественную поэзию» (Ф. Шлегель) [2; с. 56], обновить ее, передать переживания человека, драматический накал чувств.

Баллада предоставила большие возможности для поисков новых выразительных средств поэтического языка, о чем ярко свидетельствуют хотя бы «Лирические баллады» (1798) У. Вордсворта и С. Т. Кольриджа. В предисловии ко второму изданию этого совместного поэтического сборника У. Вордсворт перечисляет основные задачи, которые оба автора стремились разрешить в процессе работы над «Лирическими балладами». Важнейшая творческая установка У. Вордсворта состояла в том, чтобы, «выбирая события и ситуации из самой будничной жизни простых людей, показать или описать их по возможности языком, каким эти люди говорят на самом деле; но в то же время с помощью воображения придать ему окраску, благодаря которой обыденные вещи предстанут в необычном освещении…» [2; с. 22]. Простой и наглядный пример того, что практически хотел достичь Вордсворт, являет собой баллада «Нас семеро», за которую недальновидные критики еще и в XX в. обрушивались на поэта. Используя богатейшие возможности самого жанра баллады и неисчерпаемые пласты живого разговорного языка, Вордсворт стремился раздвинуть рамки традиционной поэзии, придать ей новую психологическую глубину, обновить арсенал ее художественных средств. «Лирические баллады» сыграли огромную роль в развитии английской поэзии XIX в.

Следовательно, главное отличие баллады от эпоса заключается в принципе типизации и в способах изображения человека. Эпос создает образы чрезвычайно масштабные, преувеличенные; образы эти, получая самостоятельное значение, кочуют из былины в былину. Эпос «общенароден» и оптимистичен. Баллада же решительно отказывается от эпического преувеличения, обращается к индивидуальной, частной судьбе, к трагическому в жизни. Способом типизации в балладе является сюжетная коллизия, а не образ. Герой баллады не может быть «оторван» от сюжета. Баллада сделала достоянием искусства новые трагические противоречия общественной жизни, незнакомые эпосу.

Баллада — один из любимых лирико-эпических жанров русских романтиков, который позволял полностью отойти от реальности, создать собственный фантастический мир, противопоставленный миру реальности. К этому жанру обращались такие великие поэты, как В.А. Жуковский, А.С. Пушкин и

М.Ю. Лермонтов.

В. А. Жуковский, которого по праву считают основоположником русского созерцательного романтизма, первым обратился к балладе. Развитие этого жанра было очень важным для самоопределения русского романтизма. Большинство баллад поэта переводные («Людмила», «Лесной царь», «Ивиковы журавли» и другие), но они производят впечатление оригинальных.

Для многих баллад Жуковского характерна поэтика ужасного, атмосфера тайны. В связи с этим возникают постоянные образы: луна, вороны, совы, гробы, саваны, мертвецы.

В балладах жизнь показана как постоянное противопоставление судьбе, как поединок человека и обстоятельств, мы видим неизбежность возмездия. Основой балладного сюжета является преодоление преграды между реальным и потусторонним миром.

Переводя баллады, Жуковский сохранял многие черты подлинника. Характерной особенностью переводных баллад является то, что они русифицированы. Например, «Людмила» — это перевод «Леноры» Бюргера, но действие перенесено в Московское царство XVI-XVII веков, а главной героиней стала Людмила, русская девушка [10; с. 2].

Пушкин на определенном этапе своего творчества так же, как и Жуковский, был романтиком. Именно в этот период он пишет балладу «Песнь о вещем Олеге» (1822 г.). Материалом для произведения послужило событие, взятое из средневековой истории, так же как и многие сюжеты баллад Жуковского. Сходен и главный мотив — мотив предопределенности судьбы. Но существуют и важные различия между балладами Пушкина и Жуковского. Прежде всего, стихотворения Александра Сергеевича написаны на русский исторический сюжет, в то время как материалом баллад Жуковского является, как правило, европейское Средневековье. Важную роль играет то, что в основе сюжета «Песни о вещем Олеге» лежит летописный рассказ, и Пушкин старается быть исторически достоверным.

Продолжая традиции Жуковского, Лермонтов также обращается к жанру баллады («Воздушный корабль», «Перчатка» и другие). Он редко обращается к сюжетам Средневековья, отказывается от традиционных канонов. Поэт смело расширяет тематические рамки баллады, из условного средневековья переносит её действие на Восток, в русскую легендарную старину.

М.Ю. Лермонтов углубляет и расширяет философский подтекст баллады, не утрачивая при этом непринужденной легкости повествования. При всем разнообразии тем и источников он сохраняет верность своему мировоззрению, переосмысляет фольклорные сюжеты, рисует картину сложного мира, полного антагонизма добра и зла, нежности и жестокости, любовной страсти и мертвенной холодности [11; с. 132].

Таким образом, большинство баллад русской литературы начала XIX века являлись переводами баллад западноевропейских романтиков, но на русской почве они приобретали ряд особенностей: усиливается национальный колорит, который создается деталями быта, картинами русской природы, описаниями гадания, примет и обычаев, встречаются элементы фольклора. Жанр баллады играет важную роль в развитии русского романтизма и занимает значительное место в творчестве В.А. Жуковского, А.С. Пушкина и

М.Ю. Лермонтова.

В середине XIX века появляются баллады К.К. Павловой, И.С. Тургенева, А.А. Фета. Обращаясь к сюжетам из отечественной и мировой истории, развивая излюбленный мотив о благородном разбойнике, авторы продолжают романтическую традицию, но внешнее следование опыту предшествующего поколения приводит к тому, что баллады порой лишены самобытности, в них ощутима вторичность, жанр довлеет над содержанием, которое легко угадывается на основе уже известных баллад.

Баллада нуждалась в обновлении, и оно произошло в лирике Н.А. Некрасова. Если романтическая баллада в большей или меньшей мере близка сказке, то некрасовские баллады новеллистичны. Баллады Некрасова «Огородник», «Извозчик», «Секрет», «Влас», «Свадьба», «Знахарка», «Похороны» вполне могли бы быть изложены прозой, тем более что версии подобных сюжетов встречаются в повестях и рассказах. Но Некрасов на основе их создает баллады, придавая повествованию явно выраженную песенность. Некрасов и его современники — автор баллады «Хуторок» А.В. Кольцов и А.Н. Амосов, назвавший свою балладу «Элегией» («Хас-Булат удалой! Бедна сакля твоя…»), возвращают жанр к его истокам — народным песням. Неслучайно многие из названных баллад бытуют как песни и воспринимаются как фольклор, а их авторство игнорируется. Это еще одна весьма показательная метаморфоза баллады.

В 20 веке баллада утрачивает жанровую строгость (отдельные стихотворения Б. Брехта, Н. С. Тихонова). Баллады воплощались в музыке в виде сольных вокальных сочинений в сопровождении фортепиано (Ф. Шуберт, Р. Шуман, Ф. Лист, Х. Вольф); создавались и инструментальные баллады (главным образом фортепианные: Ф. Шопен, Ф. Лист, Э. Григ).

Для советской поэзии была характерна сюжетная баллада лиро-эпической тональности. Зачинателем баллады в этот период считается Н. Тихонов («Баллада о синем пакете», «Баллада о гвоздях»). По определению А. Квятковского советская баллада – это сюжетное стихотворение на современную тему, выдержанное преимущественно в остром ритме [11; с. 138 ].

В годы Великой Отечественной войны усилилось эпическое начало. Широкое распространение получила так называемая эпическая баллада, утратившая фантастический колорит. В свою очередь ослабел лирический элемент, что по жанровой структуре сблизило балладу с небольшим рассказом в стихах о каком-либо героическом подвиге. Безусловно, это привело к возникновению такого понятия, как «документальность баллады» (А. Вознесенский «Баллада 41го года», Р. Решина «Могила неизвестного солдата»).

Из всего вышесказанного можно сделать следующий вывод о признаках баллады как жанра:

Первый признак — внимание творцов обращено на сюжет больше, чем на описание характеров. Действие сосредоточено в одном эпизоде, предыдущие причины события опускаются, прошлого нет, рассказ начинается сразу с действия, с факта, ведется с минимумом объяснений или дополнений, что отличает стиль балладного повествования от более обстоятельного стиля эпоса.

Второй признак — драматичность баллад. Обязателен кульминационный пункт действия, события передаются в самых напряженных, самых действенных моментах, все, что не относится к действию, убрано. Диалог в балладах посвящен непосредственно действиям, передает и отражает их, увеличивая драматизм. Баллады драматичны, потому что они представляют действия, события, частью которых являются диалоги героев.

Третий признак — объективность повествования, «неперсональность», отсутствие авторского вмешательства. Чувства выражают герои, но не авторы баллад. Когда баллада начинается рассказом от первого лица, это также не есть авторское вмешательство. Первое лицо — герой баллады, а не автор, рассказ часто переходит затем к объективному изложению.

Жанр баллады оставался популярным на протяжении нескольких веков, возникнув в народной среде, баллада достигла апогея в эпоху романтизма, но, постепенно демократизируясь, стала достоянием массовой культуры.

Подходы к изучению баллады на уроках

литературы.

§1. Обзор учебно-методической литературы.

Современная система образования предлагает учителю широкий выбор программ для изучения школьного курса «Литература», различны в них подходы в изучении произведений жанра баллады.

По программе В.Я. Коровиной в основе уроков, посвященных баллададам, лежит принцип постепенного и поэтапного освоения понятия. Формирование понятия о балладе идет от простого к сложному.

С данным жанром учащиеся знакомятся в пятом классе. Для изучения предлагается баллада В.А. Жуковского «Кубок».

Предварительно рекомендуется учащимся сообщить некоторые сведения из истории создания произведения: в основе «Кубка» лежит баллада

Ф. Шиллера «Водолаз». Немецкий поэт воспользовался легендой XII в. о замечательном пловце, но облагородил ее (в предании пловец погибает от жадности). Жуковский основательно перестроил балладу (вместо морских чудищ паж видит реальных рыб). Следует отметить, что Шиллер полагал, что боги скрывают от человека только те тайны, познание которых наполнило бы его ужасом. Жуковский считал, что человеку недоступно познание любых тайн, должных оставаться, согласно предначертанию свыше, за пределами разума.

На примере данной баллады вводятся начальные представления о жанре.

Акцент при анализе произведения предлагается сделать на главных героях.

Учащимся предлагается ответить на вопросы, представленные в учебнике.

Вторичное обращение к жанру баллады происходит в конце пятого класса, учащиеся читают балладу Роберта Льюиса Стивенсона «Вересковый мед».

Предлагается определение баллады в учебнике:

Баллада (от прованс. (фр.) ballar – плясать) – стихотворение, в основе которого лежит историческое событие, предание с острым, напряженным сюжетом.

Далее рекомендуется прочитать произведение и ответить на вопросы учебника:

1. Прав ли герой баллады, пожертвовавший сыном?

2. Что вызывает у вас в душе поступок героя: возмущение или восхищение?

Учащиеся не знакомятся с особенностями данного жанра, его историей.

В шестом классе предлагается баллада Ф. Шиллера «Перчатка», вводится начальное представление о рыцарской балладе.

Во фронтальную беседу по выявлению восприятия следует включить вопросы и задания 1 и 2, предложенные в учебнике, а также следующие:

1. Как объяснить название баллады? Связано ли оно, по-вашему, с ритуалом вызова на дуэль — бросить перчатку?

2. Дайте характеристику рыцарю и его даме. Как бы вы объяснили мотивы их поступков?

3. На чьей стороне автор? Аргументируйте свою позицию.

4. Разделите балладу на значимые фрагменты. Озаглавьте каждый фрагмент. (Король со свитой. Выход льва. Выход тигра. Падение перчатки. Подвиг рыцаря.)

Рекомендуется план сопоставительного анализа фрагментов:

Кто действует в эпизоде?

— Какие изобразительно-выразительные средства использует каждый переводчик?

— Как проявляется в эпизоде позиция автора? В каких словах и выражениях она подчеркивается?

— В чем сходство и различие фрагментов в разных переводах?

— Прочитайте выразительно свои фрагменты. С какими интонациями, паузами, логическими ударениями их следует прочитать? Объясните свою позицию.

В финальной части урока может состояться разговор о жанре «Перчатки». Для этого школьники выполняют задание 3 учебника: ищут в литературоведческом словаре определения понятий «баллада», «повесть», «рассказ», выявляют их характерные признаки, находят признаки жанра в стихотворении «Перчатка».

Предлагаемый вариант анализа произведения выделяет в большей степени эпическую природу жанра, но оставляет без внимания лирическую сторону.

Дальнейшее развитие представление о жанре баллады происходит в девятом классе при изучении творчества В.А. Жуковского. Учащимся предлагается знакомство с балладой «Светлана». В статье учебника представлена статья «Жанр баллады у Жуковского», в которой рассказывается об истории зарождения жанра. Учащимся предлагается ответить на следующие вопросы:

Какое впечатление произвела баллада?

Можно ли считать, что Жуковский написал эту балладу в шутливом ключе?

Сравните сюжет баллады с другими известными вам балладами Жуковского.

Расскажите о жанре баллады в творчестве Жуковского и назовите основные признаки его баллад.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что жанр баллады в программе под редакцией В.Я. Коровиной представлен недостаточно. Первичные представления о жанре учащиеся получают в пятом и шестом классах, затем наблюдается достаточно большой перерыв до девятого класса. Жанр представлен несколькими авторами: В.А. Жуковским, Ф. Шиллером и Р. Стивенсоном. Рассматривается два вида баллад: рыцарская и русская, не представлена ни одна баллада с античным сюжетом. Учащиеся не в состоянии оценить жанр по достоинству, увидеть его разнообразие.

Вопросы, предлагаемые учащимся для обсуждения, направлены на работу с сюжетом произведений, позволяют вычленить его элементы, но не помогают раскрыть художественное своеобразие баллад. Опираясь при анализе на характеристику героев, авторы делают акцент на эпической составляющей произведений данного жанра, оставляя без должного внимания лиризм. Остаются незатронутыми чувства читателей.

Г.С. Меркин, С.А. Зинин, В.А. Чалмаев в своей программе предлагают познакомиться с произведениями жанра баллады в шестом классе на примере творчества В.А. Жуковского. Учащиеся знакомятся с балладой «Светлана», находят завязку, кульминацию и развязку, производят языковой анализ текста.

Методисты рекомендуют обратить внимание на сам термин «баллада», но не останавливаться на его истории. Особое внимание уделяется изображению главной героине, реальности и фантастике. Не рекомендуется углубляться в особенности жанра.

В учебнике предлагаются следующие вопросы:

Какое впечатление произвела баллада после прочтения?

Какой автор показал нам героиню? Какие положительные черты мы находим в характере героини?

С чего начинается баллада и чем заканчивается?

Что в балладе реальное, а что фантастическое?

Для домашнего чтения предлагается баллада В.А. Жуковкого «Кубок».

В седьмом классе учащиеся изучают балладу А.С. Пушкина «Песнь о вещем Олеге». Рекомендуется проследить за судьбой Олега в летописном тексте и балладе А.С.Пушкина. Как выглядят князь и кудесник в летописи и в пушкинском тексте, обратить внимание учащихся на мотив судьбы, звучащий в балладе, зловещее предзнаменование, предвидение. Составители программы рекомендуют подробно остановиться на анализе речи героев. В учебнике предложены следующие вопросы:

Что поведал кудесник о жизни князя?

Что предсказал кудесник князю?

Каковы отношения «могучего владыки» и мудрого старца?

Какой взгляд Пушкина на поэта и поэзию выразил кудесник в ответе князю?

Что чувствует князь, прощаясь с конем?

Какой эпизод «Песни…» изображен на рисунке в учебнике?

При изучении данного произведения авторы программы не делают акцента на жанровой отнесенности произведения, более вероятно его отнесение к лирическому жанру.

В 8 классе программа предлагает для изучения балладу И.-В. Гете

«Лесной царь» в переводе В. А. Жуковского. К этим урокам ученики подходят уже с определенным запасом знаний о жанровой природе баллады.

Школьники уже знакомы с первоначальным понятием о балладе, которая предстает для них на этом этапе литературного развития как небольшое сюжетное стихотворение, в основе которого чаще всего лежит какой-нибудь необычный случай, поступок, связанный с историческими событиями или преданиями.

Это понятие предстоит развить и обогатить новыми жанрообразующими признаками. В восьмом классе ученики узнают, что балладе, помимо исключительности ситуации, сюжетности и необычности героя, свойственны также и напряженный драматизм, таинственность и недосказанность. Знакомство восьмиклассников с каждым программным произведением предполагает повторение уже известных и усвоение новых теоретических понятий. Когда же речь идет о жанре, то это понятие каждый раз углубляется и развивается. Развитие и обогащение знаний о балладе поможет ученикам глубже понять произведения этого жанра и подготовит их к следующему этапу — изучению баллады как жанра романтизма.

Ученикам предлагаются вопросы, выявляющие остроту и точность эмоционального восприятия произведения:

Какое впечатление произвела на вас баллада?

Какое чувство вы чаще всего испытывали при ее чтении?

Какие ощущения возникали во время чтения баллады?

Какое настроение рождает у вас эта баллада?

Программа Меркина Г.С., Зинина С.А., Чалмаева В.А. представляет самые распространенные произведения жанра баллады, их немного и они не отражают все сюжетное и тематическое разнообразие данного жанра. Учащиеся не рассматривают историю жанра, довольно ограничен авторский состав. Вопросы, предлагаемые в учебниках, помогают проанализировать произведения более подробно, нежели в предыдущем учебно-методическом комплексе. Авторы постарались подчеркнуть при анализе особенность произведений жанра баллады: эпическое и лирическое начала. Поэтому уделяется внимание не только работе над сюжетом, характерами героев, но и не остается без внимания эмоциональная сторона. Вопросы, предлагаемые в учебниках, помогают учащимся разобраться в своих чувствах, но не раскрывают загадочный, мистический мир произведения, и школьники не получают полного представления о балладе.

Преподавание литературы по программе А.Г. Кутузова предполагает изучение жанровой специфики литературного произведения.

Знакомство с жанром баллады начинается в шестом классе, на изучение народной баллады отводится не менее восьми часов и литературной баллады не менее пятнадцати часов.



Вводится начальное понятие о жанре баллады, лирическое и эпическое начало в балладе, основные балладные сюжеты. Предлагаются следующие тексты для изучения:

«Ворон к ворону летит». В центре изучения диалог как основной композиционный приём организации сюжета, уделяется внимание одной из особенностей баллады — драматизму.

«Лорд Рэндэл» — образец древнейшей англо-шотландской баллады, прослеживается её связь с легендами и сказаниями. Раскрывается еще одна особенность — таинственное как основа сюжета баллады.

«Робин Гуд и золотая стрела». Представлен новый вид баллады — героическая баллада, её национально-патриотический пафос. В методических рекомендациях предлагаются следующие вопросы:

- Как вы думаете, какой сюжет у этой баллады?

- Кто главный герой баллады?

- Найдите строки, которые выражают идею (основную мысль) баллады?

- Кто является автором баллады? Найдите строки, в которых выражается отношение к главному герою?

- Какие средства художественной выразительности используются в балладе?

«Прекрасная Маргарет и милый Вильям». На примере данной баллады рассматривается такое качество, как верность, которая является основным мотивом народной баллады о любви. Учащиеся знакомятся с законами развития любовного сюжета.

В методических рекомендациях предлагается вспомнить теорию о жанре баллады:

- Что такое баллада?

- Что вы узнали об истории баллады из материала учебника?

- Что было источником балладных сюжетов?

- А что являлось основой сюжетов, их особенностью?

Необходимо сделать акцент на том, что сюжетность выделяет балладу из числа других лирических жанров и начинает ее сближать с эпосом. В связи с этим уместно выяснить:

- Какие черты эпоса у баллад? (Имеются сюжет, герои.)

- Какие черты лирики?

Как образец русской семейно-бытовой баллады предложена баллада «Василий и Софья». В данном случае автор программы рекомендует уделить внимание тематической близости баллад разных народов.

«Королева Элионор». При изучении произведения учитывается историческая основа баллады, рассматриваются языковые особенности баллады. Учащиеся выясняют нравственные проблемы баллады.

«Мальчик и мантия». Баллада – притча. В центре внимания волшебные мотивы — мантия, обладающая чудодейственным свойством обнаруживать неверность женщины; голова вепря, о которую ломается нож хвастуна; волшебный рог, выплескивающий вино на платье труса, — все это использовано безымянным автором баллады для более яркой и убедительной нравственной оценки реальных человеческих пороков.

После знакомства с народными балладами рекомендуется перейти к изучению литературных баллад, учащиеся должны рассмотреть следующие вопросы:

- Литературная баллада как лиро-эпический жанр.

- Возникновение литературных баллад, их отличие от баллад народных.

Национально-тематическое многообразие баллад. Автор баллады.

Нравственное воздействие баллады на читателя.

В список для изучения включены следующие произведения:

Р. Бёрнс «Джон Ячменное зерно». Во главе угла становится фольклорная основа баллады и авторская позиция.

Р.Л. Стивенсон «Вересковый мёд» как историческая баллада. Рассматриваются традиции народной баллады и их разработка в балладе литературной.

В методических рекомендациях предлагаются следующие вопросы:

• Ожидали ли вы такой развязки сюжета?

• Символом чего является «вересковый мед»?

• Почему вересковый мед «святая тайна»? Как вы относитесь к поступку отца? Какие поступки и качества пиктов прославляются в балладе?

• Во имя чего совершает старик подвиг?

М.Ю. Лермонтов «Бородино» как национально-патриотическая баллада.

Уместно разобрать следующие вопросы:

Какие строки произвели особое впечатление?

Как построено произведение?

Что собой представляет первая строфа? Из каких предложений по цели высказывания она состоит?

Что собой представляет остальная часть стихотворения?

А.К. Толстой «Курган» как историческая баллада. Историческое прошлое в балладе. Авторская позиция.

Работа над особенностями баллады:

в тексте баллады выделяются три смысловые части, далее дается характеристика каждой из них. Первая часть – эпоха Древней Руси. Изображается гармоничное общество, идеальные взаимоотношения между людьми. Этой идее соответствует и отбор языковых средств.

Вторая часть баллады — изображение эпохи Ивана Грозного. Необходимо проследить, как меняется лексический состав текста, как показан всеобщий страх и преклонение перед царем.

Третья часть баллады — картины современной для писателя России середины Х1Х века. Здесь необходимо проследить, что меняется в повествовании баллады.

И.В. Гёте «Лесной царь». Особое место при анализе произведения отводится средствам создания эмоционального напряжения: фрагментарность композиции, авторская интонация, драматизм, таинственность.

Автор программы советует уделить внимание тому, что в балладе встретились известные три начала литературы: эпическое (повествование о событиях), лирическое (стихотворная форма, выражение чувств) и драматическое

(диалогическая речь). Повествовательный элемент заключается в сюжете. Сюжет легко пересказать. В балладе есть диалог, который, как и в драматическом произведении, является основным средством создания художественного мира. Диалог в балладе принимает вид спора, тем самым способствует раскрытию конфликта между персонажами, отчетливо проявляя их характеры, цели взгляды и убеждения. Кроме того, именно диалог помогает определить тему и идею произведения.

Р. Саути «Суд Божий над епископом». На первый план при анализе произведения рекомендуется выдвинуть нравственную и этическую проблематику. Вводится первоначальное понятие о художественном переводе. Здесь необходимо отметить:

Баллады Жуковского всегда мягче, спокойнее по интонации, «сказочнее», чем баллады европейские.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Вперед → | Последняя | Весь текст