ЭССЕ Моя педагогическая философия Для конкурса Профессионал-2013

Моя педагогическая философия

«Тот учитель хорош, чьи слова не расходятся с делом».

Марк Порций Катон Цензор

В целом мире нельзя отыскать двух совершенно одинаковых учителей. Кажется, и цель у нас одна: воспитать достойного человека, и вопросы, которые мы ставим перед собой изо дня в день, одни и те же: «Что я несу детям?» «Чему хочу их научить?» Но каждый педагог имеет свой неповторимый профессиональный почерк. Описать этот почерк, объяснить, почему он таков, нелегко. Ведь учитель – не просто человек, владеющий методикой обучения и воспитания детей, это целый мир, включающий в себя как сильные, так и слабые стороны человеческого характера. То, какой ты учитель, напрямую зависит от того, какой ты человек.

Рассказывать о своем педагогическом мировоззрении, о том, какой я человек и учитель, приходится нечасто. И главное здесь — не позволить себе слукавить.

Во главу пустого еще листа я без всяких колебаний ставлю слова древнеримского политика и писателя Марка Порция Катона Цензора. Невозможно выразить точнее моё понимание деятельности и жизни учителя.

Деятельности и жизни. Я написала так, потому что два этих понятия в педагогике не разделимы. Беседуем ли мы с учениками о творчестве Ломоносова, инсценируем ли басни Крылова, анализируем ли произведения Пушкина, Лермонтова, Толстого, Чехова – перед моими детьми в этот момент находится не только их учитель, но и человек, с которым в данный момент они взаимодействуют. Любая минута этого урока, даже самая незначительная, может врезаться в память кого-то из моих учеников на долгие годы. А вдруг в этот момент я разгневалась? Вдруг резко отреагировала на детскую шалость? Вдруг задела, обидела словом? Конечно, это когда-нибудь невольно случится. Так происходит с каждым учителем. Но чем больше во мне будет хорошего, доброго, тем выше мои шансы воспитать хороших людей. Поэтому, на мой взгляд, первостепенная обязанность учителя – непрерывное профессиональное и личностное саморазвитие.

Работая третий год в школе, где сама училась, часто прошу совета и помощи у коллег – своих учителей. И всегда в такие моменты чувствую себя ученицей. Часто спрашиваю себя, почему уроки некоторых из них я помню до сих пор? И понимаю, что дело не только в том, как они преподавали свой предмет, а в том, какие они сами.

У меня были разные учителя: пылкие и созерцательные, строгие и добродушные. Но не было среди них лжецов – все они верили в то, что говорили, сами жили так, как учили жить нас. Потому я все еще храню школьные тетради по литературе и истории, потому помню и сейчас, как дружно и старательно мы оформляли классный уголок, как в октябре убирали опавшую листву в школьном саду, как впервые увидели фонтаны Петергофа и шедевры Эрмитажа.

Говорят, что учитель, не помнящий своего детства, – плохой учитель. Пожалуй, близость к детскому возрасту, острая, не запыленная еще память о нем – единственное мое преимущество, единственное мое оружие в борьбе за сердце ребенка. Ибо методическая копилка еще не богата – ее только предстоит наполнить.

Два года назад я впервые увидела детей, с которыми работаю сегодня. Тогда они были четвероклассниками. Признаться, не знала, за что браться и с чего начинать. А осознания того, что я могу дать этим детям, и вовсе не было. Но приходя в класс во второй и в третий раз, день за днем в течение года, я все больше начинала понимать, что есть целый ряд проблем, которые мне предстоит решать. Я удивлялась тому, что жестокость детских слов по отношению друг к другу порой не уступает взрослой жестокости. Мне было страшно оттого, что, «навесив ярлык» на одного из товарищей, дети не дают ему шанса на реабилитацию. Мне казалась странной узость их кругозора, ограниченная известными рамками: уроки – улица — компьютер. Я не понимала, как можно не стремиться к творческому созиданию и культурному обогащению. И главное – я не знала, как можно это изменить. В поисках ответов на эти вопросы начала складываться моя педагогическая философия, начали вырисовываться задачи моей работы, а потом появилась и твердая вера в то, что я могу добиться положительного результата.

Теперь предстояло определиться с главной целью. Тогда я позаимствовала ее у В.А. Сухомлинского. «Чтобы ребенок чувствовал сердцем другого человека – так можно сформулировать важную воспитательную задачу, которую я поставил перед собой. Я стремился так отточить у своих воспитанников чуткость сердца, чтобы они видели чувства, переживания, радости и горести в глазах людей, с которыми соприкасаются…»,так писал он. Учитель – уникальная профессия, в которой человек имеет дело с сердцем ребенка. Как скульптор, каждый день он работает над Человеческой фигурой. Глупо было бы думать, что ты всемогущ. Но верить в положительный исход мероприятия необходимо. Мое дело – изо дня в день старательно вылепливать благообразные черты этой фигуры, стремиться сделать ее совершенной. И как Творец создавал человека по Своему подобию, так и учитель творит подобное себе. Потому не может, не имеет права быть недостойным человеком.

Прошло два года, мои ученики уже в шестом классе, и можно увидеть самые первые результаты каждодневной работы с детьми и работы над собой. Раньше не знавшая границ детская жестокость сегодня уже не так остра. Дети не оскорбляют друг друга, а если такое случается, тут же стараются извиниться. Даже если это происходит только в моем присутствии, пусть. Мы обязательно придем к ежеминутному соблюдению культуры общения. Если раньше мои ученики читали очень мало, и иногда это происходило только на уроках литературы, то сегодня они стремятся поговорить со мной о книгах, которые прочитали дома самостоятельно. У нас уже много маленьких достижений. Мы учимся дружить по-настоящему. А это отражается на результатах тех дел, которые поручены всему классу. Мы учимся высказывать свою точку зрения и уважать мнение других людей. И наши классные часы стали больше походить на откровенные разговоры, которые, мне кажется, очень важны для детей, достигших раннего подросткового возраста.

Понимаю, что это только начало пути. Но глина теперь стала мягкой, подготовленной к лепке. То хорошее, что есть во мне, найдет отражение в этих детях. И то плохое, что во мне есть, оставит свою печать. Нужно только стремиться к тому, чтобы хорошего было несоизмеримо больше. Иначе нет права на учительство.